Как Чжан Инь нашла «выброшенные деньги» и сделала миллиардное состояние

Продолжаю знакомить вас с серией статей Трудный путь. Сегодня «агитка» из Китая о женщине, которая смогла найти путь к успеху.

Чжан Инь – одна из десяти самых богатых женщин Китая. В 2010 году личное состояние Чжан было оценено приблизительно в $4,6 млрд, что сделало ее самой богатой self-made женщиной в мире, опередившей Опру Уинфри, Джоан Роулинг, Джулиану Бенеттон, Марту Стюарт, Маргарет Уитмен и Розалию Мера. В китайских школах изучают ее историю успеха как мотивирующий пример для молодых китаянок. Ее сравнивают с легендарной Мулан – женщиной-полководцем, которая так же, как и Чжан, смогла добиться грандиозного успеха в мире, принадлежавшем мужчинам. Большинство богатейших женщин мира унаследовали свои состояния: сестры Уолтон (владелицы крупнейшего ритейлера Walmart), Лилиан Беттанкур (L’Oreal), Пэрис Хилтон (Hilton Hotels), Аллегра Версаче (Versace), Аэрин Лаудер Зинтерхофер (Estee Lauder) и другие. Но не такова Чжан Инь, чья жизнь была очень и очень непростой.

Родилась Чжан в 1957 году бедной северной провинции Хэйлунцзян, в городе Цзиси возле российско-китайской границы. Она была старшим ребенком из восьми детей. Ее отец был офицером Народно-освободительной армии, и пока он служил, семья жила более-менее нормально. Но когда Чжан исполнилось 9 лет, началась «культурная революция» под предводительством Мао Цзэдуна, в ходе которой миллионы китайцев попали в тюрьмы и исправительные лагеря. Жертвой репрессий стал и отец Чжан – его обвинили в «контрреволюции» и «пособничестве капитализму», и бросили в тюрьму. С этого момента жизнь стала невыносимой, семья постоянно голодала. Чжан пришлось бросить школу и идти работать, чтобы как-то выжить. Стало легче только через 10 лет, когда умер Мао, и правительство Дэн Сяопина взяло курс на построение «социализма с человеческим лицом». Из заключения вернулся отец Чжан, и девушка решила попытать счастья за пределами родного Цзиси.

В 1982 году Чжан переехала в богатый южный город Шэньчжэнь на границе с Гонконгом. В этом городе была открыта первая в Китае свободная экономическая зона, и миллионы голодных китайцев хлынули туда в поисках работы. Китай начал активно строить внешнеэкономические связи, особенно с США. Из-за благоприятной политики нового руководства Китай развивался семимильными шагами, постоянно увеличивая объем экспорта. На рынки Америки и Европы хлынул бурный поток ширпотреба с надписью «Made in China».

Тем временем в Шэньчжэне девушке удалось устроиться бухгалтером на текстильную фабрику. Как ей это удалось – непонятно, ведь образования у нее не было, хотя считала она хорошо. Однако вскоре Чжан уволили – недостаток образования сделал свое дело. Девушка не стала унывать, а решила заняться собственным бизнесом. Роль домохозяйки ее никак не устраивала, а на работу с ее двумя классами было устроиться очень непросто.

Позже она скромно признавалась, что идею ей подсказал один гонконгский бизнесмен. Однажды он сказал: «Макулатура – это бескрайний лес. Только вырубленный лес восстановить сложно, а использованная бумага – везде. Выброшенную бумагу можно переработать и использовать вновь и вновь, поколение за поколением». Как раз в это время Китай остро нуждался в бумаге и особенно – в картоне. Картон дорожал каждый год, ведь экспортный товар нужно во что-то упаковывать, а собственных лесов в Китае почти не осталось. Лес-кругляк из России стоил дорого и на производство картона не шел. Так что идея Чжан была золотой жилой – непонятно, почему никто этим не занялся до нее.

Сначала Чжан купила убыточную фабрику по производству бумаги, находившуюся в Гонконге. На это ушли все ее сбережения – 30 тысяч юаней, что равнялось примерно 3800 долларов. Для переработки она стала скупать бумажный утиль у мелких посредников. Дело потихоньку сдвинулось с места. Однако качество китайской бумаги для вторичной переработки не вполне подходило: из-за нехватки древесины на сырье для производства бумаги шел бамбук и рисовая солома. Тогда Чжан пришла в голову мысль отправиться за макулатурой… в США.

Бизнес-план был простой как все гениальное. В штаты шел огромный поток китайских товаров. Упаковку от товаров покупатели, разумеется, выбрасывали, а значит в США много никому не нужного картона. Суда, которые привозили в США китайские грузы, шли домой порожняком, а значит их можно зафрахтовать за копейки. По такой элегантной схеме началась экстрадиция китайского картона на родину. Из него делали новый картон, в который упаковывали новые партии китайского ширпотреба и рассылали по всему миру.

В 1990 году Чжан вместе с мужем переехали в штаты. На стареньком Dodge Caravan они начали колесить по стране в поисках перспективных помоек. Поскольку макулатура составляет большую часть бытовых отходов, выбора у них было хоть отбавляй. Супруги основали компанию America Chung Nam Inc и начали скупать американские свалки за гроши. К 2001 году эта компания стала крупнейшим экспортером макулатуры в Америке, а также лидером по объему общего экспорта из США в Китай.

В 1995 году супруги вернулись в Гонконг, чтобы расширить производство, и основали компанию с романтическим названием «Бумага девяти драконов» (Nine Dragons Paper Holdings Limited). Чжан Инь занималась принятием стратегических решений, ее муж Лю Мин-чжун (стоматолог по образованию) был исполнительным директором, а младший брат отвечал за общее управление. Хотя «Королеву мусора» неоднократно критиковали за семейственность и кумовство, она ясно дала понять: «Это семейный бизнес. Так было, есть и будет всегда». В марте 2006 года компания впервые разместила акции на гонконгской бирже и получила 500 миллионов долларов инвестиций, а к концу 2006 года акции выросли в цене в три раза. В 2009 году «Девять драконов» стали крупнейшим производителем картона и упаковочной бумаги в мире.

Конечно, путь Чжан не был усеян розами. Между хорошей идеей и ее воплощением лежала огромная пропасть. Во-первых, Чжан – женщина, а для ведения бизнеса в Китае это уже непреодолимый барьер (по крайней мере, так было лет 30 назад, когда Чжан начинала). Долгое время здесь были живы предрассудки, что женщина ни на что не годится, кроме работы по дому и воспитания детей. Во-вторых, у нее не было связей. Для ведения бизнеса в Китае это крайне важно. Большинство китайских богачей – дети или близкие родственники чиновников из партийной верхушки. Ну и в-третьих, денег у нее тоже не было.

Сама Чжан редко дает интервью и не любит вдаваться в детали, когда речь заходит об истории ее успеха. Говорят, что когда бизнес был в самом начале пути, она активно эксплуатировала имя своего отца – жертвы репрессий, чтобы разжалобить китайских предпринимателей и заставить их идти навстречу. Ходят слухи, что попасть в Гонконг ей помогли связи с мафией (на тот момент Гонконг был британской колонией и был возвращен Китаю только в 1997 году). Ни о чем таком Чжан, конечно, не распространяется, а если ей задают неудобные вопросы, она отвечает просто: «Я честный бизнесмен».

Немалая доля в ее успехе, конечно, принадлежит счастливому стечению обстоятельств – она удачно воспользовалась моментом, когда изменилась политическая ситуация и Китай налаживал торговые связи с США. Но нельзя забывать и о личности Чжан, ведь именно ее кипучий характер, упорность и готовность рисковать превратили хорошую идею в миллиардное предприятие.

 

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Sobolek
Sobolek

Интересная история.
Под лежачий камень вода не течет. Что и доказала деятельная мадам Чжан.