Воскресенье, 25.06.2017, 23:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Календарь
«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Статистика

SP:
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Блоги


21:21
МЫ ВСЕ "ПОД КОЛПАКОМ"… Профессор, доктор науки-техники В.М.Ильин
МЫ ВСЕ "ПОД КОЛПАКОМ"… Профессор, доктор науки-техники В.М.Ильин

В.М. Ильин, профессор, доктор науки-техники,
действительный член Международной Академии
«Информация, связь, управление в технике,
природе, обществе».




Доклад на круглом столе по законопроекту «О персональных данных» в ГосДуме 06.02.2006г.



Мы все "под колпаком". Так, или примерно так, можно будет кратко оценить результаты окончательного принятия блока антиконституционных «электронных» законопроектов. А ратификацию международной Конвенции с разрешением, согласно Дополнительному протоколу, беспрепятственной трансграничной передачи всех персональных данных для их накопления и обработки заграницей — необходимо расценивать как акт государственной измены.

Декларируя заботу по защите персональных данных при их автоматической обработке, вовсе опускают тот факт, что любой сбор этих данных без согласия граждан незаконен и противоречит Конституции. Сегодня должны быть возбуждены тысячи уголовных и административных дел по факту такого незаконного сбора, обработки и распространения конфиденциальной информации государственными и негосударственными органами, начиная от распространителей баз персональных данных и заканчивая высшими государственными чиновниками исполнительной власти, одобривших Федеральную Целевую программу «Электронная Россия 2002-2010гг.» в рамках пилотных проектов которой такие базы абсолютно незаконно создаются и действуют уже в нескольких регионах России.

В недавней истории уже есть пример составления и накопления персональной конфиденциальной информации государством на своих граждан в виде досье с целью борьбы с инакомыслящими, недовольными и противниками нацистского режима. Речь идет о тайной государственной полиции Третьего Рейха — Гестапо (нем. Geheime Staatspolizei), созданной в 1933 году Германом Герингом. Гестапо вошло в 1939 году в Главное имперское управление безопасности (RSHA) в качестве IV управления и стало подчиняться Генриху Мюллеру. Отдел этого управления № IV-C как раз и занимался картотекой, печатью, составлением досье, а также превентивными арестами и слежкой.

Термин «досье» на многих языках (французском, английском, немецком, испанском) звучит одинаково и означает одно — совокупность документов, записей по какому-либо вопросу, делу.

В гестапо основу каждого досье составляли ФИО, фото и другие краткие персональные характеристики личности в качестве «информации к размышлению» типа «чистокровный ариец, прекрасный семьянин, характер нордический, выдержанный…». Но, если кто попадал «под колпак», в досье ложились дополнительные материалы и записи, и опровергать выводы, сделанные на их основе, многим приходилось в не совсем комфортных условиях. После таких «бесед» людей обычно отправляли в концентрационный лагерь, а в их досье делали учетную запись – личный номер, которая потом дублировалась в виде татуировки на правой руке взрослых или ножке ребенка. В 1946 году Нюрнбергским Международным трибуналом такие деяния были осуждены как преступления против человечности, не имеющие срока давности.

Сегодня нам предлагают согласиться с тем, что такая учетная запись персональных данных в досье каждого гражданина будет делаться всем без исключения, от мала до велика, нищим и богатым, согласно ст.23 законопроекта «О персональных данных». А по ст.24 создается Регистр населения в виде хранилища электронных досье, содержащих основные персональные данные и упомянутую выше учетную запись.

Но вот вопрос – должна ли эта учетная запись дублироваться на теле человека для идентификации личности?

Заслуженный деятель науки и техники РФ, докт. техн. наук, профессор, академик Г.В.Белов так отвечает на этот вопрос в своей монографии: «Технологии штрихового кодирования, используемые для автоматической идентификации, – являются наукоемкими технологиями управления XXI века… Одной из первоочередных предпосылок автоматизации процессов… социальной и экономической деятельности… является наличие на объекте штрихового кода… В частности, можно рассматривать человека как объект штрихового кодирования и ввести термин "идентификация личности"».

Итак, субъект персональных данных (идентифицируемое физическое лицо согласно п.2, ст.1 законопроекта «О персональных данных»), оказывается вполне может быть объектом штрихового кодирования, а в процессе автоматической идентификации личности просто должен им быть! То есть, идентифицирующая учетная запись должна быть нанесена на тело человека в виде графического начертания темных и светлых полосок видимых или невидимых человеческим глазом. «Область изобретения: Настоящее изобретение имеет отношение к идентификации людей. Точнее, данное изобретение относится к применению невидимых, нестираемых татуировок на людях для целей идентификации для совершения финансовых операций безопасным способом. Татуировка может располагаться на любом подходящем месте человеческого тела, предпочтительнее всего напредплечье». Конечно, самыми походящими местами для этого могут служить лоб или рука, так как эти части человеческого тела постоянно открыты.

Для автоматической идентификации физических лиц сегодня кроме технологий штрихового кодирования используют и подкожные идентификационные микрочипы. «Устройство слежения и обнаружения людей применяет имплантируемый трансмиттер включающий источник энергии и систему актуализации, которые позволяют устройству оставаться имплантированным и функционировать годами без подзарядки. Имплантированный трансмиттер может актуализироваться на расстоянии или актуализироваться тем, кому он имплантирован. Энергия для ресивера генерируется электромеханически от движения мускулов человеческого тела. Устройство достаточно небольшое, чтобы быть имплантированным в тело ребенка, может применяться в качестве средства защиты от похищения…»

Сегодня в мире в качестве такого подкожного средства радиочастотной идентификации или «человеческого штрихкода» широко используется RFID-имплантант VeriChip («Цифровой ангел»).

«Миллионы меток радиочастотной идентификации (RFID) были проданы с начала 1980-х. Они используются для стад скота, лабораторных животных и при разных условиях опасности. Эта технология не применяет батареек и химических материалов. Чип никогда не перестает работать и его ожидаемая продолжительность жизни 20 лет. Как он работает? Это чип ? идентификационная метка, которая является инерт/пассивной (не зависимой энергетически). Когда радиочастотная энергия проходит из сканнера, она заряжает чип, который затем испускает радиосигнал, передающий информацию из считывающего устройства, которое в свою очередь связано с базой данных. Как используется информация, определяет администратор защиты системы и баз данных».

Итак, прошло всего 60 лет, и мир забыл о концлагерных татуировках, дублирующих учетную запись персональных данных в гестаповских досье. Более того, Европейская комиссия по этике заявляет в 2005 году: «Применение ИКТ имплантантов для слежения и надзора допустимо, если законодатель решит, что в этом существует срочная и оправданная потребность».

Но пока в России законодатель решает – быть или не быть идентификатору человека. Быть или не быть в России человечности…

Почему в России именно сейчас эта проблема встала так остро? Видимо, технически уже все готово и опробовано десятилетиями, обкатаны новейшие идентификационные технологии, люди уже не помнят о Второй мировой войне – кто с кем сражался и кто победил. Россию торопят – неважно, что еще не в каждой деревне есть телефон, главное законодательно протащить согласие каждого на новое цифровое антиимя, уникальное в мире, пожизненное и посмертное, а в соответствии с Концепцией системы персонального учета населения (СПУН) являющееся системообразующим элементом для связи всех ведомственных баз данных в единую распределенную информационную систему.

Цель – создание всеобъемлющего электронного досье на каждого гражданина с рождения, с присвоением номера прежде наречения имени.

Ключом доступа к такому досье служит идентификатор человека или учетная запись его персональных данных в регистре населения. Ведь идентификация – это сравнение равного с равным – номера человека с номером его файла-досье. И, пока еще номер явно не наносится на тело человека, законодатель вынужден предложить использовать биометрические характеристики человека в качестве подтверждения того, что предъявленный номер принадлежит именно этому человеку.

Предполагается, что занесенные в микрочип документа такие характеристики, как «отпечатки пальцев, отпечатки ладони, результаты анализа ДНК, цифровой образ лица, сетчатки глаза и другие» (п.6 ст.5 законопроекта «О персональных данных») в режиме сравнения «одного к одному» (аутентификация), позволят однозначно утверждать, что находящийся в том же микрочипе идентификационный номер человека принадлежит именно этому человеку. Далее, в режиме сравнения «одного ко многим» (идентификация) происходит поиск в базе данных соответствующей номеру человека учетной записи персональных данных, содержащей этот же номер.

Таким образом, любая биометрия и соответствующее дорогостоящее технологическое оборудование будет не нужна, если человек согласится или законодатель заставит вживить под кожу неизвлекаемый чип с уникальным в мире номером.

Ведь, в конце концов, откроется правда о том, что существующие методы опознания по биометрическим параметрам основаны на недоказанной гипотезе «уникальности» этих самых параметров (накопленные миллионные массивы таких параметров как раз и опровергают эту гипотезу) и их неизменности в течение всей жизни человека (открыты «прыгающие» гены ДНК при воздействии определенных препаратов или излучений); что абстрактные цифровые модели не позволяют описать 4 – 6% населения Земли; что инструментальная погрешность каждого из методов составляет от 3 до 60%; что можно подделать не только, скажем, отпечатки пальцев с помощью силикона, но и любые другие параметры, с помощью хакерской атаки на такой микрочип.

Другое дело, что за какое-то время люди привыкнут сдавать свои характеристики тела, прикладываясь к сканерам, и будет накоплена колоссальная база конфиденциальных данных об особенностях этнических и социальных групп, которая позволит разрабатывать невиданное ранее генетическое оружие массового поражения.

Но, рано или поздно, скажут, что такие средства дорогостоящи, неэффективны, карточки с чипом теряются и есть универсальное средство – микрочип под кожу – и документы и деньги в «одном флаконе». К тому времени микрочипы будут уже совмещать медицинские и немедицинские функции с непосредственным подключением к нервной системе человека, в том числе и к высшей. Жестко управляемый киберсоциум, человейник – вот будущее строящегося сегодня в России и за счет России мирового информационно-сотового общества. И это уже будет преступление против Бога и Божественного промысла о человеке, не имеющего срока давности в вечности...

Существует реальная угроза тому, что с повсеместным введением мультицелевой технологии всемирной цифровой идентификации людей, впервые в истории человечества, технические и технологические средства позволят напрямую поражать права конкретных людей, народов, этнических групп и отдельных социальных групп.

Цифровая идентификация людей может превратиться в высокоточное оружие массового поражения основополагающих прав, свобод и законных интересов человека и целых народов.

Вот только некоторые основные поражающие факторы такого нового сверхоружия, уничтожающие права личности:

Лишение людей человеческого достоинства, чести. Человеческое достоинство – одна из основополагающих концепций (наряду с концепцией равных и неотъемлемых прав), на которых базируется защита прав человека. Человеческое достоинство присуще человеку, и никто не должен быть лишен его (нарушаются: ст. 7 Международого Пакта о гражданских и политических правах; ст. 55 Устава ООН; Заключительный Акт СБСЕ \Хельсинки, 1975г.\; п.п. 1 и 7 ст. 152 ГК РФ.

Утрата принципа презумпции невиновности. С введением цифровой идентификации личности и применением паспортно-визовых документов с такими биометрическими характеристиками, как отпечатки пальцев, человек с рождения приравнен будет к разряду потенциальных преступников, то есть фактически заранее обвинен пожизненно. В случае искажения конфиденциальной информации о человеке в результате сбоя, вирусной атаки или умышленных действий третьих лиц, человек будет вынужден собирать доказательства (бумажные документы предполагается в скором времени исключить из оборота и перейти полностью на безбумажный документооборот) по исправлению этих искажений, в том числе, будет вынужден доказывать и свою невиновность.

А в соответствии с принципом презумпции невиновности, человек не должен доказывать свою невиновность (Нарушаются: п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека; п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод; Конституция РФ 1993 года (ст. 49); ст.ст. 13, 20, 208, 309 УПК и других норм уголовно-процессуального законодательства РФ).

Свидетельство против самого себя. С введением технологий цифровой идентификации личности создаются объединенные базы данных по всем ведомствам с ничем не ограниченными возможностями трансграничной передачи этой информации, вплоть до частных лиц за соответствующую плату или в соответствии с какими-то договоренностями. Неприкосновенность личной жизни, конфиденциальность информации, сохранение ее в тайне становится невозможной. Человек не должен с рождения, постоянно свидетельствовать против себя и позволять собирать на себя сведения незаконным образом. (Нарушаются: ст.ст. 20, 68, 302 УПК РФ).

Потеря права на свободу мысли, совести, религии и убеждений. Принцип уважения прав человека и основных свобод имеет самое непосредственное отношение к создаваемому сегодня информационно-сотовому обществу, в котором право на информацию подменяется на обязанность потреблять ту или иную информацию, самому становиться носителем информации о самом себе для передачи ее спецслужбам, стремящимся к непрерывному контролю за всем населением и выявлению всех тех, чья торговая, деловая и интеллектуальная активность хоть в чем-то отличается от стандартной, «политкорректной».

Потеря права на свободу политического волеизъявления. Понятие «электронного правительства» неразрывно связано с понятием «электронного населения», когда каждый гражданин должен быть зарегистрирован под уникальным всемирным идентификационным номером. Всемирный переход государств на безбумажную технологию электронных выборов и электронного голосования с облегчением возможности неконтролируемой народом подтасовки результатов голосования приведет к вырождению демократии национальных независимых государств через «управляемую демократию» к «прямой демократии» и в конечном счете – к наднациональной сверхдиктатуре.

Потеря права на свободу передвижения. В случаях сбоя в компьютерных системах или умышленного искажения конфиденциальной информации, идентификационный номер человека может быть заблокирован, попав в так называемый стоп-лист и человек не сможет свободно и беспрепятственно передвигаться. (Нарушается ст. 12 п.1 Международного Пакта о гражданских и политических правах).

Принуждение вступить в систему зла – антицерковь сатаны. Никто не может быть принужден вступить в ассоциацию. Введение цифровой идентификации личности предполагает, в конце концов, принудительное соединение всех со всеми в качестве узлов всемирного сетевого информационно-сотового общества и принуждение вступить в антицерковь сатаны.

Законопроект «О персональных данных» касается каждого гражданина России и перед вторым чтением требует всенародного обсуждения. Необходима срочная публикация законопроекта в центральных СМИ. Надо создать комитет по приему замечаний и предложений и только после этого принимать или не принимать его вовсе.

Закон «О персональных данных» должен отвечать следующим принципам безопасной практики сохраняющей честь и достоинство личности при сборе, хранении и обработке персональных данных:

Присвоение идентификационных номеров человеку недопустимо. Недопустима никакая дискриминация в связи с отказом от принятия и использования цифрового идентификатора.

Сведения личного характера пользуются особой защитой. Частные интересы преобладают над общественными при защите сферы личной жизни.

Сбор информации личного характера и идентификация не должны быть тайными. Недопустим тайный сбор данных и их нецелевое использование.

Идентификация человека в автоматическом режиме недопустима. Недопустима никакая дискриминация в связи с отказом от автоматической идентификации.

Ознакомление с материалами, содержащими сведения личного характера, может иметь место только с выраженного согласия личности, которой эти материалы касаются.

Недопустимо объединение информационных ресурсов в единую распределенную базу данных с одним общим идентификатором.

Аналитическая обработка данных, содержащие персональные данные должна производиться только на уровне сбора этих данных. Информационные ресурсы не должны иметь многоуровневую структуру, при которой с нижнего уровня все данные в полном объеме переходят на другой уровень для другой целевой обработки.

Данные обрабатываются честно и законно.

Обработка данных служит конкретным целям и осуществляется только в соответствии с этими целями.

Данные являются адекватными (не чрезмерными).

Данные являются точными.

Данные не сохраняются дольше необходимого и по достижении заданной цели уничтожаются.

Данные обрабатываются в соответствии с конституционными и международными правами, не ущемляя естественного права на честь и достоинство, доброе имя личности.

Данные хранятся в безопасности.

Данные не пересылаются другим организациям, частным лицам или заграницу без добровольного согласия, и каждый такой акт передачи, каждый раз оформляется соответствующим образом.


На всех этапах сбора, хранения, обработки и передачи информации персонального характера должна быть персональная ответственность лиц, исполняющих эти действия. Любые действия с персональными данными должны быть документированы с указанием имени и фамилии ответственного лица; цели, объема и способа обработки личных данных; даты последнего внесения исправлений в личные данные субъекта данных; источник приобретения личных данных, если законом не запрещено разглашение данных сведений; методы автоматизированной обработки, применяемые в системах автоматизированной обработки данных, о применении которых принимались индивидуальные автоматизированные решения.

Все создаваемые информационные системы сбора, хранения, обработки и передачи данных персонального характера должны соответствовать этим принципам, а уже действующие, но не отвечающие этим принципам, должны быть упразднены.

Все случаи нарушения прав собственности на информацию персонального характера должны рассматриваться в судебном порядке и преследоваться по закону.

Категория: Россия | Просмотров: 2414 | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем pioneer572 на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Похожие новости: Такие Новости
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]