Антонио Гауди

25 июня 1852 года родился Антони Пласид Гильм Гауди-и-Курнет (встречается написание Корнет), более известный миру как Антонио Гауди – архитектор, в значительной степени создавший неповторимый облик Барселоны; опередивший своё время на десятилетия (лишь спустя век его метод безопорных перекрытий сможет повторить компьютерная программа НАСА); художник, не переносивший геометрически правильно оформленного пространства (возможно, это как-то связано с тем, что Гауди был близорук на один глаз – и дальнозорок на другой; коррекцией при этом пренебрегал, говоря: «Греки очков не носили»); создатель двадцати трёх безусловных архитектурных шедевров, семь из которых признаны ЮНЕСКО «Всемирным наследием» –  и прочая, и прочая…

На право считаться родиной Гауди претендуют два города – но это неважно; принципиально, что оба они находятся в Каталонии – и на побережье; потому существует мнение, что сооружённые в детстве песочные замки он впоследствии начнёт воплощать в камне. Другой исток – профессия отца-котельщика; именно в его мастерской, по словам самого  архитектора, он ребёнком впервые осознал пространство. Имелось и ещё одно немаловажное обстоятельство – Антонио с детства болел ревматизмом; потому шумным детским играм вынужденно предпочитал размеренные прогулки – и созерцание природы с её полным отсутствием прямых углов… (Надо сказать, слабым здоровьем отличались все члены семьи – ещё не достигнув тридцати, Гауди уже переживёт мать, сестру и трёх старших братьев (два из которых, впрочем, умерли ещё в младенчестве…) – а впоследствии и последних родственников – отца и племянницу).

Примерно в шестнадцать он едет обучаться архитектуре в Барселону – удивительный город, где за тысячелетие пересеклись пути самых разных народов: от античных греков, карфагенян, римлян и вандалов – до средневековых мавров и франков. (Заметим – именно тогда, в 70-е годы позапрошлого века Каталония впервые затеет, было, отделяться от Испании, собственно, и присоединена она была только в начале XVIII века – а до этого знала более семи столетий независимости!

Видимо, с помощью переехавшего в Барселону отца – попытки молодого человека заполучить какой-нибудь заказ пока что успеха не имели. Более того – молодого Гауди чуть не выгонят с выпускного экзамена, мало того, что он выберет темой кладбищенские ворота – так ещё и начнёт с изображения траурной процессии… (Потому что, не видя её, невозможно понять, какими, собственно, должны стать эти самые ворота!..) Преподаватели заключат: «Он или гений – или сумасшедший!» Да уж, в банальности Антонио нельзя было упрекнуть уже тогда.

На счастье, в его жизни явится Добрая Фея… точнее – Эусеби Гуэль, богатейший промышленник Каталонии и, по совместительству, – эстет и меценат. Не находившие отклика замыслы архитектора самым счастливым образом окажутся созвучны фантазиям бизнесмена. На ближайшие три с половиной десятилетия Гауди получит неограниченное финансирование, главбух олигарха с полным основанием сетовал: «…я-де, набиваю хозяйские карманы деньгами – а потом приходит Гауди и опустошает их!..» (В знаменитом Дворце Гуэля сооружено сто двадцать семь абсолютно разных колонн… экая дорогостоящая экстравагантность!) …Надо сказать, дружеская близость к столь видному человеку станет для Гауди лучшим пиаром – к нему косяком потянутся богатенькие заказчики…  всем  вдруг захотелось «чего-нибудь этакого!..»

Увы, после сорока архитектора постигает загадочный кризис. (Хронологически – как раз ко времени окончания Дворца) Неясно, какое значение имели два предшествующих события: во-первых, Гауди в первый (и последний) раз в жизни посватается – и получит отказ. (Он так и останется один, о женщинах в жизни мастера не известно практически ничего). Во-вторых – вернётся к церкви Саграда Фамилия, едва ли не первому своему заказу – правда в своё время заброшенному. Гауди будет работать над этим поражающим воображение сооружением до конца жизни – храм продолжают достраивать поныне, хотя в 2010 году его официально освятил Папа  Бенедикт XVI…

Антонио Гауди-и-Корнет (1852-1926) реализовал за свою жизнь 18 архитектурных проектов. Большинство выстроенных каталонским зодчим зданий находится в Барселоне. Столица родной провинции стала для него домом и лабораторией, где он ставил свои странные архитектурные опыты. Но Каталония вообще необычное место. И не только потому, что здесь соединяются готика и мавританский стиль.

На выпускном экзамене один из профессоров сказал: «Гауди либо сумасшедший, либо гений». С тех пор эти два слова чаще всего используют, описывая архитектора и его творения. Также, возможно, что однажды, самый необычный архитектор ХХ столетия станет святым. В 1998 году архиепископ Барселоны начал процедуру причисления Антонио Гауди к лику святых. Почему бы и нет? Ведь он видел свое предназначение в том, чтобы понять, как устроен мир, и трудиться над его постройкой вместе с Богом.

Тысячелетиями архитекторы украшали свои постройки статуями, лепниной, скрывая от посторонних взглядов конструкции, имевшие в своей основе простые геометрические объемы. Но, Гауди не стал их прятать. Он просто постарался не использовать их в своих постройках. Стены, крыши, окна, двери изгибаются и искривляются. Его здания похожи то на диковинных животных, то на растения или скалы. Чтобы не резать помещения, он придумал собственную безопорную систему перекрытий. Безудержная фантазия сочеталась с тонким математическим расчетом, умением и желанием экспериментировать с новейшими строительными материалами. Он начинал стройку, не имея готовых чертежей. Так, как каждый выстроенный дом Гауди считал живым существом, то верил, что каждому его созданию требуется свобода для роста. И порой целые помещения, не понравившиеся архитектору, могли пойти под снос. Оспаривать его решения пытались немногие. Вмешательства в творческий процесс он не терпел.

Как было написано выше, Антонио Гауди очень повезло. Он встретил человека, разделяющего его взгляды на архитектуру. Промышленник, эстет и меценат граф Эусебио Гуэль стал финансовым ангелом хранителем для Гауди. В 1883 году Гауди завершил дом (каса) Висенс, заставляющий вспомнить дворцы 1001 ночи. Эта постройка заинтересовала Гуэля, и, вскоре, он познакомился с ее автором.

Для своего друга и покровителя Эйсебио Гуэля Гауди создал: усадьбу или так называемые павильоны, (1885-1888) и городской особняк (1886-1888). Позднее возник проект парка Гуэль (1903-1910). Монте Пелада — лысая гора именно здесь вырос город-сад, задуманный как убежище от индустриальных ужасов ХХ столетия. Территорию парка предполагалось разделить на 60 частей для домов состоятельных горожан, но проданы были лишь 2 участка. Притом одним из покупателей был сам Гауди. Главная достопримечательность самого оптимистичного творения архитектора — скамья-змея — удивительный памятник бесконечности, чья поверхность пестрит странными, колдовскими знаками и символами. Развести Гуэля и Гауди не смогла даже эта неудача.

Квартал Эщампле — место сосредоточения построек Гауди. Дом Батло (1904-1906), одетый в мозаику-чешую, меняющий свой цвет в зависимости от освещения. Среди жителей Барселоны он известен под зловещим прозвищем — «Дом костей». Достаточно одного взгляда для того, чтобы понять причины возникновения этого имени. Решетки окон и балконов каса Батло кажутся составленными из фрагментов скелета неизвестного гигантского существа.

Следующая достопримечательность квартала дом Мила (1905-1910), более известный в Барселоне под именем «Ла Педрера» — «Каменоломня» — самый невероятный из жилых домов столицы Каталонии, а, возможно, и мира. Другой известный фантазер из Барселоны, художник Сальвадор Дали, сказал, однажды, что это здание похоже на смятые штормовые волны.

В том же квартале обрела каменную плоть главная и самая удивительная фантазия Гауди — собор Святого семейства, Саграда да Фамилиа — пересказанный в камне и бетоне Новый завет. Сюрреалистическая готика, на стенах которой обитают святые, черепахи, саламандры, улитки… Гауди отдал храму 43 года жизни, а с 1910 года и вовсе занимался лишь им. Однако строительство последнего великого собора Европы продолжается по сей день. Гауди знал, что ему не суждено увидеть храм завершенным. Некоторые, правда, и вовсе считают, что тайный замысел Гауди — вечное строительство собора. А единственной программой, которая смогла сделать расчеты необходимые для продолжения строительства Саграда да Фамилиа оказалась программа НАСА, рассчитывающая траекторию космических полетов.

«Это будет подобно лесу. Мягкий свет будет литься через оконные проемы, находящиеся на различной высоте, и вам покажется, что это светят звезды»… Таким Гауди видел величайшее из своих творений.

Последние годы своей жизни Гауди провел у стен строящегося собора. Он не брал денег за свой труд, напротив все средства вкладывал в постройку собора. Когда одетого в лохмотья старика сбил трамвай, никто из свидетелей трагического происшествия не узнал в нем знаменитого архитектора. Похоронили Гауди в его соборе, под сводами арок из переплетенных «ветвей» колонн. При жизни мало кто знал его в лицо – тем не менее, похоронная процессия растянется на километры. Признание за пределами Каталонии (Гауди практически не выезжал из Барселоны) придёт ещё через четверть века. В наши дни мэтра собираются причислить к лику святых – и сделать покровителем архитекторов.

 

Источники:

http://www.vse-strani-mira.ru/architecture/architecture-of-spain/502-antonio-gaudi.html

shatff.livejournal.ru

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Miriam
Miriam

Очень интересная история. Спасибо!

Dimokrat
Dimokrat

Гауди — безусловно гений.
Говорят, архитектура — это застывшая музыка.
Гауди вдохнул в неё жизнь. Он создавал как бы живые формы из камня.
Пигмалион нашего времени.