Дуэль на атомных «клинках»

В последнее время в западной прессе, а потом и в отечественном медийном пространстве активизировалось обсуждение, казалось бы, давно закрытого вопроса о степени опасности тактического ядерного оружия (ТЯО). В частности, в США официальные лица Пентагона даже запустили в оборот термин «ядерное оружие пониженной мощности» как необходимый Америке инструмент сдерживания якобы растущей агрессивности России на международной арене. О том, что это уже не просто самодеятельность отдельных СМИ, говорит тот факт, что вопрос был вынесен на обсуждение в рамках Конференции по разоружению, состоявшейся 28 февраля 2018 года в Женеве.

Глава МИД РФ Сергей Лавров там выразился чётко: «Всем должно быть понятно, что тем самым военные США готовят вооружённые силы стран Европы к применению тактического ядерного оружия против России».

После чего общественность начала громкий спор о степени опасности тактического ядерного оружия как такового.

 

Про атом мирный и не очень

 

Сторонники классического подхода возмущены — последствия применения тактического ядерного оружие в их понимании не могут не быть ужасными. В отличие от обычного оружия, негативные последствия применения тактического ядерного оружия будут сказываться на людях и окружающей среде долгое время. В свою очередь оппоненты, в том числе американские военные, указывают на явное несоответствие сложившейся его репутации реальным фактам. В мире произведено немало ядерных взрывов низкой мощности, и ни к каким глобальным апокалипсическим последствиям они не привели.

Как бы странно это ни звучало, но приходится признать правоту американцев. Да, конечно, любое оружие предназначено только для двух целей: убивать и устрашать. Но оставим пока философию, вернёмся конкретно к тактическому.

Во всех современных армиях долговременную линию обороны противника штатно предусматривается взламывать тактическими ядерными ударами. Например, линию бригады — с помощью трёх. Подчёркиваю: штатно, то есть в порядке вещей.

В пробитые им бреши немедленно вводятся танковые и механизированные части, буквально за считанные часы выходящие на оперативный простор в тылу противника. С последующими дегазацией, дезактивацией и обеззараживанием в специально развёрнутых пунктах батальонов противохимической и противорадиационной защиты. И потом дальше в бой. Вот получить стратегической боеголовкой межконтинентальной баллистической ракеты — это действительно конец. После её применения ни о каком продолжении боевых действий уже речи не идёт.

Потому что применять ядерное оружие в периферийных конфликтах низкой интенсивности вроде Вьетнама, Афганистана или нынешней Сирии лишено глобального и даже оперативного смысла, значит, незачем тратить ценный ресурс и создавать международные политические сложности. А в прямом военном столкновении «великих держав» взлом фронта с помощью маломощных ядерных ударов является делом совершенно естественным. Соответствующие боеприпасы существуют для ствольной артиллерии даже бригадного (152–155 мм) калибра, для реактивных систем залпового огня, для оперативно-тактических и крылатых ракет, а также в виде авиационных бомб. Было время, когда наносить подобные удары планировалось даже миномётами. И это в одинаковой степени касается всех современных армий всех ведущих стран мира.

Демонстрационный макет 152-мм тактического ядерного артиллерийского снаряда

Таким образом, тактическое ядерное оружие — это козырь в войне великих держав, средство достижения победы. А глобальная победа в гипотетической российско-американской войне — это прямое физическое уничтожение противостоящего государства.  А это уже стратегическая угроза национальной безопасности, устраняемая лишь стратегическим оружием. Со всеми вытекающими последствиями. И вот они уже действительно безмерно ужасны. За всем этим именно тактическое ядерное оружие тихо потерялось, а ужасы больших ядерных зарядов стали исподволь распространяться и на маленькие.

Головная часть американской межконтинентальной баллистической ракеты «Трайдент»

Чтобы их избежать, в 70-е годы ХХ века мир начал договариваться насчёт ограничений. С тех пор выросло уже третье поколение, для которого ядерное оружие является абсолютной абстракцией, а его ужасность сомнительна. Более того, постъядерный мир в массовом восприятии превратился в своего рода зону отпуска и релаксации — чего только стоят игры «Метро 2033», «Сталкер» и тетралогия Fallout.

Отсюда и восприятие тактического ядерного оружия как приемлемого в войне. Парадокс в том, что формально в навязанной прессой логике сторонники ТЯО правы, но в то же время катастрофически ошибаются, потому что смотрят совсем не туда.

Тактическое ядерное оружие опасно не столько само по себе (хотя не забываем: это оружие, чтобы убивать и устрашать), сколько по причине, вызвавшей желание о нём вспомнить.

По сути ТЯО является инструментом для решения военной проблемы позиционного тупика. Её решением в период Первой мировой войны стали танки и резкое совершенствование артиллерии. Развитие средств и методов вооружённой борьбы по итогам Второй мировой опять создало тот же самый тупик. Прорыв достаточно подготовленной обороны требует неадекватно большого расхода материальной части и недопустимо высоких потерь в личном составе. Неадекватного потому, что победа не обеспечивает возможности стратегического развития успеха — за время прорыва противник успевает подтянуть резервы и остановить наступающих, которые сумеют продвинуться на несколько километров ценой огромных потерь, которые крайне тяжело восполнить, — современное оружие чрезвычайно дорогое и требовательное к кадрам.

Франция, 1915 год. Позиция артиллерийской батареи

Долгое время ядерное оружие сдерживало великие страны от поворота в этот самый стратегический тупик — победитель в ядерной войне получал в качестве «приза» радиоактивную свалку размером с целую планету.

И это вполне себе эффективно работало. Если до середины ХХ века крупный военный конфликт в Европе, затрагивавший территории большинства её стран, случался в среднем каждые 20–25 лет, то после появления стратегического ядерного оружия мы живём в мире уже более полувека.

 

Война с Россией как меньшее зло

 

Однако это правило имеет одно важное исключение. Кроме обычных завоевательных или оборонительных, в жизни ещё случаются войны как выбор меньшего из зол.  Происходящее сейчас — именно такой случай.

Pax Americana разрушается. США прогрессирующими темпами теряют международное влияние, а именно оно составляет основу их политической и экономической мощи. США уже мало обходиться в глобальных спорах невоенными способами принуждения вроде санкций и замораживания банковских активов. События последних пяти лет показали, что теперь это всё практически не работает. Несмотря на все усилия, Вашингтону нечего противопоставить прогрессирующему экономическому сближение Европы и России — даже проект Трансатлантической зоны свободной торговли погиб под стопой Трампа и крики о великой Америке. Несмотря на все усилия, предпринятые американским руководством, ещё с 2006 года США продолжают сползание с мирового Олимпа. Причём закрепление даже на уровне регионального лидерства находится под большим вопросом. Богатство и благополучие Америки минимум на протяжении века основывалось на выкачивании прибыли из остального мира за счёт гегемонии доллара, обеспеченной ёмкостью богатого внутреннего рынка США и превосходством военной мощи, также основанном на богатстве государства. Не станет доминирования — не станет богатства, а без него весьма вероятен и распад Соединённых Штатов как единого государства.

Происходит процесс выталкивания США с позиции лидера глобального мира с неумолимой перспективой скатывания до уровня только регионального государства, противопоставить которому ничего не получается. И утрата сверхвласти — то самое большее зло, ради спасения от которого, кажется, вполне уместным выбрать зло меньшее — войну.

 

Только не ради захвата у противника чего-либо ценного, а ради полного физического уничтожения самого противника как такового. А то один раз этих русских уже захватывали. Даже медали «За победу в холодной войне» раздавали. А они опять поднялись, и снова США оказались «на краю гибели». Уж если вопрос решать, то теперь только кардинально.

Медаль США «За победу в холодной войне». Ею среди прочих был награждён Михаил Горбачёв.

При этом важно соблюдение двух условий. Первое: чтобы самой России такая война не казалась стратегической. Второе: чтобы боевые действия велись не на территории США. Единственное место, где оба условия совпадают, — Европа. Если приучить мир к мысли, что применение ТЯО приемлемо, то такая задача становится вполне реализуемой.

Фактически с идеей о допустимости применения ТЯО Вашингтон придумал, как выиграть Третью мировую войну и даже как на этом ещё заработать. Независимо от того, выиграет Россия в этой войне или проиграет, цена победы для истощённой России окажется слишком высока, а США всегда смогут предложить миру новый план Маршалла.

Вкратце стратегия сводится к простой последовательности элементарных ходов.

Шаг первый — объявить о том, что Россия начала агрессию. Например, в виде глобальной хакерской атаки на что-нибудь важное. Такой вариант удобен тем, что не требует предъявления каких-либо материальных доказательств. В него достаточно просто верить, а как раз над формированием подобной веры вот западная информационная машина активно работает больше года. К примеру, никаких объективных подтверждений российского вмешательства в американские президентские выборы нет, но западная общественность в реальное существование всесильных и агрессивных русских хакеров уже верит, как в достоверно доказанный факт. Остается лишь организовать что-нибудь грандиозное вроде 11 сентября 2001 года.

 

Шаг второй — объявить войну России от лица Североатлантического альянса с нанесением тактических ядерных ударов по нашим позициям первыми либо массированным ударом обычным оружием спровоцировать на такой шаг первыми нас. Это не так сложно, как кажется. Крылатая ракета с обычной и с ядерной боеголовкой на радаре выглядит совершенно одинаково.

 

Шаг третий — поддерживать обмен тактическими ядерными ударами при массированном информационном сопровождении о своём решительном стремлении к миру и готовности в любой момент сесть за стол переговоров.

 

Причём «План Маршалла 2.0» успешно реализуется в любом случае. Если мы уходим в глухую оборону, война остановится только после разрушения нашей промышленности, инфраструктуры, логистики и падения уровня жизни населения. Мы эту «ограниченную войну» проигрываем и рассыпаемся в результате внутреннего бунта, как в своё время СССР. Быстрое прекращение боевых действий возможно только в результате решительного наступления в Европу. О деталях можно поспорить, но в целом успешно его осуществить мы можем. Правда, только с обязательным широким применением ТЯО. В этом случае «ограниченную войну» мы выигрываем, но неизбежно оказываемся вынуждены оккупировать полностью разрушенную боевыми действиями Европу с населением, вчетверо превышающим наше собственное, которое должны будем лечить, обеспечивать и содержать. Такую нагрузку российская экономика потянуть однозначно неспособна, а значит, в итоге коллапс государства также неизбежен. Европа в итоге «достаётся» США, а виновными за войну остаёмся мы. Заодно страдает и Китай, теряющий богатый рынок сбыта. Даже два, включая американский. Как и в обе прошлые мировые войны, в этот раз США также спокойно отсиживаются за океаном.

Что позволяет считать эту фантастику достаточно реалистичной? Как всегда — детали и мелкие оговорки «больших людей».

Если внимательно посмотреть на официальную американскую риторику, то можно увидеть, сколь резко США активизировали медийное продвижение двух тезисов.

Во-первых, Западу вообще и США в частности необходимо срочно вооружаться, потому что Россия может буквально вот-вот ударить первой. Если русские (!) не уймутся с хакерами, вмешательствами в выборы и референдумы, милитаризацией и «аннексиями», Америка будет вынуждена (!!) перейти к войне.

Во-вторых, совершенно очевидно, что обычными вооружениями русских остановить не получится. Ими их было не остановить ещё во времена СССР. Так что применять ядерное оружие неизбежно придётся, его применение подаётся как вполне допустимое.

Американская атомная бомба В61-12. С 2015 года 20 таких складировано на авиабазе Бюхель в Германии.

Вместе с этим США подталкивают НАТО к переброске боевых частей на российскую границу. Если смотреть только в масштабах обычных боевых действий, численности развёртываемых бригад для надежды на успех наступления против ВС РФ откровенно мало. При нынешнем раскладе их будет недостаточно даже в том случае, если европейские члены альянса задействуют «на востоке» все свои боеспособные формирования. Но если обеспечить их действия тактическим ядерным оружием, то даже такого контингента может оказаться вполне достаточно.

 

О чём на самом деле сказал российский президент

Примечательно, но, рассказывая о революционном прорыве в области ядерных вооружений, президент России основной акцент делал не на стратегические межконтинентальные ракеты. Они шли только фоном, как прозрачный намёк «ваше ПРО их не остановит».

Главным козырем являлась как раз сверхдальняя (а значит, межконтинентальная) крылатая ракета с ядерным боезарядом строго тактической мощности. Тем самым давалось более чем ясно понять: даже в рамках «только маленькой ядерной войны, строго в пределах тактических боезарядов» Россия располагает возможностью достать до территории США.

Может, а значит, сделает. Причём перехватить эти ракеты у Пентагона не выйдет — ключевые объекты на территории США подвергнутся ударам точно так же, как цели в Европе.

Россия располагает инструментом, полностью опровергающим главный базовый смысл американского плана — смоделировать глобальный конфликт в форме, не доходящей до применения стратегического ядерного оружия.

«Ограниченная ядерная война» для США казалась перспективной исключительно потому, что дальность имевшегося в российской армии тактического ядерного оружия исключала возможность дотянуться до территории США.

Потеря Аляски, учитывая размер ставок в этой игре, выглядела не слишком большой платой.

Однако Владимир Путин более чем наглядно дал понять, что в случае попытки начать эту игру Америке неизбежно предстоит заплатить многократно больше.

Фактически вся её территория находится в радиусе досягаемости не только стратегического (применения которого не должно случиться), но и тактического ядерного оружия, на широком использовании которого весь американский план как раз и основан.

В общем, активизация разговоров про допустимость использования «ядерного оружия пониженной мощности» является важным, даже ключевым сигналом, говорящим о том, что Вашингтон всерьёз рассматривает сценарий прямой открытой войны с Россией как вполне допустимый. А явно милитаристское содержание путинского послания к Федеральному собранию РФ фактически является наглядной и жёсткой демонстрацией готовности и, что ещё важнее, способности изложенный выше план американцам сломать. Маленькой ядерной войны только в Европе у США не получится. Их города, промышленные центры, логистические узлы и инфраструктура для нашего «ядерного оружия пониженной мощности» более чем уязвимы. Фактически даже беззащитны.

Президент России показал, что принцип гарантированного взаимного уничтожения на тактическое ядерное оружие распространяется тоже. Начинать эту войну мы не хотим, но, если придётся, мы к ней готовы.

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Henren
Henren

В 70-е эта ситуация многократно обыгрывалась на учениях и в НАТО, и в Варшавском блоке. В общем, ограниченная ядерная война — так тогда это называлось переходила в глобальную в течении трех часов от ее начала. Так что ничего нового, вообще. Потому что на ядерный удар по американской территории пиндосы вынуждены будут ответить применением стратегического оружия. Правда, мощных зарядов у них нет. А у нас есть. Но все равно, разрушений будет много — если пиндосам удастся вовлечь в войну французов.

Sobolek
Sobolek

Да, интересная статья.
Как империалистические собаки дружно тявкая подзадоривают друг друга, чтоб вместе кинуться на здорового медведя…