Германская политика на кнопке «пауза»

Прошедшие в сентябре выборы в германский Бундестаг создали в стране политическую турбулентность, в которой новое правительство формируется не столько по близости программ и целей партий, претендующих на управление страной, сколько по простому арифметическому подсчёту голосов этих партий в Бундестаге для получения парламентского большинства. Так сложилась необычная в немецкой политике конфигурация из блока консервативных партий ХДС/ХСС, либералов СвДП и альянса разнородных групп, объединившихся под лозунгами охраны природы и государственного контроля окружающей среды, — «Союз-90»/«зелёные».

Когда в товарищах согласья нет

Эксперты с самого начала выразили сомнение в жизнеспособности такой коалиции, однако канцлер Германии Ангела Меркель успокоила немцев. Она заявила о готовности к поиску компромиссов и пообещала в декабре предъявить стране новое коалиционное правительство. Меркель поверили.Последовавшие за этим события, казалось, подтверждали правоту канцлера. Например, на первом заседании нового состава Бундестага, рассматривавшем организационные вопросы, депутаты заявившихся в правящую коалицию партий голосовали солидарно. Они смогли провести на ключевые посты в парламенте своих представителей и дружно осадить выдвиженца «Альтернативы для Германии», пытавшегося получить должность вице-спикера.

На этом согласие в новой коалиции исчерпало себя. Если не считать согласием вывести за скобки переговоров о формировании правительства все острые вопросы и пока непреодолимые противоречия. Так произошло в пятницу, 3 ноября, когда сторонам удалось принять совместный документ по проблемам внешней политики и безопасности Германии.

В нём обошли вниманием такие важные внешнеполитические вопросы, как конфликт на Украине и санкции в отношении России. Это одна из самых спорных позиций в коалиции. Баварский ХСС и либералы из СвДП выступают за отмену санкций. «Зелёные» и христианские демократы настаивают на их сохранении.

Пока сошлись на том, что зафиксировали стремление «к хорошим отношениям с Россией», выразили готовность к диалогу при безусловном соблюдении «международного права и единства Запада». Что из этой словесной конструкции получится, остаётся только гадать. Ведь «Зелёным» в коалиции прочат пост министра иностранных дел, а с ним — возможность проводить свою линию при формулировании внешней политики Германии. И не только.

На партийных консультациях по формированию правительства малые партии резко критикуют, например, строительство газопровода «Северный поток-2». Представитель партии «Союз 90»/ «зелёные» Оливер Кришер при этом заявил, что «проект тормозит возобновляемые энергии и является камнем преткновения для Европы,.. усиливает зависимость от автократического президента Путина».

Похожей позиции придерживаются либералы из СвДП. Правда, акцент они делают на возрастающую зависимость Евросоюза от российских энергоресурсов и желание выработать единую европейскую энергетическую политику. То есть, в большей степени учитывать интересы выступающих против строительства газопровода стран Прибалтики и Восточной Европы.

Настроение младших участников коалиции передалось даже христианским демократам. Представитель ХДС Норберт Рёттген, ранее возглавлявший комитет Бундестага по внешней политике, неожиданно заявил, что строительство второй очереди газопровода «следует рассматривать, исходя из интересов не отдельных предприятий и тем более не частных лиц».

Рёттген словно забыл, что правительство Ангелы Меркель уже выразило поддержку проекту газопровода «Северный поток-2». Так что это совсем не частное дело «отдельных предприятий», а новая возможность для Германии получать дешёвый трубопроводный газ и затем распределять его по странам ЕС, превращаясь в энергетический хаб альянса.

Случай с Рёттгеном показывает, что в поисках компромисса с младшими партнёрами по возможному альянсу христианские демократы и их баварские партнёры могут сильно отступить от своих программных целей. И тогда, как говорится, хвост начнёт управлять собакой. Планы и цели малых партий станут фактом практической политики германского правительства.

Либералы и «Зелёные» это прекрасно понимают и настаивают на своём . Ведь выбор у старших участников возможной коалиции небольшой: либо сформировать правительство из этой партийной комбинации, либо идти на новые парламентские выборы, результат которых может стать ещё более неопределённым.

Как итог, круг спорных вопросов остаётся неизменным. Кроме уже упомянутых проблем в отношениях с Россией в нём достаточно много вопросов внутренней германской повестки. Разногласия вызывают расходы на оборону и экспорт вооружений, государственные инвестиции и распределение налогов, отношение к проблеме мигрантов и снижению выбросов в атмосферу углекислого газа и пр.

В частности, «Зелёные» настаивают на полном «отказе от угля» и постепенном выводе из оборота всех 148 угольных электростанций Германии, а 20 самых грязных из них — закрыть немедленно. Столь же категоричны младшие партнёры в коалиции и по другим спорным вопросам.

Это побудило председателя депутатской группы ХСС Александера Добриндта заявить в газете Bild, что «Зелёные» провоцируют срыв коалиционного соглашения, проявляют «незаинтересованность в формировании правительства». К сказанному Добриндтом стоит добавить: теперь срок приведения к присяге нового кабинета министров ФРГ выйдет за рамки сентябрьского прогноза Ангелы Меркель. Вряд ли за оставшееся до конца года партии успеют согласовать все спорные вопросы, заключить коалиционное соглашение, утвердить его на своих съездах и потом сформировать правительство.

С приставками «и.о.»

Сегодня в Германии практически недееспособный кабинет министров. Он, по сути, поставлен на кнопку «пауза». Прежде всего, потому, что сама Ангела Меркель с 24 октября получила к должности приставку «и.о.». Бундестаг ей пока только поручил формировать правительство. С такими же приставками работают вместе с и.о. канцлера министры от социал-демократической партии. Они уже потеряли право на какую-либо инициативу и тихо ждут своей замены.

Сменил должность Вольфганг Шойбле — политический тяжеловес христианских демократов, многолетний министр финансов ФРГ и правая рука Ангелы Меркель. Теперь он встал во главе Бундестага. Меж тем, Шойбле определял не только финансовую политику Германии. Его слово было весовым для всего Европейского союза. Это он был инициатором антикризисных программ ЕС, мероприятий по укреплению евро и снижению долговой нагрузки в странах альянса.

Сейчас эта ниша германской политики пуста. Ослабли и другие важные не только для немцев, но и всех европейцев рычаги влияния правительства ФРГ на Европу. Мы это можем наблюдать на примере Украины. Здесь тихо схлопнулся «нормандский формат». Инициатива перешла к представителю американского президента.

Не всё в его действиях соотносится с интересами европейцев. По крайней мере, курс на поставку летальных вооружений и обострение украинского конфликта Европе точно не нужен. Её, и в особенности Германию, вполне устраивает существующее ослабление России санкциями. Воевать с русскими в планы европейцев сегодня никак не входит.

На сей счёт, конечно, нет единой позиции. Повоевать с Россией чужими руками не отказалась бы, например, Польша. Варшава сейчас брызжет инициативами. В самый разгар выборной кампании в Бундестаг польские лидеры потребовали с ФРГ репарации за потери Польши в годы второй мировой войны.

Затем вопреки позиции Германии правительство Польши выступило за расширение американского военного присутствия в регионе. Наконец, лидер правящей консервативной партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский объявил о новой польской политике «возврата суверенитета из Брюсселя в Варшаву», что угрожает уже самим основам Союза.

Демарш Качиньского был спровоцирован критикой Польши за её отказ от приёма беженцев, за разрушение демократических институтов (правительство подчинило себе СМИ и суды). Не в последнюю очередь на позицию польского политика повлияло недостаточное, по мнению Качиньского, финансирование Польши из европейского бюджета.

Занятые внутренними проблемами немцы были вынуждены всё-таки отвечать. В эфире телеканала ZDF это сделала министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен. «Мы должны поддержать здоровое демократическое сопротивление молодого поколения в Польше, — заявила фон дер Ляйен, противопоставляя действующей польской власти оппозицию. — Наша задача — поддерживать дискурс, спорить с Польшей и Венгрией».

В этот перечень через запятую можно добавить ещё с полдюжины стран ЕС, недовольных решающим словом Германии в альянсе. Когда это слово поутихло, на авансцене европейской политики активизировались персоны из государств, не так давно отнесённых Ангелой Меркель к «странам второй скорости». Теперь они решили подчеркнуть свою собственную значимость.

Вот и поляки огрызнулись на замечание фон дер Ляйен. Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский обрадовался: «Мы поймали немецких политиков на том, что они пытаются вмешаться во внутренние дела Польши». На заявление Ващиковского в Германии уже никто не ответил.

В Берлине сейчас не до Польши. Здесь буксуют переговоры по созданию правящей коалиции. Конца этому пока не видно, что в определённой мере дестабилизирует ситуацию как в Германии, так и в целом в Европе. Ведь в заложниках амбиций немецких партий, неожиданно получивших возможность занять кабинеты власти, оказался весь Евросоюз. Ему германский правительственный кризис никак не на пользу.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
wpDiscuz