Как появились гардемарины или будущие корабельные офицеры

Известная кинокартина, разумеется, немного приукрасила реальность. Эти молодые люди весьма нечасто неслись галопом на лошадях и выполняли секретные приказы руководства страны. Однако они несколько лет тщательно изучали военные науки, потом проходили службу на морских судах, знакомясь с нюансами службы на флоте. Речь идет о гардемаринах – будущих адмиралах и капитанах.

Гардемарин (фр. garde-marine, дословно — морская охрана) — офицерское звание в ряде государств. Впервые было введено во Франции кардиналом Ришелье

Сложности французского флота

В XVII столетии боевой флот Старого Света быстро развивался. Мореходство достигло расцвета, продлившегося еще 250 лет. На верфях создавалось много современных по тем временам военных морских судов. Численность матросов в составе ВМФ передовых морских держав сильно возросла. Однако если Великобритания и Нидерланды имели возможность без труда рекрутировать служащих торгового флота, то Франция этого сделать не могла. Была необходима система обучения матросов. Ее создали во времена правления знаменитого французского монарха, автора фразы «Государство – это я!». Основная заслуга в разработке вышеупомянутой системы принадлежит одному из самых могущественных людей страны при Людовике XIV – Жан-Батисту Кольберу, который руководил финансовым органом Франции. Он справедливо считается создателем национального ВМФ Франции.

Жан-Батист Кольбер

Этот чиновник вполне обоснованно считал, что морская торговля входит в число основных источников дохода государства. Однако чтобы торговцы имели возможность безбоязненно заниматься мореходством, требуется мощный военно-морской флот, способный защитить интересы Франции на любой дистанции от берегов страны.

Кольбер – «идейный вдохновитель» создания гардемарин

Замысел был неплох, но существовало одно серьезное препятствие – у французов практически отсутствовал флот. Тогда Кольбер отдал приказ приступить к созданию тяжелых линейных судов и легких фрегатов, а для обеспечения кораблей опытными экипажами установил морскую повинность для всех, кто проживал на побережье. Так удалось справиться с кадровой проблемой в плане матросов. Но требовались еще и люди, которые будут руководить судами и командой. Для их обучения в 1670 г. организовали морскую школу. Будущих морских офицеров распределяли по ротам, расположенным в ключевых французских портах: Бресте, Тулоне и Рошфор-сюр-Мере.

В 1686 г. ученикам морской школы было дано наименование «гардемарины». В это учебное заведение имели право поступить лишь выходцы из аристократических семей. Их обучали многим необходимым для корабельного офицера наукам: гидрографии, математике, кораблестроению, фортификации, навигации. Кроме того, гардемарины учились танцевать и владеть холодным оружием. Чтобы они не превратились в «книжных червей», их в обязательном порядке привлекали к практическим занятиям. Последние заключались в плавании на реальных боевых морских судах.

За счет такого тщательного подхода к обучению высшие чины ВМФ выпускались из морской школы гораздо более всесторонне развитыми, чем их наземные коллеги. Плоды подобной подготовки не заставили себя долго ждать. Спустя всего несколько десятков лет военный флот Франции успешно состязался с английским за господство на море.

Первый русский император заимствует систему Кольбера

Когда отец Елизаветы Петровны приступил к созданию отечественного ВМФ, перед ним встали те же проблемы, что некогда и перед Кольбером. Имелась возможность в короткий срок создать на верфях морские суда и набрать моряков, но в России совершенно отсутствовали корабельные офицеры. Отчасти проблему решали, нанимая наемников из других стран, которые оставили в отечественном морском лексиконе много британских и голландских терминов. Однако это не избавляло от необходимости создания постоянно функционирующей системы подготовки высших морских чинов.

Выбор французской системы был вполне закономерен. Таким образом, 25.01.1701 г. в Белокаменной при Пушкарском приказе организовали «Школу математических и навигацких наук». Еще никто не успел приступить к созданию морских судов на балтийских верфях, как уже началось активное обучение будущих корабельных офицеров. Для вышеуказанной школы отвели Сухареву башню – огромное здание на краю современной российской столицы. Здесь было достаточно площади для размещения как учебных помещений и читального зала, так и для комнаты, где учащиеся постигали умение владеть холодным оружием.

Школа математических и навигацких наук

Выбор Первопрестольной и Пушкарского приказа вполне логичен. Именно здесь были сконцентрированы ведущие специалисты в области возведения укреплений и математики, требующиеся для подготовки офицеров. Ну а наземная Москва являлась столицей, в которой новое учебное заведение создать легче всего.

Отечественные морские базы отсутствовали. Поэтому первые выпускники Навигацкой школы не занимались практикой на морских судах, а сразу направлялись на места сражения. Однако среди педагогов имелись столь знаменитые ученые, как Магницкий и Фарварсон.

Отечественные гардемарины

В 1715 г. русское государство уже прочно закрепилось на прибалтийском побережье, где усилиями первого императора интенсивно возводилась новая столица – город на Неве. В Санкт-Петербург переправили навигацкий класс школы из Белокаменной и на его базе организовали Академию морской гвардии. Ее выпускники обязаны были определенный срок прослужить в гардемаринском подразделении, осуществить ряд учебных плаваний на морских судах, а затем получить первое морское звание.

Выпускников Академии в 1716 г. выделяли особым чином – «гардемарин». Они в основном являлись отпрысками дворянских фамилий, нередко весьма знатных и состоятельных семей, но в процессе прохождения практики на корабле исполняли обязанности моряков и солдат.

Гардемарин, 1728 год

Тем не менее они обладали почетным отличием: носили униформу лейб-гвардии Преображенского полка. Разумеется, отношение морских офицеров к «элитным» морякам являлось менее строгим. На практических занятиях выпускники Академии изучали судовождение, судовую артиллерию, корабельный рангоут, навигацию и картографию.

Согласно Морскому Уставу 1720 года, численность гардемаринов на корабле не устанавливалась. На время боя гардемарины расписывались по пушкам, где помогали канонирам. Остальное время они исполняли обязанности матросов, но 4 часа в день они должны были осваивать обязанности других чинов. Из них полтора часа в день с ними занимался штурман, тридцать минут — солдатский офицер (обучение обращению с мушкетом) , один час — констапель или артиллерийский офицер (обращению с пушками) , один час — капитан или один из офицеров (управление кораблем) (Книга 3, глава 21, артикулы 1-3).

Гардемаринами перебывали почти все, за редкими исключениями, знаменитые морские офицеры России: Ушаков, Крузенштерн, Лисянский, Беллинсгаузен, Лазарев, Корнилов, Нахимов, Колчак и др.

В известном фильме гардемаринами названы курсанты Московской Навигацкой школы 1740-х гг. На самом деле они никогда так не назывались. Школа на Сухаревке просуществовала до 1753 года, будучи подготовительным отделением для Академии Морской гвардии в Петербурге.

Первые гардемарины

В 1716 году было учреждено воинское звание гардемарин. Оно присваивалось только выпускникам Академии Морской гвардии. Они составляли Гардемаринскую роту. Пройдя в ней службу «в бою как солдаты, в ходу как матросы», гардемарины получали первый морской офицерский чин мичмана.

Обязательным условием присвоения мичманского звания было участие в плавании. Практику гардемарины проходили на Балтийском флоте. Некоторые ученики и выпускники Морской академии направлялись для этого за границу. Так, в 1716 году Пётр I направил 20 курсантов Морской академии на контрактную службу в Венецию, где многие из них приняли участие в войне против Турции. В 1719 году 22 человека из первого состава Гардемаринской роты были отправлены для прохождения практики во флоте Испании.

Военно-морское образование

В 1752 году Гардемаринская рота была упразднена, а Морская академия преобразована в Морской кадетский корпус, просуществовавший до революции. В 1771-1796 гг. корпус размещался в Кронштадте. Курсанты учились три года. Летние месяцы второго и третьего годов обучения курсанты практиковали на кораблях. В ходе учёбы кадеты сдавали экзамен на звание гардемарина. Выпускники Академии становились мичманами. С 1906 года гардемарины, выпущенные Морским корпусом или Морским инженерным училищем, должны были год отслужить на корабле для получения звания мичмана.

Иногда производились ускоренные выпуски. Так, в 1788 году, в связи с началом войны со Швецией, были досрочно произведены в мичманы кадеты последнего года обучения, среди которых оказались будущий первый русский кругосветный мореплаватель Иван Крузенштерн и его товарищ Юрий Лисянский. Оба отличились в битве у острова Гогланд, где был разбит шведский флот.

В годы второй Русско-турецкой войны (1787–1791), в битве при Кинбурне, генерал Александр Суворов объединил морские и сухопутные силы — так гардемарины впервые приняли участие в сражении на суше. Победа над турками стала первой крупной победой в этой войне и во многом определила дальнейший ход истории.

После Октябрьской революции звание гардемарина было отменено.

 

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии