Каннский кинофестиваль как есть

Самым освещаемым событием Каннского кинофестиваля стал показ фильма Кирилла Серебренникова «Лето». Приведу две рецензии телеграм-блогеров  Караульного и Невротика. Немного юмора в воскресное утро.

Как мы и подозревали, каннский кинофестиваль превратил себя в политический флешмоб солидарности с томящимся в путинских застенках Кириллом Серебренниковым. Скромности ради заметим, что такое подозрение семи пядей во лбу и не требовало.

Напомним, представление началось с включения фильма «Лето» про Цоя в программу фестиваля. Собственно, сделано это было ради заведомо невыполнимого требования к Путину, чтобы тот отпустил подследственного и арестованного фигуранта уголовного дела в Канны.

Кроме дирекции фестиваля, с такой официальной просьбой к Путину обратился целый МИД Франции. «Вчера фестиваль получил ответ Владимира Путина. Он сказал, что был бы рад помочь Каннскому фестивалю, но российское правосудие независимо», — сообщает об итоге пресс-служба фестиваля.

Впрочем, в МИДе могли бы хоть что-то знать об азах современной демократии. Да ну, зачем, фигня какая-то.

От предсказуемого ответа и пошёл заранее заготовленный хайп, ради которого, повторяем, всё и затевалось (см. фото).

Зато теперь какая-нибудь пальмовая цацка узнику совести обеспечена. Не за кино, конечно — кому оно  нужно…

Эта забавная история даёт российскому кинозрителю полезное знание о ценности европейских почётных цацек.

***

Это понятно. Для того всё и затевалось. А что кино-то?

Сокрушённо констатируем, что нам его ещё посмотреть не довелось. Поэтому собственному мнению собственно о фильме взяться неоткуда.

Но есть специально обученные критики, которые посмотрели. У нас нет оснований доверять мнению этой публики. Но надеемся, что хотя бы пересказать увиденное они в состоянии. Поэтому рассказываем, какого такого Карузо нам по телефону Рабинович напел.

Главное в содержании — это то, что оно вообще не о том, что все подумали. То есть не о Цое и не о русском роке. Авторы так прямо честно несколько раз и предупреждают: «Этого не было». Не криминально — на то и художественное кино, чтоб художник чего-нибудь выдумал.

Да и, честно говоря, Серебренников — точно не тот человек, чьи художественные умозаключения о социальном феномене русского рока были бы любопытны.

Фильм снят ради продвижения той идеи, что в России любой свободолюбивый творческий человек со светлым лицом автоматически становится врагом государства. Потому что государство такую неприязнь вызывает своей тупостью и тоталитаризмом, что аж кушать не могу. И деваться, мол, некуда — только в диссиденты и на Болотную.

Как же, помним. На этот важный смысл ещё и директор каннского фестиваля указывал: «…В сталинское время рок был запрещён».

Авторы при этом не настаивают, что с Цоем вышло именно так (вы же помните: «Этого не было»). Ну так ведь и кино у них не о «Кино».

Кино у них — о себе. Как всегда.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Henren
Henren

Крут был Сталин — запрещал даже то, чего не было. Кстати, существовавший в то время джаз Сталин не запрещал, а развивал, и джазовые оркестры были в любом заштатном советском городишке. Думаю, то же самое было бы с рок-группами, доживи Сталин до появления рока. Джаз запретил изменник и враг народа Хрущ, ни дна ему, ни покрышки.