Бурлеск и широта Йорданса. В Москве показывают знаменитого фламандца

Как жили фламандские бюргеры и пышнотелые крестьяне, каким был бурлеск в XVII веке, можно узнать из картин Якоба Йорданса, фламандского художника, которого открыла для России Екатерина II. О выставке его работ, которая открылась в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, — в материале РИА Новости.

Мода на Йорданса

Картины этого мастера из Антверпена, часто занимающие стену от пола до потолка, можно найти по всей Европе — Йорданс работал на шведского короля, оформлял загородный дворец для Оранской династии в Нидерландах, а еще резиденцию британских монархов в Гринвиче (правда, она не сохранилась).
В России первым коллекционером произведений художника стала Екатерина II — благодаря не только своему художественному вкусу, но и любви к большим роскошно украшенным зданиям.

«До нее такие монументальные картины, как у Йорданса, просто негде было показывать: не существовало столь больших стен, как не было и дворцов, — пояснил РИА Новости куратор выставки Вадим Садков. — Императрица была образованной женщиной и по достоинству оценила картины Йорданса, а затем и русские аристократы из ее окружения тоже принялись собирать работы фламандских мастеров золотого века».

——-
Старший из 11 детей сын богатого торговца тканями Якоб Йорданс (1593—1678), как Рубенс и Хендрик ван Бален, учился живописи у знаменитого портретиста Адама ван Ноорта, а вдохновлялся Караваджо и Франсом Снейдерсом.

«Йорданс был одним из самых известных и уважаемых фламандских мастеров, наряду с Рубенсом и Ван Дейком, — говорит Вадим Садков. — Он — главный художник города Антверпена после смерти Рубенса, исполнитель большинства крупных заказов от фламандских общественных организаций, храмов и монастырей».

Уже в зрелом возрасте он перешел из католичества в протестантство. За это ему, как и всем, кто не принадлежал к господствующей официальной религии, пришлось платить дополнительные налоги. Но денег, по всей видимости, хватало: католическая церковь продолжала давать ему заказы — настолько художник был знаменит и незаменим.

Открытый шедевр

Йорданс также связан с недавней сенсацией. Его полотно «Мелеагр и Аталанта» из собрания Екатеринбургского музея изобразительных искусств, считавшееся копией, оказалось подлинником. Этот холст тоже представлен на выставке.

Я очень осторожно отношусь к подобным открытиям, но когда внимательно изучил картину в Санкт-Петербурге, понял: это сам Йорданс! Двумя руками голосую, что это его работа», — уверяет Садков.

Об этом говорит не только подпись автора, но и качество живописи, стилистические особенности, присущие художнику.
Картина, датируемая 1617-1618 годами, посвящена мифологическому сюжету об охоте аргонавтов и девы-воительницы Аталанты на чудовищного вепря. На полотне запечатлен момент, когда охотники тянут руки, чтобы отобрать заслуженный трофей у лучницы.

Что еще показывают

На выставке можно увидеть все ключевые сюжеты, к которым обращался мастер. Это сцены из Ветхого и Нового Заветов, аллегории, портреты бюргеров, а еще натюрморты, которые появились в итоге «коллабораций» Йорданса с коллегами.

Пример такого сотрудничества — работа «Повар у стола с дичью». Улыбчивый повар, который показывает зрителям зайца, символизирует шута из прошлых веков. Уравновешивает веселье натюрморт дичи кисти Пауля де Воса, мастера охотничьих сцен. Кстати, его участие подтвердили только после реставрации в 2015 году, обнаружив скрытую подпись.
Вообще, такие «шутовские» мотивы, элементы бурлеска (когда серьезное содержание выражается несоответствующими образами, а героев автор переодевает в шутовское одеяние) встречаются в творчестве Йорданса довольно часто.
Другой яркий экспонат — масштабное полотно «Пир короля» начала 1660-х годов, сцена традиционного застолья в праздник Поклонения волхвов 6 января. Это повторение с оригинала, хранящегося в Вене. Работа была куплена в 1946 году для Пермской галереи у семьи Бенуа в Санкт-Петербурге.

«Любопытно, как эта картина могла находиться в частных руках на протяжении десятилетий в условиях советской России, ведь всех тогда «уплотняли» — речь о пресловутом квартирном вопросе. Есть версия, что она хранилась на рулоне», — говорит Садков.

Другая крупная работа — «Оплакивание Христа», одна из первых покупок Екатерины II. В 1794 году императрица передала ее Александро-Невской лавре. «Это беспрецедентный случай: православному храму подарили картину, предназначенную для католического», — отметил куратор.
Интересно, что в этом году исполняется 225 лет с даты дарения полотна, которое не покидало Александро-Невскую лавру никогда, даже в годы блокады.
Выставка в ГМИИ имени Пушкина, на которой представлены 18 картин и 31 рисунок, открыта до 30 ноября.
https://ria.ru/20190917/1558745450.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Sobolek
Sobolek

Коту может прилететь от веселого повара…