Белоруссия в ожидании реформ

Беларусь находится в ожидании политической реформы. Достаточно влиятельные круги внутри государственного истеблишмента активно продвигают идею преобразования РОО «Белая Русь» в «партию власти» с последующим проведением парламентских выборов по смешанной пропорционально-мажоритарной системе вместо нынешней модели избрания депутатов по одномандатным округам. Ко всему этому добавляются рассуждения о возможности проведения референдума о продлении полномочий действующего главы государства на два года либо досрочных президентских выборах, вероятно, чтобы синхронизировать период пребывания Лукашенко на посту президента Беларуси с аналогичным периодом Путина у руля соседней России.

«Партия должна формироваться снизу!»

И если идея досрочных выборов, референдума пока ещё лишь витает в воздухе и с высокой долей вероятности будет отклонена главой государства, то мысль о преобразовании РОО «Белая Русь» из общественного объединения в политическую партию уже, пожалуй, перешла из стадии давней дискуссии в область практической реализации. В депутатском корпусе, представляющем «Белую Русь» в парламенте, считают, что подобное решение «даст возможность расширить сферу влияния наших взглядов», «увеличить круг сторонников», а также заложит «правовую основу выдвижения кандидатов от политической партии для участия в избирательных кампаниях различного уровня». На настоящем этапе специальная рабочая группа внутри организации готовит новую редакцию устава и программы объединения, в связи с чем планируется создание «инициативной группы по переходу в партию». Ожидается, что данные изменения будут юридически оформлены на 3-м съезде организации, запланированном на 23 ноября 2017 года.

Здесь нужно отметить, что подобные идеи возникали и раньше, однако всегда сдерживались как председателем объединения Александром Радьковым, который часто повторял, что в этом вопросе «не надо спешить», так и самим Александром Лукашенко. Ведь ещё без малого десять лет назад президент Беларуси очень чётко определил перспективы партийной трансформации для «Белой Руси»: «Партия должна формироваться снизу. Если люди её на руках поднимут, то это будет жизненная партия. Посмотрим, сможет ли «Белая Русь» перерасти в партию».

При этом тогда же Лукашенко заявил, что «не имеет отношения к этому объединению и никогда не будет членом какой-либо партии или организации по принципиальным соображениям». «Я был в одной компартии, и я из неё не уходил, партийный билет не сжёг, он у меня хранится», — подчеркнул белорусский президент. Таким образом, белорусский лидер ясно дал понять, что не согласен на создание «партии власти» «сверху», равно как и не намерен отождествлять себя с какими-либо партийными структурами, что абсолютно логично для политика его типа, пришедшего во власть под лозунгом «не с правыми, не с левыми, а с народом».

Есть ли в обществе запрос на политическую дискуссию?

Что же изменилось с тех пор? Вряд ли поменялось отношение президента к перспективам лидерства в правящей партии, точно так же маловероятно, чтобы белорусский лидер поддался давлению Запада и его политической клиентуры, давно требующих неких «изменений» в Избирательный кодекс. Соответственно, определённые внутренние силы пытаются сформировать мнение главы государства о том, что на партийное строительство и конкретно на партию власти есть некий «социальный запрос».

Действительно, ухудшение социально-экономической обстановки в стране, связанное с затяжным кризисом экономики и реализацией программы весьма болезненных либерально-рыночных преобразований, вызывает рост недовольства населения, который фиксируется исследованиями различных уполномоченных центров. Однако связан ли этот «рост недовольства» с общественным запросом на политическую дискуссию? Очень маловероятно, так как численность политических партий и политизированных общественных организаций не возрастает, их рейтинги по-прежнему в пределах статистической погрешности, а массовые мероприятия оппозиции, которым давно никто не препятствует, уже многие годы не в состоянии собрать более нескольких сотен участников.

Некоторым исключением на этом фоне были протесты зимой — весной 2017 года, связанные с реализацией положений т. н. «Декрета о тунеядцах», однако эти действия населения имели под собой исключительно социальную основу, в связи с чем мигом свернулись, как шагреневая кожа, после приостановки Декрета и активного вмешательства в ход протеста оппозиционного актива, который своими «мовай», «сцягам» и пр. напугал политически инертные массы.

Сложности «Белой Руси»

Одновременно в тот проблемный период актив и руководство «одной из самых массовых организаций страны» вели себя достаточно пассивно, а это с большой долей вероятности свидетельствует о том, что до «партии, которую люди на руках поднимут», «Белой Руси» ещё очень далеко. РОО «Белая Русь» как и любая организация такого рода (например, «Единая Россия» в РФ), испытывает сложности по причине отсутствия внятной идеологии и связанной с этим мотивации кадров «с горящими глазами».

Необходимость постоянно «оглядываться» на исполнительную власть, одной из ответвлений которой является любая «партия власти» на постсоветском пространстве, заставляет «глаза кадров» тускнеть, сдерживает возможности для политического роста и коммуникации с народом.

Такого рода структуры в наших широтах выживают за счёт своей увязки в сознании электората с личностью государственного лидера (Лукашенко, Путина, Назарбаева), а также за счёт мощного административного ресурса, в белорусском случае — «вертикали», опять-таки выстроенной под президента. Таким образом, без Лукашенко жизнеспособность и реальный мобилизационный потенциал «Белой Руси» вызывают серьёзные вопросы. Соответственно, всерьёз рассчитывать на «партию власти» как устойчивую опору для Беларуси через 5–10 лет, то есть в период после Лукашенко, с учётом реалий настоящего момента представляется вряд ли возможным.

Кто готов к политической борьбе?

Так для чего же в этом случае затевать преобразования и раскрывать перед достаточно инфантильным, в целом аполитичным населением ящик Пандоры в виде бог весть откуда свалившихся «партийных списков», крикливой политической конкуренции? Нет ли здесь риска повторить печально известный опыт «гласности» времён перестройки? Представляется, что есть. На настоящем этапе к реальной политической борьбе в Беларуси готовы лишь конструктивная Либерально-демократическая партия и, как не странно, радикальные политические группирования (РПГ), центр активности которых давно сместился от традиционных форм политической борьбы в виде партий и движений в т. н. «третий сектор» и СМИ.

Например, потенциальную аудиторию тех же «независимых СМИ», выступающих в роли «коллективного агитатора и организатора», бывший руководитель «Белтелерадиокомпании» Александр Зимовский оценивает в 200 тысяч человек. И в отличие от политически пассивной основной массы белорусского населения, это идейно-мотивированная группа, имеющая собственные ценности, взгляды, символический ряд и готовая их отстаивать, вплоть до уличной борьбы. Именно из СМИ и «третьего сектора» в перспективе западными фондами будут выдвинуты новые лидеры оппозиции на замену всем опостылевшим политикам нынешнего призыва.

И эта «перспектива» появится именно тогда, когда в стране запахнет реальной политической конкуренцией, а президент перестанет держать в своих руках «хрустальный сосуд», с которым он в своё время сравнил белорусское государство.

Как проводить преобразования?

Какими «благами» для населения оборачивается политическая конкуренция в Молдове, Украине, Грузии, Армении, Киргизии, общеизвестно, поэтому возникает вопрос: а стоит ли вообще затевать преобразования? Безусловно, стоит. Само по себе становление в Беларуси устойчивых общественных институтов значительно повысит стабильность белорусского государства в перспективе и создаст для Лукашенко возможность обеспечить преемственность курса, то есть не потерять страну, в создание которой он вложил все свои силы и душу.

Однако эти преобразования должны иметь чёткое планирование, венцом которого должно стать появление политических проектов. Любое строительство следует начинать с фундамента, а не с крыши.

Соответственно, политические реформы стоит начинать с изменений законодательства о партиях и общественных объединениях, а именно с появления государственного финансирования в виде грантов для «третьего сектора» и СМИ с одновременным блокированием деятельности «иностранных агентов», уже опутавших своей сетью всю республику — от столицы до региональных центров.

Процесс созидания собственного конструктивного и, главное, активного «третьего сектора», охватывающего все сферы жизни людей от экологии до политики, от блогосферы до вышивания крестиком, наряду с вытеснением на обочину «иностранных агентов», позволит запустить социальные лифты для неравнодушных граждан с лидерскими качествами, которые в будущем смогут стать активом и для политических партий.

Если же говорить о партийном строительстве, то следует подойти к этому делу политтехнологично. Во-первых, необходимо провести ревизию нынешнего списка политических партий (реально «живых» структур в Беларуси меньше, чем 15) и вместо одной «Белой Руси» «запустить» несколько проектов, которые дополнят уже существующие «фланги» в виде ЛДП и коммунистов и позволят охватить весь спектр идеологических предпочтений населения. Однако делать это стоит лишь после того, как «червячки» из ранее запущенного «гражданского общества» уже в должной мере взрыхлят почву и подготовят соответствующий «социальный запрос». Дискуссия и демократия в постсоветских реалиях должны носить управляемый характер, то есть вестись конструктивными силами в рамках базовой ценностной рамки, иначе «гласность» заканчивается бедой, что уже не раз подтверждала новейшая история от «перестройки» до украинского Майдана.

Таким образом, напрашиваются следующие выводы:

  • Решение об изменении избирательной системы и преобразовании РОО «Белая Русь» в политическую партию выглядит скороспелым;
  • В нынешней ситуации управленческие действия такого рода могут привести к дестабилизации политической обстановки, что в ещё большей степени усугубит депрессию части населения;
  • Определённое общественное недовольство, которое фиксируют исследования профильных центров, связано не с «запросом на политическую дискуссию», а с причинами социально-экономического характера;
  • Действующая власть всё ещё обладает достаточными ресурсами для проведения всех политических кампаний ближайших пяти лет по прежним правилам, то есть сиюминутной необходимости в политических реформах нет;
  • Белорусское государство нуждается в создании устойчивых демократических институтов как базового условия для обеспечения преемственности курса на суверенное развитие;
  • Видится необходимым разработать и утвердить систему государственного грантового финансирования общественно-политической активности по опыту зарубежных стран (государства Запада, РФ), которую целесообразно внедрить и апробировать на протяжении ближайших пяти лет;
  • Наряду с конструированием собственного общественно-политического поля необходимо принять все возможные меры для блокирования деятельности иностранных агентов, нацеленных на изменение конституционного строя в Республике Беларусь.
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
wpDiscuz