Как WW1 способствовала революции в медицине

Разработки, появившиеся в ходе «первой массовой бойни 20 столетия» с тех пор спасли бессчётное количество жизней.

Когда Первая мировая война вспыхнула во Франции в августе 1914 года, все стороны конфликта столкнулись с необходимостью доставлять раненых с поля боя с помощью конных повозок или мулов с корзинами. Раненых свозили к железнодорожной станции, клали в солому вагона для перевозки скота и переправляли в ближайший город с больницей. Ощущалась острая нехватка бинтов, пищи, воды. «Один из таких поездов вывалил около 500 тяжелораненых на землю под дождём и открытым небом» — вспоминал Харви Кушинг, глава Гарвардской группы врачей-добровольцев в американской больнице скорой помощи Парижа.

Столь тяжёлые условия сложились в результате битвы на Марне в начале сентября 1914, тысячи раненых французских солдат лежали в соломе в деревне недалеко от французского города Мо. Для их спасения посол США во Франции Майрон Т. Геррик обратился ко всем своим друзьям с машинами, особенно тем, которые находились рядом с Американским госпиталем, располагавшимся в переделанном под больницу здании школы. Этот импровизированный мотоотряд в ходе первого рейда перевёз 34 раненых, а в следующий раз количество эвакуированных было ещё больше. Данное событие ознаменовало разницу между жизнью и смертью, ампутацией и лечением, и стало началом службы моторизованной медицинской помощи.

Медицина в ходе Первой мировой войны добилась значительных успехов в нескольких направлениях. Война, которая стала известна как первая массовая бойня 20-го столетия, унёсшая по ряду оценок 10 миллионов жизней одних только солдат, позволила врачам узнать достаточно для того, чтобы улучшить шансы военных на выживание. Врачи прошли путь от ампутации в качестве единственного решения до возможности транспортировки солдат в больницу, дезинфекции и лечения ран, полученных в ходе ударов артиллерии. Машины скорой помощи, антисептика и анестезия — три элемента медицины, ставшие неотъемлемой её частью сегодня — возникли из глубин страданий Первой мировой.

Все, кто получал проникающие раны в области брюшной полости, говорил он, умирали от шока и инфекции

«На ранних этапах войны, особенно в течение первых шести недель, 300.000 французских солдат получили ранения, а так как компетентных хирургов было очень мало, то в результате было сделано ужасающее количество ненужных ампутаций. В строжайшем секрете Туфьер рассказал мне со слезами на глазах, что было проведено более чем 20000 ампутаций» — писал Джордж Крайл, врач-доброволец больницы Лайксайд из Кливленда в своём дневнике в январе 1915 года.

Главная проблема заключалась в том, что у врачей не было никакого эффективного антисептика дабы противостоять бактериям вроде Clostridium perfringens, которые приводят к быстрому некрозу, известному как газовая гангрена. Солдаты жили в грязи окопов, и, если получали ранение, их травмы немедленно приводили к некрозу. Теодор Туфье, ведущий французский хирург того времени, в 1915 году на выступлении в Академии медицины сообщал, что 70 процентов ампутаций совершались по причине развития инфекции, а не из-за первоначальной травмы.

«Профессор Туфье заявил, что антисептики не обладают доказанным удовлетворительным эффектом, и со случаями газовой гангрены наиболее трудно справляться» – писал Крайл — «все, кто получал проникающие раны в области брюшной полости, говорил он, умирали от шока и инфекции… он сам в пятнадцати случаях подобных ранений пытался проводить неотложные операции, и каждый раз терпел неудачу. По факту они отказались от каких-либо попыток работать с проникающими ранами брюшной полости. Все раны были заражены. Обычные антисептики – бихлорид, карболка, йод – были неэффективны«.

Помощь пришла из Рокфеллеровского института медицинских исследований в Нью-Йорке. Французский врач Алексис Каррель, который работал в Институте Рокфеллера до войны, был нанят французской армией и прибыл в заброшенный замок в Компьене, вблизи фронта, переделанный в военный госпиталь. Он потребовал рентгеновский аппарат и лабораторию для анализа. Когда французская служба санитаров отказалась предоставить их, Кэррел обратился к Рокфеллеровскому институту. Учёные отправили оборудование, и вместе с ним британского биохимика Генри Дакина, который усовершенствовал раствор гипохлорита натрия: теперь опасные бактерии погибали, а раствор не обжигал плоть. Кэррел принял на вооружение новый антисептик и настоял на обработке им открытых ран. Методика, которая стала известна как «метод Каррела-Дакина» была перенята врачами по всей Европе во время войны.

The Atlantic: Как Первая Мировая Война способствовала революции в медицине

Тем временем в американской больнице скорой помощи Джордж Крайл внедрял метод анестезии, который он и медсестра по имени Агата Ходжинс разрабатывали в Кливленде. В январе 1915 года их подразделение Лейксайд начало серию трёхмесячных испытаний в Нейи. Крайл привёз с собой 18 больших цилиндров — 3000 галлонов — закиси азота. Он провёл для Карела, Дакина и других французских хирургов демонстрации с использованием смеси закиси азота и кислорода – её оказалось достаточно, чтобы погрузить пациента в сон, но не вызвать при этом состояние шока.

«Если говорить об окислительном процессе, то первая реакция врачей – это пренебрежение, а следом – восхищение. Мисс Ходжинс использовала его по специальному заказу в ходе операции одного из пациентов доктора Ду Буше по удалению зубного нерва… Доктор был в восторге от результата. Сегодня окончательный триумф: закись попросили предоставить французской службе» — писала Эми Роуланд, старшая медсестра группы Лейксайд в своём письме января 1915 года.

Антисептики и анестезия начали спасать жизни как только появились в больницах, но без моторизованных машин скорой помощи и госпитальных поездов, доставлявших солдат туда, у раненых было мало шансов. Американская моторизованная служба скорой помощи прошла путь от импровизированной операции под Мо в сентябре 1914 до отряда из 100 машин к концу первого года войны. Огромную помощь оказали благотворители, такие как Энн Гарриман Вандербильд и общественные группы в США, которые собирали деньги и на них закупали авто. Ford Motor Company пожертвовала 10 Model-T для преобразования в машины скорой помощи.

Студенты из 48 американских университетов прибыли во Францию добровольцами для работы водителями, а служба скорой помощи выросла до количества примерно 2500 человек к концу войны. Гарвард отправил 55 мужчин во Францию в 1915 году, которые ездили ночами по разбомбленным дорогам, собирая раненых солдат рядом с линией фронта. Спасая других, 21 студент из Гарварда потерял собственную жизнь. Ричард Холл был первым, он попал под обстрел мортиры на дороге Битшвиллер близ города Моош в канун Рождества 1915 года. Его коллега, водитель Трейси Путнэм вспоминала, что ехала в этот вечер мимо и не узнала автомобиль Холла.

Война приносит больше пользы медицине, чем что-либо ещё

«Мортира попала в заднюю часть автомобиля Холла, снаряд судя по всему был довольно большой, потому что выбросил машину с дороги и искорёжил до неузнаваемости. Холл был ранен в трёх места — голову, бок, бедро — и умер сразу. Его тело лежало среди обломков машины всю ночь. Наша весёлая колонна проехала мимо, не заметив его. Я увидела один из бензиновых баллонов на обочине дороги, и остановилась, чтобы поднять его, удивившись, кто его бросил«.

Служба водителей, врачей, медсестёр и социальных работников, среди которых были тысячи американцев, не осталась незамеченной французами. Один из добровольцев, водитель по имени Лесли Басуэлл, который служил в подвергавшемся сильной бомбардировке в 1915 году Понт-а-Муссон, писал в письме домой, что стоицизм раненых французских солдат был потрясающим: » при выгрузке раненых обычным является видеть солдата, страдающего от невыносимой боли, однако несмотря ни на что пытающегося пожать руку американскому добровольцу. В такие моменты сложно удержаться от слёз».

Пациенты на террасе Американского госпиталя скорой помощи

Что вдохновило эти основные достижения в области медицины? Появилась серьёзная потребность, и люди активизировались, чтобы найти решения. Новый способ ведения войны при помощи тяжёлой артиллерии, пушек дальнего радиуса действия, заградительного артиллерийского огня и пулемётов, привёл к жертвам беспрецедентного уровня. Медицине пришлось постараться не отставать. Хорошим примером здесь может служить эволюция в сфере лицевой хирургии. Солдаты выживали с повреждениями челюстей и носов, поэтому хирурги в Американском госпитале и больнице Валь-де-Грейс впервые стали применять техники челюстно-лицевого протезирования, что привело к развитию стоматологии во Франции.

Перед отплытием обратно в США в марте 1915 года, Джордж Крайл организовал однодневную конференцию в Американском госпитале для 100 врачей и дипломатов, чтобы продемонстрировать разработанные его командой новые приёмы и методы. Алексис Каррел выступил с докладом на тему: «Наука довела до совершенства искусство убивать. Может ли она служить спасению жизней?» В тот же вечер, во время ужина в отеле Ритц, врачи из Франции, Великобритании и Соединённых Штатов, которые занимались разработкой вакцины от тифа, решили найти способ победы над сепсисом. Война потребовала срочных ответов на подобные медицинские вопросы, и врачам пришлось активизироваться, чтобы найти решения.

Мэри Мерритт Кроуфорд, единственная женщина-врач Американского госпиталя во время войны, позже отмечала, что война принесла смерть и разрушения, но также открыла пути к прогрессу: «Война приносит больше пользы медицине, чем что-либо ещё. Это ужасно, конечно, но это так».

Оригинал: TheAtlantic  Автор: Элен Хамптон

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

2 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии