Аненербе. Часть третья

Мне кажется, что наибольший интерес для нас будут представлять не оккультные направления и теоретические изыскания, а проекты, связанные с изобретением и созданием оружия.

Дисколеты

Работы по созданию дисколета RFZ-1 начались после того, как общество Вриль приобрело в собственность несколько участков земли, прилегающих к самолетостроительному заводу Arado Brandenburg, чтобы развернуть на них испытательный полигон. Первый и единственный полет RFZ-1 состоялся в 1937 году и окончился неудачей.

После запуска RFZ-1 поднялся на высоту около шестидесяти метров, а затем завис и потерял контроль управления, несмотря на все попытки аса пилотажа Лотара Вайца стабилизировать ситуацию. Оборудование, перенесенное на дисколет с самолета типа Ar-196, оказалось абсолютно бесполезным в летательном аппарате дисковой формы. Поняв безвыходность ситуации, пилот дождался максимального снижения дисколета и спрыгнул с аварийным парашютом, тогда как бешено вращающийся диск накренился, врезался в землю и развалился на куски.

Первая неудача не обескуражила Вриль, и дисколеты RFZ-2 и RFZ-3 были построены в том же 1937-м году. Новый левитатор Шумана был дополнен генератором импульса магнитного поля для управления дисколетом RFZ-2, который имел весьма скромные размеры – всего пять метров в диаметре. Миниатюрный летательный аппарат был оснащен бронированной башней и двумя легкими автоматами MG-34 калибра 7.92 мм для самообороны в воздухе. На случай аварийного приземления в грубую почву к днищу тарелки приделали три длинные посадочные стойки с раздвоенными наконечниками. Впервые дисколет принял участие в военных действиях в 1940-41 годах в боях против английской армии, продемонстрировав преимущество перед Мессершмитами Bf109 в тактических маневрах. Благодаря малому размеру и экспериментальной системе управления RFZ-2 разворачивался под 90, 45 и 22.5 градуса и становился практически недостижимым для атаки противника.

В 1941 году миссия RFZ-2 претерпела существенные изменения: его установили на борт ледокола Atlantis, перевозившего горнодобывающее оборудование к базе Нойе Швабенланд в Антарктиде. RFZ-2 использовался как длинноволновой корректировщик и затонул вместе с кораблем в декабре 41-го года. И последнее, что можно сказать об этом летательном аппарате, это то, что кабина дисколета очень сильно нагревалась изнутри, поэтому RFZ-2 прозвали «Летающей грелкой».

Дисколет RFZ-3 также был сконструирован в 1937-м году, а годом позже его габаритные размеры увеличили и создали RFZ-4. Оба аппарата были предназначены для экспериментального улучшения тактико-технических характеристик и дальнейшего тестирования левитатора Шумана и генераторов магнитного поля.

В 1939-м Туле и Четвертый технический отдел СС завершили работу над двигателем Triebwerk, предназначенным для разработанного еще в 1935-м году дисколета Haunebu I (H-Gerät). Двигатель тут же был встроен в конструкцию RFZ как временный образец RFZ-5. RFZ-6 был построен в 1940-м и тестировался вплоть до 1942-го года. По сути, это был последний RFZ в оригинальном исполнении. RFZ-7, созданный в 1941-м, представлял собой переработанную конструкцию аппарата Вриль Vril 1 Jäger («Охотник») с улучшенным SM-левитатором.
На этом разработки серии RFZ прекратились. Причиной стал «официальный» переход обществ Туле и Вриль под контроль Четвертого конструкторского отдела СС в результате запрета Гитлером всех секретных обществ в стане. Таким образом, дисколеты RFZ стали рабочими прототипами для развития серии Haunebu, которая была собственным проектом Четвертого отдела СС.E- IV (Entwicklungsstelle 4) — конструкторский отдел оккультного «Ордена черного солнца» СС, занимавшийся исследованиями альтернативных источников энергии для снижения зависимости военного производства Третьего Рейха от поставок нефти. Сотрудники E-IV работали над газификацией угля, спиртовым и кислородно-водородным топливом для транспортных средств и генераторов, реактивными турбинами и даже над электромагнитно-гравитационными двигателями.
Электромагнитно-гравитационный двигатель был разработан в 1939 году. В основе революционного изобретения лежал усовершенствованный конвертор Ганса Колера, работающий совместно с электростатическим генератором Ван-де-Граафа и вихревой динамо-машиной Маркони (сферический контейнер со ртутью). Устройство, названное двигателем Туле (он же двигатель Тахионатор-7), устанавливалось на дисколёт «Туле» (Туле и Врил — нацистские оккультные общества, предшественники Аненербе) и было способно снижать массу конструкции и преодолевать гравитацию.
С 1935 года Туле подыскивало малонаселённое укромное место для обустройства испытательного полигона новых летательных аппаратов. Такое место нашлось на северо-западе Германии в городке Hauneburg. При проведении испытаний диск Туле называли «H-Gerät» (аппарат Hauneburg).

С началом войны, в 1939 году, из соображений секретности название дисколёта сократили до Haunebu, а в документации он именовался RFZ-5. Позже полигон Hauneburg был оставлен, и испытания летательных аппаратов проводились неподалеку от Бранденбурга на ВПП общества Врил. Хотя официально диск Haunebu относился к серии RFZ, он представлял собой независимую разработку отдела E-IV, курировавшегося Туле. А аппараты с RFZ-1 до RFZ-4 изначально конструировались на бранденбургском заводе Arado под патронатом общества Врил.

Было изготовлено два опытных образца диска Haunebu-1 диаметром 25 метров. Рассчитанные на экипаж из восьми человек, эти летательные аппараты могли достигать невероятной скорости 4800 км/ч, правда, только на малых высотах. Дальнейшие усовершенствования конструкции позволили довести скорость до 17000 км/ч! Продолжительность полёта составляла до 18 часов. Выдерживать неизбежно возникающие на таких запредельных скоростях температурные нагрузки дисколётам серий Vril и Haunebu помогало дополнительное двухслойное бронирование. Броня, названная Victalen, была создана металлургами СС специально для этих летательных аппаратов. Первые опытные образцы дисков вооружались двумя лучевыми пушками KraftStrahlKanone (KSK) калибром 60 мм. Орудия предполагалось использовать в качестве боевого лазера.
Когда в 1945 году русскими был сбит Vril-7, среди обломков дисколёта оказались металлические шары и вольфрамовые спирали неизвестного назначения. Это были остатки уничтоженных орудий KSK, так и не идентифицированные Советами. Лишь совсем недавно появилось предположение, что шары и спирали были частью излучателей, способных направленным энергетическим потоком разрушать броню толщиной до четырех дюймов (10,16 см).
Из-за ухудшения полётных характеристик дисколётов вследствие громоздкости KSK, другие модели Haunebu вооружались более лёгкими авиационными автоматическими пушками MG и MK. Так, шесть орудий MK-108s, неразличимые на сохранившихся фото-документах, устанавливались внутри корпуса по три ствола на верхнюю и нижнюю полусферы диска. Первый полет Haunebu I состоялся в 1939 году, а всего двумя прототипами этого дисколёта было совершено 52 испытательных полета.
В 1942 году к испытаниям был готов Haunebu II с увеличенным до 26 метров диаметром, управляемый экипажем из девяти человек. Скорость летательного аппарата достигала 6000-21000 км/ч, а продолжительность полёта была увеличена до 55 часов. Термальную защиту Haunebu II и Do-Stra (модернизированная модель Haunebu II диаметром 32 метра) обеспечивала двухслойная броня Victalen. Семь дисколётов второго поколения были сконструированы и испытаны в 1943-44 гг. Всего эти аппараты совершили 106 экспериментальных полетов. Усовершенствованный Haunebu II Do-Stra (Dornier STRAtosphären Flugzeug) испытывался в 1944 году. Было изготовлено два прототипа. Управление массивными многоярусными машинами осуществлялось командой в 20 человек. Максимальная скорость Do-Stra также составляла 21000 км/ч.
Эта часть статьи взята из источника https://vk.com/anenerbeiii

Мегалит «Чертов камень» близ Бад-Дюркгейма

 

В «Аненербе» было несколько отделов, которые занимались изучением мегалитов. Особый интерес ученые в черной форме проявляли к камням, на которых имелись высеченные изображения – петроглифы. В них они разглядели указатели на священные места, где в древности проходили обряды инициации. В качестве примера такого неожиданного толкования можно привести теорию Рихарда Андерса, одного из руководителей Ордена новых тамплиеров, который позже стал консультантом Генриха Гиммлера по эзотерическим вопросам. Например, он утверждал, что название мегалита «Чертов камень» (Taeufelstein), который находился близ Бад-Дюркгейма, на самом деле означало «Камень освящения» (Taufestein). Свой вывод палеофантаст основывал на личных наблюдениях. На вершине камня имелось углубление, к которому ведут вырезы, похожие на ступени – получается, оно использовалось в качестве ритуальной купели, а «ступени» были «лестницей посвящения», по которой поднимался юноша, проходящий инициацию. Так, буквально в одночасье, «Чертов камень» превратился в эсэсовскую святыню, которая служила неотъемлемой частью «солнечных ритуалов благородных предков».

В 1938 году Гиммлер распорядился, что все раскопки в Третьем рейхе должны осуществляться только под контролем «Аненербе». В мае Рольф Хене, обвиненный в авантюризме, оставил свой пост, а его преемником стал профессор Ганс Шляйф. Благодаря стараниям последнего, Отдел раскопок «Аненербе» превратился в мощную структуру. Шляйф задумал грандиозный археологический проект – раскопки «трона Кримхильды». Под таким названием фигурировал древнеримский каменный карьер, находящийся неподалеку от города Майнца. Там в период с 190 по 240 годы располагался 22-й римский легион. Историков «трон» привлекал тем, что на его стены нанесено 37 изображений символов и 14 надписей.

 

Нужно заметить, что изображения были выполнены на низком художественном уровне, а надписи содержали орфографические ошибки: очевидно, их оставили малограмотные солдаты. Особый интерес «Аненербе» карьер вызывал по одной-единственной причине – на его стенах, кроме прочего, были изображены две свастики. Гиммлер потребовал от подчиненных ему ученых доказать, что «трон» был культовым объектом германцев. Изучив свастики и другие солярные символы на стенах карьера, специалисты «Аненербе» сделали вывод: «трон Кримхильды» действительно был центром поклонения Солнцу. Не посмев оспаривать очевидный факт, что карьер все-таки создан римлянами, приняли гипотезу, что центр существовал здесь задолго до прихода Рима, а легионеры наблюдали во время оккупации за обрядами германцев и под впечатлением от них нанесли изображения на скалы. Выглядит курьезной и интерпретация, которую археологи «Аненербе» дали обнаруженным на стенах карьера изображениям мужских и женских половых органов, – они заявили, что эти символы имеют непосредственное отношение к «культу плодородия».

 

Кадровая политика Генриха Гиммлера, для которого не имело значения, сколь сведущ человек в том или ином вопросе, лишь бы он разделял представления рейхсфюрера о древнем мире арио-германцев, привела к тому, что чем дальше, тем больше на смену ученым в «Аненербе» приходили откровенные шарлатаны, занимавшиеся созданием умозрительных псевдонаучных теорий и подгонкой имеющихся данных под готовую концепцию.

 

Наиболее широкое хождение псевдонаучные исследования получили в Отделе метеорологии. Его сотрудники искали подтверждение фантасмагорической теории «Мирового Льда», которую сочинил австрийский инженер Ганс Гербигер (Hans Hoerbiger).

Гербигер пришел к выводу, что возникновение мира произошло из столкновения двух стихий, которое вызвало космический взрыв небывалых размеров. Из расплавленных частичек льда складывались облака и спирали, которые после охлаждения превращались в звезды, планеты и их спутники. Сам человек произошел отнюдь не от обезьяны – его первоосновой стала жизнеспособная протоплазма, которую принесли на Землю частицы льда. Разумеется, первым возник человек европейского типа, который являлся началом и одновременно венцом творения.

 

В развитие своей теории Ганс Гербигер писал о доисторических цивилизациях, которые были уничтожены глобальными катаклизмами. Многочисленные мифологические сюжеты, связанные с «огненным дождем» (Библия), «зимой великанов» («Эдда»), были отголоском древних природных катаклизмов. Те же самые катаклизмы уничтожили Атлантиду, упоминаемую Платоном. Впрочем, от них остались некие следы – Гербигер упоминал ряд регионов, которые могли бы послужить ключом к постижению доисторических тайн. В частности, он указывал на плоскогорья боливийских Анд, которые якобы хранят останки мировой империи атлантов. Особое внимание австриец уделял руинам древних городов, где задолго до расцвета Древнего Египта существовала развитая солнечная религия.

Идеи Ганса Гербигера оказались востребованы нацистами. В 1937 году вышел специальный выпуск «Вестника высшего руководства СА», который был полностью посвящен вопросам «учения о Мировом Льде». В этом номере Гербигер характеризовался как крупнейший ученый XX века. Там же можно найти статью знакомого нам фантаста Эдмунда Кисса, посвященную Тиахунако, древнейшему городу в Южной Америке. Кисс в тот период входил в состав личного штаба рейхсфюрера СС, где занимался поиском доказательств существования «Мирового Льда» и высокоразвитой империи атлантов. В своих изысканиях он и набрел на Тиахунако. Кисс датировал возраст этого города в 16 тысячами лет. Описывая живописные руины, он указывал, что сам стиль монументальных построек свидетельствует о северном происхождении их архитекторов. Кроме того, Кисс подчеркивал, что архитектура индейцев очень напоминала ему древнегреческие здания. Наличие следов культа солнца, по мнению немецкого фантаста, еще раз подтверждает гипотезу арийского присутствия.

 

В 1940 году археологи «Аненербе» запланировали осуществить крупную экспедицию в Тиахунако. Инициативу внезапно поддержал Герман Геринг, который предложил финансировать ее по линии люфтваффе. Возглавить предприятие должен был сам Эдмунд Кисс. Состав экспедиции был очень пестрым: археологи, ботаники, геологи, астрономы, кинооператор. Кроме посещения Тиахунако, планировалось также изучить руины, находившиеся на дне озера Титикака – были даже спроектированы специальные глубоководные фотоаппараты. Подготовка шла полным ходом, когда началась Вторая мировая война. Экспедицию было решено отложить до победы рейха. В итоге она так никогда и не состоялась.

В конце 1937 года Гиммлер определил цель «Аненербе» следующим образом: «Изыскания в области древней истории, путем изучения фактов с научной и идеологической точки зрения, в объективном ключе и без фальсификаций»453. Подобная постановка вопроса способствовала активному притоку в «Наследие предков» многих ученых с мировым именем, таких как этнограф Генрих Гарамянц и физик Вернер Гейзенберг.

Помимо традиционных для «Аненербе» изысканий в области древней истории, в годы войны общество плотно занималось медицинскими исследованиями, а также техническими дисциплинами, имевшими военно-прикладное значение. Кроме этого, перед «Наследием предков» была поставлена задача мировоззренческого контроля над научными и интеллектуальными кругами оккупированной Европы.

 

С медицинским аспектом деятельности «Аненербе» связано подавляющее число преступлений, которые были предъявлены обществу после войны. Весной 1942 года под руководством Эдварда Мая был создан Институт энтомологии (ставший составной частью Научного института целевых военных исследований), с целью выработки эффективных средств борьбы с эпидемиями.

 

С октября 1939 года к СС был прикомандирован врач Люфтваффе Зигмунд Рашер. Он проводил свои бесчеловечные опыты по переохлаждению и эксперименты в барокамере над узниками концлагерей.

 

Профессор Страсбургского университета штурмбаннфюрер СС Август Хирт формировал коллекцию черепов «еврейско-большевистских комиссаров», а гауптштурмфюрер СС Йозеф Менгеле в Аушвице проводил эксперименты по «выведению» расы чистых нордических немцев. Все эти злодеяния были неоднократно описаны в литературе.

 

В годы войны «Аненербе» также курировало такой сектор научных изысканий, как разработка «чудо-оружия», а конкретно — баллистических ракет. Любительское ракетостроение расцвело еще в Веймарской республике, скорее, как хобби, чем как серьезное занятие. Вскоре после прихода нацистов к власти контроль над ракетными исследованиями захватила армия.

 

В первые годы войны руководители проекта Вальтер Дорнбергер и Вернер фон Браун воздвигли в Пенемюнде военно-индустриальный комплекс и крупное секретное производство, заключили важные контракты и принялись реализовывать свою программу. Зимой 1941/42 года, когда положение на фронте стало неблагоприятным для Германии, министр вооружения и боеприпасов Альберт Шпеер, а затем и сам Гитлер стали горячими сторонниками ракетного оружия. Успех Дорнбергера и Брауна привлек пристальное внимание Гиммлера, который убедил фюрера в том, что проект по созданию ракет Фау-1 и Фау-2 должно контролировать именно его ведомство.

 

В итоге Вернер фон Браун продолжил свои изыскания уже в чине штурмбаннфюрера СС. После покушения на фюрера 20 июля 1944 года Гиммлер назначил общим руководителем проекта группенфюрера СС Ганса Каммлера. В самый активный период своей деятельности группа в Пенемюнде насчитывала примерно 6000 сотрудников, в том числе около 100 инженеров и 6000 рабочих и разнорабочих, включая узников концентрационных лагерей.

 

По мнению американского исследователя Марка Уолкера, немецкий ракетный проект «ускорил окончание войны, но в пользу союзников». Сама идея создания «чудо-оружия» была стратегической и даже психологической ошибкой, поскольку это оттянуло огромные ресурсы из других секторов военной экономики. Ракетный проект обошелся примерно в четвертую часть средств, потраченных в США на атомную бомбу, «бремя ракетного проекта, которое армия взвалила на Третий рейх, было равноценно бремени Манхэттенского проекта для Соединенных Штатов».

Я намеренно не пишу о поисках Шамбалы. Это очень объемная тема. Совсем не моя.

Если у вас есть желание дополнить сей труд, то велкам

 

 

Источники все те же. Смотрим первую часть

 

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

  Subscribe  
вверху новые вверху старые
Оповестить
Henren
Henren

Вот же журнашлюхи, слышали звон, но не знают, где он. А пишут с таким апломбом, будто изрекают непреложную истину.
Итак. Дискообразные аппараты строились и испытывались. Разумеется, с приведенными скоростями они не летали. В архивах сказано, что «теоретически, дисколет с системой отталкивания от магнитного поля Земли может достичь скорости в 6000 км/ч в верхних слоях атмосферы и 21000 км/ч на низких орбитах», а не бред, написанный неграмотным автором. Систему пехотного дисколета на этом принципе пытались построить и в СССР в 70-х, однако в СССР тоже не удалось получить однонаправленные равномерно распределенные по диску мелкие 10 в минус 6 частицы магнита, (удалось только 10 в минус пятой), и подъемная сила раскручивающегося турбиной диска оказалась недостаточной. Проект был закрыт до лучших времен. Охлаждение аппарата да, планировалась как позже было сделано, на основе немецкой идеи, в американской Черной Птице — топливо между двумя слоями спецстали.

Теперь касательно самих «неправильных» разработок. Германские инженеры идиотами не были. И фюрер — тоже им не был. Однако он не учел коварство англичан, и оказался втянут в войну на два фронта. Ракетная техника вкупе с атомной бомбой позволяла Германии закончить войну вничью — после пары «малышей», упавших на Нью-Йорк, желающих и дальше воевать с Германией в США бы резко поубавилось. Немцы просто не успели — уже к осени немецкие ядерные ракеты упали бы на Британию и США. Тому шо «Малыш» — он немецкий. В США не было и нет по сей день системы получения оружейного урана. А вот в СССР — есть, и построена она — немцами. Упс…
В Германии понимали, что до США их корабли никогда не доплывут, и бомбардировщики никогда не долетят. Поэтому, как впоследствии Хрущев, фюрер германской нации принял единственно правильное решение — создание ракетно-ядерного щита для Германии. Он почти успел, но почти не считается.
Еврей Марк Уолкер представляет немцев идиотами — но скромно умалчивает о русских, которым удалось предотвратить нападение англосаксов на СССР, ПРОДОЛЖИВ антианглийскую внешнюю и военную политику фюрера, с теми же самыми немецкими кадрами, на немецком оборудовании, и на немецком принципе создания ДЕШЕВОГО ракетно-ядерного щита, а не строительства бессмысленных РАЗОРИТЕЛЬНЫХ полчищ бомбардировщиков и кораблей.

Henren
Henren

Можно добавить еще, что об испытаниях бомбы в Тюрингии говорили давно. Однако от разговоров отмахивались — ну, убили нацисты там каких-то военнопленных, так они их миллионами убивали, и всякое оружие на них испытывали. Фишка в том, что после вывода русских войск территория была выставлена на продажу. Инвестор пожелал провести, в соответствии с законом, экологическую экспертизу территории. Которая показала загрязнение территории долгоживущими изотопами продуктов ядерного распада. На прямой вопрос, могло ли это быть результатом чернобыльской катастрофы, профессор дал категорическое заключение — нет, не могло, это продукты ядерного взрыва. Взорванное тогда немцами устройство было маломощным, да и неправильно собранным, мощность составила менее 1 кТ. Получилась у них, как впоследствии и у Курчатова в СССР, т.н. «шипучка». Но сам принцип показал свою работоспособность. И бомбу Гитлер получил — но было уже поздно. Почему эта история не афишируется — а потому, что тогда в сионистской пропаганде теряется важная опора — о том, что Гитлер вот выгнал евреев, и не смог создать бомбу. Что без евреев ничего выдающегося создать нельзя. Это, конечно, хуцпа. Смог, и создал. И в СССР над вопросом получения оружейного урана работали те же немцы, а не евреи.