Букварь на службе ликбеза

«Культура.РФ» рассказывает о главных послереволюционных букварях разных лет. Узнаете свои учебники? Может быть, где-нибудь на антресолях лежит один из таких букварей?

Иллюстрированная «Азбука» советского художника Владимира Конашевича стала одним из первых пособий новой орфографии (без буквы «ять»). Идея книги родилась во время переписки художника с его семьей, застрявшей на отрезанном армией Колчака от Советской республики Урале. «Папа писал маме письма, а мне посылал картинки на каждую букву алфавита, — вспоминала дочь Конашевича Ольга Чайко. — Мне было уже четыре года, и, очевидно, он считал, что пора уже знать буквы». Позже Конашевич по совету знакомых решил издать эти рисунки — и в 1918 году в свет вышла «Азбука». Она включала в себя 36 картинок, раскрашенных акварелью. Предметы и явления в «Азбуке» были самыми разными, от животных и растений до транспортных средств и игрушек. Изображались они просто, без перспективных искажений, поскольку Владимир Конашевич считал, что «ребенок с первого взгляда должен понимать картинку».

«Советская азбука» Владимира Маяковского, 1919

«Интеллигент не любит риска. / И красен в меру, как редиска» — и так от «А» до «Я». Эта злободневная азбука вышла впервые в 1919 году, причем Владимир Маяковский был автором не только ее эпиграмм, но и карикатурных иллюстраций к каждой из букв алфавита.

Основной аудиторией этого букваря были красноармейцы, которых Маяковский хотел с помощью такого сатирического издания приучить к поэтическому языку. «Там были такие остроты, которые для салона не очень годятся, но которые для окопов шли очень хорошо», — вспоминал он. Маяковский лично раскрасил около пяти тысяч экземпляров азбуки, напечатанных в пустующей Строгановской типографии, когда Центропечать отказала поэту в издании книги. Позднее многие двустишия из «Советской азбуки» Маяковский перенес на культовые «Окна РОСТА».

«Долой неграмотность», 1920

Под таким названием в 1919–1920 годах вышли первые издания советского букваря для взрослых, разработанные Дорой Элькиной и коллективом соавторов. Эти пособия обучали азам чтения и письма на основе политических лозунгов: например, учащимся нужно было прочесть по слогам фразы «Советы набат народа», «Мы несем миру свободу» и известный палиндром «Мы не рабы, рабы — не мы». Иллюстрациями первых советских азбук служили яркие агитплакаты, сцены из жизни пролетариата.

Через несколько лет было создано общество «Долой неграмотность», целью которого была ликвидация массовой безграмотности. Его работу курировали крупные государственные деятели: Михаил Калинин, Надежда Крупская, Анатолий Луначарский. Под началом общества выходили не только учебные пособия, но и культурно-просветительские журналы, такие как «Культпоход» и «Повысим грамотность». По оценкам историков, за 13 лет своего существования общество «Долой неграмотность» обучило около 5 миллионов советских граждан.

Букварь «Пионер», 1925

Целью этого пособия было обучить школьников не только азам грамотности, но и устройству окружающего их мира и советского быта. «Пионер» рассказывал маленьким читателям о жизни в городах и селах, о разных пролетарских профессиях, о домашних и диких животных, об измерениях длины, веса и времени с помощью иллюстраций в гравюрном стиле. Конечно, сильна была в книге и идейная составляющая. Одними из главных образов букваря были Октябрьская революция и Владимир Ленин: им были посвящены многие стихотворения букваря.

А само детство в молодой советской стране «Пионер» неразрывно связывал с понятием «наше»: общими изображались сады, школы, лагеря и даже революция.

«Букварь» Николая Головина, 1937

«Детей учила вся страна / По букварю Головина», — говорили в Советском Союзе, и не без преувеличения. Пожалуй, не было школы в конце 1930-х — начале 1940-х годов, где не читали этот учебник, составленный заслуженным учителем РСФСР Николаем Головиным. Материал в книге располагался от простого к сложному: от чтения по слогам до прописей, от коротких рассказов об обычных детских занятиях до стихотворений, посвященных Ленину и Сталину, с явным политическим подтекстом.

Отличительной чертой «Букваря» были иллюстрации, к которым редколлегия предъявляла особые требования. Изображения были яркими, позитивными и простыми, не перегруженными деталями, а также имели предельно ясный назидательный и воспитательный тон, демонстрируя читателям шаблоны правильного поведения.

«Букварь» Александры Воскресенской, 1944

  

«Букварь» за авторством методиста и педагога по русскому языку Александры Воскресенской был одним из самых успешных пособий для младшей школы: он переиздавался двадцать раз. Секретом успеха букваря было удачное сочетание заданий на развитие памяти, воображения и тренировку навыков письма и чтения. Материал в пособии усложнялся плавно и постепенно: от сочетания звуков к слогам, от них — к коротким словам, небольшим фразам, и так далее. Основным мотивом иллюстраций в книге была размеренная и счастливая деревенская жизнь (изначально по «Букварю» Воскресенской учились в сельских школах).

Александра Воскресенская также уделяла особое внимание подготовке к обучению дошкольников и создала знаменитую «азбуку с аистом» для обучения детей в семье.

«Букварь» Сергея Редозубова, 1945

  

Послевоенный букварь иллюстрировали сценками мирного труда и отдыха: юные пионеры изображались за внеклассным чтением, играми, спортом и уборкой. Описывая эти картинки и опираясь на вспомогательные, школьники учились придумывать короткие истории к каждому уроку. Ближе к концу «Букваря» находились стихи и рассказы для чтения, в том числе переработанные русские народные сказки. Правда, пособие было трудным для детей: в нем не всегда соблюдалось постепенное усложнение фраз и текстов для разбора, а также каждая его страница была перегружена столбиками слов с одинаковыми или похожими слогами.

Однако саму методику обучения Сергея Редозубова научное сообщество признало успешной, так что именно ему доверили разработку букварей для Грузии, Туркмении, Таджикистана, Белоруссии и Якутии, а также составление букваря для незрячих по системе Брайля.

«Букварь» Всеслава Горецкого, 1971

  

Доктор педагогических наук Всеслав Горецкий построил свой букварь не согласно алфавиту, а по частоте употребления букв в речи и на письме: открывали книгу «а» и «о», а закрывали «ь» и «ъ». Также это был первый букварь, который выпустили вместе с прописями и дидактическим материалом.

Особенностью «Букваря» была его игровая форма. Путешествие в «страну знаний» вместе с учениками разделили популярные герои: Буратино, Незнайка и Мурзилка, — а заданиями часто были веселые загадки и ребусы. Также книга содержала множество простых для запоминания стихов, в том числе за авторством Александра Пушкина, Владимира Маяковского, Корнея Чуковского и Самуила Маршака.

«Букварь» Горецкого оказался настолько популярным и любимым у детей, что его продолжали издавать и переиздавать целых 30 лет, даже после распада Советского Союза.

 

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Henren
Henren

Революционные буквари, конечно, мерзость.

Miriam
Miriam

У нас в домашней библиотеке была Азбука Конашевича, Букварь Головина, а училась я по Букварю Горецкого (нам его «дарили» на 1 сентября в 1 классе).
К сожалени, Азбуку Конашевича кто-то «заиграл», взял полистать домой и не вернул. Такое у нас редко случалось. И от этого еще обиднее.

Sobolek
Sobolek

Ужасный букварь Горецкого способен отбить всякий интерес к изучению языка)
Личные воспоминания.
Страниц примерно 60 всякого бреда. Ближе к концу только интересности появлялись.
Я (да и многие мои одноклассники) пришел в 1й класс уже довольно сносно читающими. Но нет — читай тупой букварь. Я читал пионерскую правду — она поинтереснее была. Как сейчас помню: Сомоса, сандинисты. За это отправлен на «камчатку».
Загубленное время.