Библиоксюморон или забавные истории про книги

Без труда не выловишь не только рыбку из пруда, но и книжку из библиотеки. Бедным читателям, особенно юным, порой приходится через такие тернии продираться к книжным звёздам, что поневоле испытываешь к ним, читателям, искреннее сочувствие. Доказательством этого являются невыдуманные истории, которые я, стёрши лапы, выловил из всемирной паутины, чуток причесал и сгруппировал для удобства чтения. Если вы, почтеннейшие, познакомившись с этими историями, хоть разок улыбнётесь, я сочту свою миссию выполненной. А теперь послушайте библиотекарей, читателей и их родителей с учителями.

Истории от библиотекарей

Когда я работала в библиотеке, у нас часто спрашивали писателя Белкина. Мы удивлялись: что за писатель? А нам говорили: «Он же повести написал (имели в виду Пушкина). Сейчас вспомнила, приходили ученики 8-го класса, им задали прочитать «Мещанин во дворянстве» Мольера. Каких только вариантов этого названия я не услышала: «Мешанина во дворянстве», «Нищие во дворе» и т. д.

В одной из библиотек спрашивали странную книгу с названием «Пока чего». Автор — Мирон. Видимо, какой-то дореволюционный писатель. Или наоборот, кто-то из современных постмодернистов. В любом случае в библиотеке ничего подобного не нашлось, и читатель бы ушел не солоно хлебавши, если бы не решил помочь, приведя инициалы загадочного творца — Д. К. Сопоставив все известные данные, библиотекарь внезапно осознал, что у него требуют ни много ни мало — «Декамерон» Боккаччо!

Как вы думаете, что имел в виду юный читатель, явившийся в библиотеку с просьбой дать ему известную сказку «Ошибки рыб»? Гадать можно до бесконечности. К счастью, спустя несколько минут из мальчика удалось вытянуть имя автора — Лермонтов. И тогда все встало на свои места — имелся в виду его «Ашик-Кериб»!

А вот почти неприличная история. Один читатель настойчиво требовал предоставить ему произведение под названием «У Блока в штанах». Глаза библиотекаря полезли на лоб, и он долго пытался объяснить посетителю, что тут где-то вкралась явная ошибка. Ну не может быть такой книги! Покопавшись в своих записях, читатель уточнил — это поэма, написал Маяковский! Ах, «Облако в штанах»! — облегченно выдохнул библиотекарь.

Я работаю с иностранной литературой. Есть одна книга — «Сказка о небесной лазури», и другая — «Жареный гусь» (обе для домашнего чтения на немецком языке). Читатель попросил «Сказку о жареном петухе».

Читатели просят учебник из трех букв («Мировая художественная культура»), сказку «Дракула» (девочки 5-6 класса спрашивали). В мою бытность студенткой библиотекари вывесили наши запросы (мы их заполняли письменно: неправильно автора указал — заявка пойдет в отказы). Все наши «перлы» не вспомню, но там были: русско-фразеологический словарь, Оскар Уайлдер, Диккенс «По смертной записке Пиквикского клуба».

Вместо «Обрыв» и «Обломов» Гончарова попросили «Облом» и что-то ещё.

На фоне успеха «Властелина колец» в библиотеках часто спрашивали книгу «Старуха Изенгард».

У меня спрашивали Федоренко-Шукшина (справочник по черчению Федоренко-Шошин), ГОМ (только позвонив на кафедру узнали, что это горячая обработка металлов), просили «тоненькую такую, красненькую по кОбелЯм» — толстый справочник про электрические кАбели. А одна дама сказала: «Сегодня возьму только Мамина, а за Сибиряком зайду в следующий раз, тогда и «Каменную соль» (имелся ввиду «Каменный пояс» Евгения Фёдорова) возьму».

Из всех запросов, которые я слышала, первое место несомненно принадлежит читательнице, которая попросила у меня «Песню солдата Красной Армии»… автор, кажется, Маяковский. После череды уточняющих вопросов оказалось, что нужен «Певец во стане русских воинов» В. А. Жуковского.

У нас в библиотеке «Алые паруса» называли «Голубым парусником», спрашивали «Повести» автора Белкина и «Будь человеком» автора Баранкина. Но пик несуразицы был, когда пришла девица старшего подросткового возраста и спросила, не сдавали ли книги: фиолетовую и чёрную.

Никогда не забуду, как к нам пришла студентка с первого курса театрального факультета и потребовала книгу с «пьесами Достоевского». Причем она так уверенно ее требовала, что десяток женщин разных возрастов и не с одним высшим образованием полезли в интернет уточнить, вдруг Достоевский-таки что-то написал из пьес.

В школьной библиотеке девочка попросила повести Белкина, и никак не соглашалась на Пушкина. Уговаривать пришлось с учителем литературы.

Я библиотекарь с очень большим стажем, всякое бывало и не только у читателей. На выдаче книг абонемента работала практикантка из библиотечного техникума (дело было в 1980-е годы). Читатель подходит и говорит: «Дайте мне «Лезвие бритвы» (роман И. Ефремова)». Библиотекарь отвечает — лезвия нет, если хотите дам нож».

У нас читатель потребовал стихи Расцветаевой.

Одна ученица как-то попросила стихотворение Пушкина «На смерть поэта», так и сказала.

Студентка третьего курса: «Здравствуйте, у вас есть «Методика обучения…» в трёх частях?». Библиотекарь отвечает: «Здравствуйте, есть!» идёт за этими пособиями в дальний зал библиотеки. Приносит. Девушка утвердительно говорит: «Вот их мне не надо!», после чего разворачивается и уходит.

В одной из библиотек посетитель упорно просил принести ему книгу «Рубин. Гранат. Кагор». Оказалось, что ему был нужен не справочник по винам и драгоценным камням, сборник стихов индийского поэта Рабиндраната Тагора.

На втором курсе филфака проходили Чарлза Диккенса, и после того, как преподаватель объявил список литературы, в библиотеку повалили жутко заинтригованные студенты. Они хотели срочно прочитать удивительный роман английского классика XIX века под названием «Зомби и сын». Пришлось их разочаровывать пояснением, что книга на самом деле носит заглавие «Домби и сын»!

Ко мне явилась требовать «Убогую Лизу». Спрашиваю: «А автора вы помните?». В ответ: «Ну, какая разница, скажите сразу, что не читали сами». Отправила уточнять данные, хотя бы из сострадания к Карамзину.

Как-то спросила у знакомой девочки, что они читают в школе по литературе. Задумавшись, ответила, мы проходим Грибоносова. Нет слов.

Когда у меня спросил книгу «Стационарный смотритель», я с трудом удержалась, чтобы не ответить: «Стационарных нет, только мобильные.

Работала в библиотеке. Больше всего потряс письменный запрос. Девушка просила «Госпожу Бовари», которую написал Гиде Мопа-сан.

Вот ещё шедевр: «Дайте мне переписку Ивана Грозного с Крупской» (имелась ввиду книга «Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским»).

«Дайте книгу: Базаров «Лишний человек»!». Обыскались, пока не догадались спросить, что в школе проходят. Оказалось, что «Отцы и дети» Тургенева.

У меня ученик четвёртого класса просил доклад про лебединое побоище. Книгу Ахматовой «Плаха» спрашивали много раз.

Старшеклассницы: «Нам нужна обыденная уфология!». Библиотекарь: «У нас нет ничего из уфологии!». Старшеклассницы: «Есть, лично Вы вчера вот ей (однокласснице) давали!». Одноклассница, стоящая тут же, подтверждает. Библиотекарь: «Девушки, у нас никогда не было книг про НЛО и пришельцев». Они: «Какие пришельцы?! Нам книга про Уфу нужна, обыденная!» Оказалось, что им было нужна учебное пособие «Уфаведение: история Уфы с древнейших времен до XIX века» под редакцией Гюльнары Талгатовны Обыдённовой.

Запрос от студентки филфака — выдайте пьесу Шекспира «Ричард Сто одиннадцатый» (имелся ввиду «Ричард III»)

Ответ библиотекаря (!) читателю на просьбу выдать книгу «Портрет Дориана Грея»: «У нас нет никаких портретов (имелись в виду репродукции)!».

Работала в детской библиотеке. Как-то пришла шестиклассница, попросила книгу про писателя Джорджа Джонни. Тогда все носились на первых волнах цунами о Гарри Поттере, и я заподозрила, что где-то появился еще один сверхпопулярный писатель. Но, зная детские заморочки, переспросила, точно ли? Девочка заверила, что точно и в подтверждение дневник показала. Действительно, написано «Джордж Джонни». Тоскливо мне стало: отстаем мы, библиотекари, от литературного прогресса… Но на всякий случай переспросила, точно ли про писателя. И девочка меланхолично: «А может, про художника…» И никак не могла понять, почему я от смеха чуть не рухнула под кафедру. Что ж, отвела её в читальный зал, выдала красочный альбом о мастерах Высокого Возрождения и по-библиотекарски задумалась: а на хрена шестиклассникам Джорджоне, если они не то, что о Возрождении и Средневековье не слышали, но даже о нашей родной истории? Это к тому, что одна ДЕСЯТИКЛАССНИЦА рассказала мне, что следом за Петром Первым был Ельцин. Я её ошеломленно спросила: «А точно Ельцин — царь?» Она прикинула: «Вроде нет…» Дальше пытаю: «А куда же по-вашему (я ко всем детишкам на Вы обращалась, даже к самым маленьким) цари делись?» И получила ответ: «Так… вымерли помаленьку…»

На второй день работы в библиотеке у меня попросили журнал «Шаканада», на мой безумный взгляд отреагировала опытная работница и сказала: «Ищи журнал «США и Канада»».

Читатель: «Дайте мне Онегина!». Библиотекарь даёт ему «Избранное» Пушкина. Читатель уходит и вскоре возвращается: «Мне нужен Онегин!». Библиотекарь открывает оглавление и показывает на строчку со словами «Евгений Онегин». Читатель вновь уходит и снова возвращается: «Мне не нужен Евгений Онегин, дайте мне просто Онегина!»

Классика из серии «автора не помню, название тоже»: спрашивали поэму, которую написал поэт, написал и умер. После нескольких попыток читателю удалось вспомнить, что этот поэт ещё и актёром был. Оказалось, что нужна была сказка Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца».

Читатели

Я маленькая думала, что книга называется «Потом Комульду». И никак не могла понять: кто такая Комульда? И когда до неё дойдёт очередь! То есть вначале кого то, а потом уж Комульду.

Несмотря на то, что в школе по литературе училась на «отлично» и сама «грешна». Как-то заболела, а когда выписали, позвонила подружке узнать, что проходили, что задавали. Оказалось, по литературе начали читать повесть В. Быкова «Сотников». После этого мы ещё долго болтали про всякую ерунду, а автора и название я не записала, потом всё перепутала и на следующий день требовала в библиотеке роман или повесть некоего Сотникова под названием «Рыбак» (Рыбак — это один из героев повести). До сих пор стыдно.

А у нас был такой случай. Уже старшие классы, сентябрь, вернулись с каникул. Сдали читательские дневники на проверку. Один из одноклассников как оказалось летом «прочитал» произведение «ОзорИ ДестихИ» (ударения на «и»). Долго думали-гадали. Сам тоже не знал, что за Дестихи (как услышал, так и записал). Оказалось, что это повесть Б. Васильева «А зори здесь тихие».

Сестре хотелось прочитать «Над пропастью во ржи». А как называется, забыла. Спрашивала в библиотеке книгу что-то типа «Земля рожью богатая».

В конце 1980-х со мной был такой случай. На Кузнецком мосту тогда собирались книжники — покупали, продавали, менялись. А улица была проезжей. Вот как-то раз в выходные я поехала туда. Ходила, смотрела книги, трепалась с книжниками. Вдруг подъезжает чёрная «Волга», из неё вылезает дама солидных габаритов, вся в золоте-рубинах, и зычным голосом на весь Кузнецкий мост: «У кого есть книга «Поющие в муравейнике»»? Первый раз видела, чтобы вся улица легла влёжку… С тех пор не могу спокойно слышать название романа Колин Маккалоу.

Наблюдала в книжном магазине. Приличного вида дама в возрасте 50+ спрашивала у продавца «Повести Белкина». Сказала, что внуку в школе велели прочитать. Отдельного издания не оказалось, но продавец отвела её к стеллажу с произведениями Пушкина и посоветовала посмотреть несколько сборников. Дама очень обиделась. Сказала, что ей Пушкин ни к чему. Пусть ей найдут повести, которые Белкина написала. Продавец была в шоке…

Проснувшись с жуткого бодуна пристально разглядывал книги, стоящие на полке. Пытался восстановить и сфокусировать зрение. Название на корешке: «Собачьим задом по физиономии 9 раз». Приглядевшись и наведя «резкость» обнаружил «Сборник задач по физике 9 класс».

Продолжение «Старухи Баскервиль» — это «Баскервильское привидение»! Можно ещё попросить дать пересчитать франки Эйнштейна. И ещё кое-что из духовной литературы: «Час ослов» (это давняя семинарская прибаутка: «А у меня час ослов, буду учить хозяйских детей читать «Часослов»»).

Дайте нам «БальзакГобсек», не знай кто автор!

Читатель: «Мне так понравилась книга, но не помню автора и как называется: стояла вот тут и голубенькая».

Самое крутое из читательских требований: «Я не помню автора. И название не помню».

Учителя

Мои ученики несколько раз в сочинениях писали «Тарас и бульба». Видимо, Тарас очень любил картофель, который в его время на Украину ещё не завезли.

Задала детям прочитать «Гобсек» Бальзака. Один ученик с пеной у рта доказывал, что такой книги в библиотеке нет. Беру дневник, чтобы поставить двойку, и читаю: «Бомжак «Гомосек»». Даже страшно представить, что обо мне родители этого ребёнка подумали…

Мои ученики спрашивали в библиотеке «Любовь в шиповнике» (гибрид рассказов Чехова «Крыжовник» и «О любви»). Или записывали на лето, «Марфа-спасательница».

Я учитель русского языка и литературы. Прошу школьного библиотекаря найти мне роман «Обломов» Гончарова. Через 15 минут приносит мне книгу со словами: «»Обломов» есть, а Гончарова не нашла!».

Родители

Папа мальчика принёс список литературы с таким шедевром: Голубев «Встреча охотников в лесах Дикана». Сказал, что сын так услышал. А папа не знал, что правильное название: Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Рассказ отца. Я однажды выговаривал за обликус-аморалес своего оболтуса… Говорю, мол хватит увлекаться пивом-деффкаме и мотопёдом… книжки читай, а то будешь как бабуля (тёща имелась ввиду), которая не знает разницы между аксакалом и саксаулом… Тут тинейджер пытается изобразить умное лицо, перекошенное вакуумом памяти и выдает перл: «Я щас точно не помню… но одна из них лошадка… нам в школе говорили…». «Шта?!» «Кажется у Лермонтова она скакала по Кавказу…». …меня отливали водой.

***

А у вас, умудрённые каменторезы и виртуозы клавиатуры, есть ли в анналах памяти любопытные истории, связанные с книгами? Али вы все прочно запутались в тенётах всемирной паутины и ни книг в руках не держали, ни в библиотеке ни разу не были… а только гаджеты, гаджеты, гаджеты… сорок тысяч гаджетов и ни одной книжки.

Материал: Фелискет
Иллюстрация: коллаж и фото Фелискета
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Felisket на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Linda
Linda

Большой привет и наилучшие пожелания! Очень интересная статья. Пыталась припомнить похожие истории, с книгами не получилось. А вот из детства — заболела и пропустила целый школьный день. Один из уроков — пение. Учитель диктовал слова песни, дети записывали. Я списывала слова и не могла понять, что мой одноклассник написал. А там были слова песни о Ленине: «Светоч нашей жизни, солнце по колени….» Да, поколения помнят светоч до сих пор.

Xenophob
Xenophob

Классно, да))))))