История одной фотографии: трофейная «тройка» и восхитительно наглый рейд 162 бригады

Как надуть люфтваффе, заполучить в сопровождение немецкие «мессеры» и испугать две танковые армии? За снимком знаменитого советского фотографа Ивана Шагина скрывается замечательная история времён окончания Курской битвы. Об этом — наша статья.

История
По Сети давно бродит это фото: советские бойцы едут по просёлочной дороге на броне трофейной немецкой «тройки», а женщины на обочинах радостно машут им руками. В подписи часто значится, что приветствуют танкистов «жители Белоруссии» в июле 1944 года.

На сайте «Военный альбом» нашлись более точные подробности: колхозницы сельхозартели «Пробуждение» приветствуют воинов 162-й танковой бригады: капитана Романькова, лейтенанта Омельяновича и старшего лейтенанта Французова. И ссылка на то, что происходит фотография из статьи в «Комсомольской правде» от 24 июля 1943 года.

Чутьё подсказало, что за этой фотографией может скрываться интересная история.

Оно не подвело.

Правда, дело было совсем не в сельхозартели «Пробуждение». И не в освобождённой Белоруссии. Впрочем, обо всём по порядку.

Старая газета
Первым делом я отправился на сайт «Комсомольской правды», которая любезно выложила сканы всех номеров военной поры. На четвёртой странице указанного номера обнаружилась заметка «Встреча на сенокосе» с искомым фото.

Фотографировал Иван Шагин — один из «топовых» мастеров фотографии Советского Союза. Ещё до войны он был одним их тех, кому доверяли снимать вождей и военные объекты.

Среди его фотографий есть даже весьма стильный снимок с борта ещё не введённого в строй новейшего крейсера «Киров», сделанный в 1936 году. Многие его фото военного и довоенного времени вы, скорее всего, видели — просто не знали автора.

«Главный калибр», фотограф — Иван Шагин

Заметка в духе эпохи слегка перебирает с бравурностью. Однако, когда узнаёшь предысторию фото, автора хочется упрекнуть разве что в недостаточной эпичности сопроводительного текста — ведь история, сопутствовавшая затрофеиванию этого танка, красива и героична.

Прорыв на Хотынец
Всё началось 14 июля 1943 года — через два дня после Прохоровки. На северном фасе Курской дуги уже разворачивалась операция «Кутузов»: удар во фланг изрядно потрёпанному в попытках прорвать советскую оборону Моделю.

Стоявший в резерве Западного фронта 25-й танковый корпус получил приказ о сосредоточении и подготовке к наступлению. Его направляли на железнодорожную станцию Хотынец. Удар в этом направлении между рек с прекрасными названиями Вытебеть и Нугрь рассекал важнейшую для немецкой обороны дорогу Брянск-Орёл.

Карта операции «Кутузов»: виден удар 25-го тк в направлении Узкого (рейд 162-й не отображён)

Корпус совершил тяжёлый марш через леса — и наткнулся на неожиданно сильную немецкую оборону. Хуже того, последовали танковые контрудары во фланг и массированные налёты «штук». Части корпуса развернулись в оборонительные порядки — чтобы сдержать атаки и дать 162-й бригаде с десантом уйти в прорыв, достигнув цели операции.

Как люфтваффе советских танкистов сопровождали
К 17:00 командир бригады Игнатий Волынец вывел своих танкистов на хорошую дорогу — и в этот момент бойцы заметили до двухсот немецких самолётов. Они шли на север — бомбить главные силы 25-го корпуса. Если бы они заметили бригаду — устроили бы ей мясорубку. А брянские леса остались севернее — начинались обширные поля Орловщины. Прятаться было негде.

Полковник Волынец поступил с предельной, восхитительной наглостью. Он дал из ракетницы три белых сигнала — немецкий сигнал опознавания своих, и приказал своим Т-34 и Т-70 увеличить скорость до 40-45 километров в час — чтобы клубы пыли не дали опознать советские машины.

Десятка «мессеров» отделилась от строя немецких самолётов и до сумерек сопровождала мчащуюся на юг колонну 162-й бригады. А то вдруг на неё Ил-2 нападут?

Из деревни Подвалиево колонну обстреляла немецкая батарея — но полковник приказал поднажать и вести огонь на подавление с полного хода.

Немецкие лётчики не поняли, что старательно прикрывали советское наступление.

Образцово-показательный разгром во вражеском тылу
Утром 19 июля 162-я бригада достигла железной дороги в семи километрах от Хотынца.

В немецких штабах началась лёгкая паника: там были уверены, что удар 25-го корпуса остановлен. Рокадная железная дорога, на которой «висело» снабжение вермахта и СС под Орлом, была рассечена.

2-я и 9-я танковые армии увидели перед собой призрак нового Сталинграда.

Сведения об огромной, длинной колонне — при ускорении она растянулась — заставили немцев предположить худшее. На месте бригады со штатной численностью в полсотни машин им представилась советская танковая армия, заходившая в тыл Моделю.

В Орле немцы вместо укрепления обороны стали ускорять эвакуацию, вывозить штабы и склады, взрывать и сжигать свои объекты. Это немало поспособствовало освобождению города, наступившему уже 5 августа.

Увы, реальность для советской стороны была не настолько прекрасной. 162-я бригада оказалась посреди немецких боевых порядков. В 41-м такое могло окончиться катастрофой — но к лету 43-го РККА уже сама могла показать класс в манёвренной войне и оперативной наглости.

Мы в тылу у немцев? Тем хуже для немцев!

Танкисты полковника Волынца, отбиваясь от контратак, разобрали полкилометра путей и переломали телеграфные столбы. Сожгли несколько подвернувшихся немецких автоколонн и пытавшийся контратаковать их бронепоезд.

Попутно нашли и отжали где-то семь исправных и боеспособных немецких танков. Которые немедленно использовали по самому прямому назначению. Немцы бросили против бригады до трёх дивизий — но танкисты искусно маневрировали и били только там и тогда, где имели перевес.

Увы, но горючее и боеприпасы не бесконечны, а людям требуется отдых. Вдоволь пошумев в тылах, 162-я пошла обратно — попутно раскатав какой-то немецкий штаб в селе Ильинское. Несмотря на тяжёлое ранение полковника Волынца, бригада поздним вечером 21 июля успешно прорвала немецкий фронт.

Из 57 танков потеряли 33 — но зато семь захватили. Убитыми, ранеными и пропавшими без вести значились 120 человек из примерно девятисот.

Фотография
Утром и днём 22 июля 162-я катилась по дорогам в советском тылу где-то в Болховском или Знаменском районе Орловской области. Там они и повстречались знаменитому фотокорреспонденту «Комсомольской правды» Ивану Шагину.

(Фото: Иван Шагин)

Раньше сделать это фото было невозможно. На следующий день — тоже. Ведь газета вышла 24 июля — а интернета не было. Плёнку с фотографией надо было доставить в Москву, проявить и сверстать номер.

Вот только встреча эта никак не могла произойти у указанной в заметке сельхозартели «Возрождение». Она до 1950 года находилась в деревне Образцово — практически на западной окраине Орла. Увы, но до начала августа она все ещё была на оккупированной территории. Ни советских танкистов, ни тем более военкоров там быть не могло.

Опосредованно о том же свидетельствует тень от солнца — дело происходит около полудня, солнце светит с юга, а танк явно едет на север. Куда, собственно, и должна была двигаться 162-я после выхода из прорыва.

Возможно, неверное указание места — сознательный «финт ушами», чтобы ввести в заблуждение немцев.

Впрочем, про недавнее освобождение — чистая правда, эти места перешли под контроль РККА не позже 11 июля.

Танк, на котором едут бойцы, — достаточно редкий зверь: Pz.III Ausf. N, последняя попытка немцев выжать хоть что-то из давно устаревшей конструкции. В его башню засунули 75-мм «окурок» KwK 37 с длиной ствола 24 калибра.

Таких выпустили всего 617 штук, переделав из более ранних моделей. Это не особо помогло немцам — но некоторые советские офицеры-танкисты ценили трофейные «тройки» и «четвёрки» в качестве командирских машин. Вероятно, так в дело пошла и эта машина.

Герои на танке
Капитан Николай Куприянович Романьков из белорусских Смолевичей к тому времени — уже дважды кавалер ордена Красной Звезды.

Его специальностью была матчасть: ремонт и эвакуация машин. Которые он не раз ремонтировал и эвакуировал под вражеским огнём. В значительной степени его стараниями бригада и смогла практически без потерь и поломок рвануть на полном ходу к Хотынцу.

Специалистом он был, судя по всему, блестящим — вверенные ему войска регулярно совершали длительные марши без поломок и отставаний. Ещё он регулярно «вытаскивал» повреждённую технику под обстрелом. Собственно, так капитан Романьков заработал два ордена — и за годы войны получит и другие награды.

А ещё он не проходил мимо боеспособной немецкой техники и старательно её трофеил — за что в числе прочего и получил в 45-м орден Отечественной войны I степени.

Лейтенант Александр Моисеевич Омельянович из московских Сокольников не только взрывал склады и сжигал вражеские САУ, но и тоже занимался матчастью бригады.

Свой орден Красной Звезды он получил именно за этот рейд — в том числе за бой с бронепоездом и ударную работу по демонтажу железной дороги. А также за то, что на танке — возможно, этой самой «тройке» — намотал на гусеницы три немецкие подводы.

(Фото: ЦА МО РФ)
Старший лейтенант Владимир Александрович Французов из Сталинграда воевал с первых дней войны. Был тяжело ранен в 41-м, но вернулся в строй. Стал разведчиком и «одним из ведущих боевиков 162-й тбр», как сказано в представлении к первому ордену Красной Звезды.

Он начал рейд 162-й бригады командиром отряда конной разведки. Затем Французову пришлось переквалифицироваться в медика — он занимался размещением и обеспечением лечения раненых. Не забывая и устраивать налёты на врага — за что и получил вторую Красную Звезду.

Увы, про младшего лейтенанта Резникова и мехвода Ивана Клименко подробностей узнать не удалось.

Фото, сделанное Иваном Шагиным на пыльной орловской дороге 22 июля 1943 года, запечатлело не только типовую сценку «освобождённые советские граждане приветствуют бойцов РККА». Оно увековечило один из моментов перелома в ходе войны: советские и немецкие войска стали «меняться местами». Теперь уже краснозвёздные танки могли лихо ворваться во вражеский тыл, учинить там разгром и панику и вернуться без особых потерь.

А немцам оставалось, как РККА страшным летом 41-го, искать посреди своих боевых порядков манёвренные группы противника, с перепугу удесятерять численность врага, терять инициативу — и откатываться всё дальше и дальше.

Школа была жестокой — но РККА были хорошими учениками. Освоив науку, шанса отыграться «учителю» они уже не дали.

Подробности на warhead.su:
https://warhead.su/2020/05/08/istoriya-odnoy-fotografii-trofeynaya-troyka-i-voshititelno-naglyy-reyd-162y-brigady

Материал: Алексей Костенков
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Sobolek
Sobolek

Геройский рейд