Как относиться к «совершенствованию» человека?

Автор: доктор Александр Лесс

Чтобы написать эту статью, я выпил напиток, содержащий эффективный мыслительный ускоритель, который помогает мне — почти ежедневно — сосредоточиться.

В кармане я ношу расширитель памяти, в котором хранил заметки для этого материала.

Кофеин и смартфоны не поражают уже наше воображение, но меняют то, как мы используем наш мозг и тело. Они улучшают наше восприятие и облегчают достижение повседневных жизненных целей.

Еще более футуристическая концепция трансгуманизма — идея о том, что каждый человек должен иметь право расширить свои возможности за пределы так называемой «нормы» с помощью науки и техники — была предметом дебатов на прошедшей неделе в Британской научной ассоциации Фестиваль в Брайтоне.

Серьёзный вопрос: имеем ли мы право на совершенствование наших органов, или использование таких технологий и фармацевтических препаратов является безнравственным? Или это «игра в Бога»? И кто в этом вопросе должен принимать решение?

Сначала мы должны быть откровенно о том, что такое коррекция — медицинская коррекция — и что такое совершенствование.

Научная дискуссия: как относиться к «совершенствованию» человека?

Солдат в экзоскелете (c) Научная библиотека фотографий. Военные часто лидируют в трансгуманных технологиях, в том числе и в области носимых экзоскелетов.

Очки и контактные линзы будут восприниматься большинством людей как попадающие в категорию коррекции, ведь они восстанавливают зрение до нормального уровня. Однако, хотя каждый может стремиться к стопроцентному зрению и считает правильным инвестировать в технологию для его получения, такое острое зрение как правило далеко от стандартного и во многих случаях это совершенствование, а не коррекция.

Между медициной и совершенствованием нет простой границы, потому что само понятие «норма» определить непросто. И по мере развития науки и техники у нас оно серьёзно меняется.

Моральный лабиринт из лекарств

Риталин — стимулирующий препарат центральной нервной системы используется людьми, неспособными поддерживать нормальный уровень концентрации. Его часто выписывают тем, кто страдает от синдрома дефицита внимания и гиперактивности (ADHD, в русской транскрипции — СДВГ).

Тем не менее, он также широко используется в качестве «умного наркотика» — для усиления концентрации людей без СДВГ. Например, студентами перед сессией или вступительными экзаменами.

Критики таких умных наркотиков утверждают, что они дают пользователям несправедливое преимущество. Но другие отмечают, что экзамены никогда не были полем равных возможностей — некоторые люди могут позволить себе роскошь личных наставников, в то время как другие должны работать полный рабочий день, чтобы обеспечить себе высшее образование.

Многие люди считают, что любое такое когнитивное усиление вызывает глубокую тревогу, но Ребекка Роуч, философ из Королевского Холлоуэя, Лондонский университет, задаётся вопросом: что если «это может быть самый быстрый способ найти лекарство от рака?».

Она отметила, что это принесёт пользу всем.

Так ли тогда аморально пытаться совершенствовать людей ради улучшения общества? И кого и что мы должны совершенствовать?

Сара Чан из Эдинбургского университета утверждает, что исследования по совершенствованию должны быть направлены на то, чтобы в первую очередь находится на нижней ступени общества. Флоренция Окойе из Музея естественной истории поддержала это мнение и отметила, что такое совершенствование поможет преодолеть уже существующее социальное неравенство.

После этого возникает вопрос, должно ли общество ставить себе цель сделать подобные улучшения доступными для всех?

Мы все пользуемся улучшениями?

В настоящее время большинство людей пользуются ими, чтобы быть устойчивыми ко многим инфекционным заболеваниям. Вакцинация — это совершенствование человека. Если не считать борцов с вакцинами, большинство из нас довольны ей. И общество в целом выигрывает от того, чтобы быть свободным от этих болезней.

А что если мы пойдём по этому пути дальше? Что если вакцины против полиомиелита, эпидемического паротита, кори, краснухи и туберкулеза, можно также «модернизировать», чтобы изменить поведение людей? Успокаивающие бета-адреноблокаторы могут уменьшить агрессию — возможно, даже уменьшать расовую напряжённость. Или что, если бы нам всем было предписано принимать гормон окситоцин, вещество, известное тем, что улучшает социальные и семейные связи, дабы мы просто были ближе друг к другу?

Будет ли общество лучше в таком случае? И окажутся изгоями те, кто отказался от «вакцин» против антисоциального поведения?

А если такие химические обновления не смогут быть доступны для всех из-за издержек или дефицита? Должны ли они быть в таком случае недоступными никому? Улучшенное обоняние может быть полезно для карьеры в дегустации вин, но не в деле уборки мусора.

Речь идет о военных исследованиях, которые уже идут по пути трансгуманизма.

Многие солдаты на поле битвы обычно принимают фармацевтические препараты для улучшения состояния мозга, дабы уменьшить необходимость спать и увеличить способность работать под стрессом. Высокотехнологичные экзоскелеты, увеличивающие силу и выносливость, больше не являются сферами научной фантастики и вскоре станут обычным делом в военной сфере.

Американские военные, которые всегда лидировали в исследованиях, недавно протестировали электрическую стимуляцию мозга, которая, как было показано, улучшает навыки многозадачности и производительность людей, использующих лётные тренажёры.

Но, как и GPS и Интернет, многие изначально военные прорывы станут доступными для более широкой аудитории.

Некоторые этики утверждали, что существует настоятельная необходимость в укреплении человеческого морального принятия решений – в том числе с помощью биомедицинских технологий, если это необходимо. Доктор Роач во время дебатов поспешил предположить, что большинство людей могут одобрить моральное усиление политиков.

Холодный прием

Общественное восприятие новых технологий, однако, часто бывает холодным.

Но всего несколько десятилетий назад такие процедуры, как IVF, воспринимались многими как морально неправильные. ЭКО в настоящее время в значительной степени считается рутинной и социально приемлемой процедурой. Итак, можем ли мы в один прекрасный день принять генную терапию клеток на ранних стадиях эмбрионов, которые будут определять наследственные генетические изменения для будущих поколений?

По мере того, как технологии неумолимо идут вперёд, мы сталкиваемся с новыми вопросами о том, насколько мы можем и хотим быть совершеннее.

А при ответе на эти вопросы нам придётся понять насколько мы уже совершенны.

Оригинал: BBC

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Ванёк26
Ванёк26

Нужно очень тщательно выбирать. Очень.
Но все равно будут ошибки.