Космонавту Сергею Крикалёву исполнилось 60!

«Крикалёву — 60?! Да бросьте меня разыгрывать!» — так реагируют многие люди, даже из тех, кто работает с летчиком-космонавтом Сергеем Константиновичем в одной отрасли, но ни разу не сталкивался по долгу службы с его паспортными данными.

Родился 27 августа 1958 года в Ленинграде — советский и российский авиационный спортсмен и космонавт, с октября 2005 до июня 2015 года — рекордсмен Земли по суммарному времени пребывания в космосе — 803 дня за шесть стартов — по состоянию на 11 октября 2005 года (новый рекорд принадлежит Геннадию Падалке). Герой Советского Союза и первый Герой Российской Федерации (один из четырёх людей, удостоенных обоих званий).

Да, пожалуй, самому титулованному из современных космонавтов, обладателю звания «Лучший космонавт планеты», действительно не дашь столько. Кажется, понадобится завтра слетать на орбиту в седьмой раз — он не откажется. Любовь к космосу у Крикалёва — на всю жизнь.

После окончания в 1981 году Ленинградского механического института, и получения квалификации инженера-механика, работал в НПО «Энергия». Испытывал оборудование, применяемое в космических полётах, разрабатывал методы работы в космосе и участвовал в работе наземной службы управления. В 1985 году, когда возникли неисправности на станции «Салют-7», он работал в группе восстановления, разрабатывал методы стыковки с неуправляемой станцией и ремонта её бортовых систем.

Вот, что о Крикалёве рассказал Виктор САВИНЫХ — летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, президент Московского государственного университета геодезии и картографии:

— Мне очень запомнился момент, когда мы с Владимиром Джанибековым в 1985 году на Байконуре готовились к полету на станцию «Салют‑7» для восстановления контроля над ней. В нашей группе были специалисты, которые занимались механикой, баллистикой, вопросами стыковки. Среди этих людей был и Сергей Крикалёв, который участвовал в нашей работе на тренажерах и создавал бортовую документацию для полета. Сам он еще не был тогда в отряде космонавтов, но готовился туда войти, проходил медкомиссию. Нас объединяло то, что мы занимались плаванием — он в Питере, я в Москве, но летать вместе не летали.

Крикалёв был отобран для подготовки к космическим полётам в 1985 году, в следующем году закончил курс основной подготовки и был на время направлен в группу по программе корабля многоразового использования «Буран».

В начале 1988 года начал подготовку к своему первому долговременному полёту на станции «Мир». Тренировки включали подготовку к выходам в открытый космос, к стыковкам с новыми модулями, к первым испытаниям установки для перемещения космонавта и к работе во второй советско-французской научной экспедиции.

Первый полёт

«Союз ТМ-7» был запущен 26 ноября 1988, экипаж состоял из командира Александра Александровича Волкова, бортинженера Крикалёва и французского космонавта Жан-Лу Кретьена. Предыдущий экипаж оставался на станции «Мир» ещё двадцать шесть дней, установив тем самым наиболее длительное время пребывания на станции экипажа из шести человек. После того, как предыдущий экипаж вернулся на Землю, Крикалёв, Поляков и Волков продолжили выполнять эксперименты на борту станции. В связи с тем, что прибытие следующего экипажа задержалось, они подготовили станцию к беспилотному полёту и вернулись на Землю 27 апреля 1989 года. За этот полёт Крикалёву было присвоено звание Героя Советского Союза (звезда № 11595). Продолжительность полёта составила 151 сут. 11 ч 08 мин 24 с.

Вспоминает Александр ВОЛКОВ, советский и российский летчик-космонавт, Герой Советского Союза:

— Тот полет в 1988 году, когда я летал вместе с Сергеем Крикалёвым и французом Жан-Лу Кретьеном, был интересен тем, что оба моих попутчика были летчиками, как и я. У нас было много общих интересов. Для Сергея это был первый полет, и я был очень рад, что космос быстро его принял.
У всех это происходит по-разному: бывает, что недомогание не дает нормально работать до недели. Но есть те, кто сразу приступает к работе. К таким отношусь я сам, и таким оказался мой напарник Сергей Крикалёв. Наверняка быстро адаптироваться ему помогли и рекомендации, которые ему давали еще на Земле: в первый день надо меньше крутить головой, не спешить делать кульбиты, сальто, не заглядываться в иллюминатор. Надо где-то в течение суток дать организму привыкнуть к новым ощущениям, что называется, правильно войти в невесомость.

Сергей — очень любознательный человек, который хорошо работает и головой, и руками. В одном полете мы с ним провели вместе шесть месяцев, во втором — пять месяцев, и он прекрасно себя показал в обоих. Нерешенных задач у нас с бортинженером Крикалёвым на борту никогда не было, все, что ставил перед нами ЦУП, выполнялись. Казалось бы, иногда решались самые нерешаемые. К таким я бы отнес ремонт гиродина (устройства, применяемого для высокоточной стабилизации и ориентации станции. — Н.В.) в первом полете. Этот прибор, установленный на внешней стороне станции, вообще не подлежит ремонту, считалось, что его невозможно разобрать. Но мы с Сергеем смогли и внести его внутрь станции, и разобрать, и отремонтировать.

За наш полет мы привезли на Землю на тот момент больше всего фото- и киноматериалов. Службы, которые занимаются кино- и фотохроникой, были нам очень благодарны, потому что съемка была очень качественной. Наши пленки до сих пор используют при составлении каких-то космических фильмов. Демонстрируются они и в Музее космонавтики, и на ВДНХ.

Второй полёт

В декабре 1990 Крикалёв начал подготовку к участию в девятой экспедиции на станцию «Мир». Союз ТМ-12 был запущен 18 мая 1991 года с командиром Анатолием Павловичем Арцебарским, бортинженером Крикалёвым и британской женщиной-космонавтом Хелен Шарман. Через неделю Шарман вернулась на Землю с предыдущим экипажем, а Крикалёв и Арцебарский остались на «Мире». За лето они осуществили шесть выходов в открытый космос, при этом провели многочисленные научные эксперименты, а также работы по обслуживанию станции.

По плану возвращение Крикалёва должно было произойти через пять месяцев, но в июле 1991 Крикалёв согласился остаться на станции «Мир» в качестве бортинженера с другим экипажем (который должен был прибыть в октябре), так как следующие два полёта были объединены в один. 2 октября 1991 место бортинженера в корабле «Союз ТМ-13» было занято Токтаром Аубакировым, космонавтом из Казахстана, который не был подготовлен к длительному полёту. Он и Франц Фибек, первый космонавт Австрии, вместе с Арцебарским 10 октября вернулись на Землю, а командир Александр Волков остался с Крикалёвым. После смены экипажа в октябре Волков и Крикалёв продолжили эксперименты на «Мире», совершили ещё один выход в открытый космос и вернулись на Землю 25 марта 1992 года. Этот полёт интересен тем, что космонавты улетали из СССР, а вернулись уже в Россию — во время их полёта Советский Союз прекратил существование. За этот полёт Крикалёв был удостоен звания Героя Российской Федерации (звезда Героя РФ № 1). Продолжительность полёта составила 311 сут. 20 ч 00 мин 34 с.

За два первых полёта Крикалёв провёл в космосе более года и трёх месяцев и совершил семь выходов в открытый космос.

В октябре 1992 руководство НАСА объявило о том, что на американском корабле многоразового использования полетит российский космонавт, имеющий опыт космических полётов. Крикалёв стал одним из двух кандидатов (второй — Владимир Титов), направленных Российским космическим агентством для тренировок вместе с экипажем STS-60. В апреле 1993 года Крикалёв был объявлен основным кандидатом.

Третий полёт

Крикалёв участвовал в полёте STS-60 — первом совместном американо-российском полёте на корабле многоразового использования (шаттле Discovery). Полёт STS-60, начавшийся 3 февраля 1994, был вторым полётом с модулем Spacehab (Space Habitation Module) и первым полётом с устройством WSF (Wake Shield Facility). В течение восьми суток экипаж корабля Discovery выполнил много различных научных экспериментов в области материаловедения, как в устройстве WSF так и в модуле Spacehab, биологических экспериментов и наблюдений поверхности Земли. Крикалёв выполнил значительную часть работ с дистанционным манипулятором. Совершив 130 витков и пролетев 5486215 километров, 11 февраля 1994 года корабль Discovery совершил посадку в космическом центре имени Кеннеди (штат Флорида). Таким образом, Крикалёв стал первым российским космонавтом, совершившим полёт на американском шаттле. Продолжительность полёта составила 8 сут. 7 ч 09 минут 22 с.

В одном видеоинтервью Крикалёву задали вопрос: тяжело ли ему было в этом полёте — непривычная обстановка, совершенно другая техника, коллеги все иностранцы, чужой язык… Ответ был неожиданным: «Так ведь и им было непросто!»

Четвёртый полёт

Крикалёв был назначен в первый экипаж Международной космической станции и первым в декабре 1998 года побывал с краткосрочной миссией на МКС на челноке Индевор c 4 по 16 декабря 1998 года в качестве специалиста полёта-4 STS-88. В ходе полёта к выведенному ранее на орбиту первому российскому модулю МКС — Функционально-грузовому блоку (ФГБ) «Заря» был пристыкован американский узловой модуль Unity. Вместе с командиром шаттла Робертом Кабаной Сергей Крикалёв впервые открыл люк в МКС. Участвовал в работах на борту МКС. Продолжительность полёта составила 11 сут. 19 ч 17 мин 54 с.

С 1999 по октябрь 2000 года продолжал подготовку в качестве бортинженера основного экипажа МКС-1 вместе с Юрием Гидзенко и Уильямом Шепердом.

Пятый полёт

В октябре 2000 года в составе первого экипажа длительной экспедиции Сергей Крикалёв совместно с Юрием Гидзенко (командир корабля доставки) и Уильямом Шепердом (командир экспедиции МКС-1) начал постоянные пилотируемые полёты на МКС. В этом полёте космонавты встречали на орбите 21 век. Стартовал на Байконуре на корабле Союз ТМ-31 в качестве бортинженера, посадку совершил во Флориде на шаттле Discovery STS-102 в качестве специалиста полёта. На станции со 2 ноября 2000 по 19 марта 2001 года.

Продолжительность полёта составила 140 сут. 23 ч 38 мин 54 с.

Рассказывает Юрий ГИДЗЕНКО — космонавт-испытатель Центра подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина, Герой России:

— В свой второй полет я отправился в 2000 году вместе с Сергеем Крикалёвым и американцем Уильямом Шепардом. Это была первая экспедиция на МКС, не очень легкая, потому что много приходилось работать, расконсервировать станцию, готовить ее для других экипажей.

Когда мы после двух суток полета состыковались со станцией, проверили герметичность, все системы, выровняли давление и стали открывать люк, ведущий из корабля «Союз» на станцию, выяснилось, что он не открывается. Крутим ручку, тянем на себя… Замки открылись, а он словно приклеился, зараза. Сергей говорит мне: дай-ка я попробую дернуть. Но и у него ничего не вышло. Шепард смотрит на наши тщетные попытки перейти на станцию с недоумением и подступающим волнением, а я говорю ему, разряжая накалившуюся обстановку: Шепард, ну что, теперь придется на Землю возвращаться?.. В конечном счете Сергей ухватился за эту ручку, уперся ногами в стену, благо невесомость это позволяла, я — за него. Так, выстроившись по типу сказочных персонажей из «Репки», мы дернули ручку люка со всей силы и все-таки открыли его.

Объем станции тогда был далеко не такой, как сейчас, когда к ней пристыкованы 15 модулей. В нашем распоряжении было всего два модуля — третий, американский, был еще закрыт. Спасало то, что между нами были хорошие отношения, взаимопонимание и взаимовыручка. Мы же готовились к полету четыре года.

Помню, как-то мне пришлось вручную, в режиме телеоператора, стыковать прибывший к МКС грузовой корабль. Но камера на корабле запотела, и я не мог со стороны корабля на мониторе хорошо видеть станцию. «Грузовик» зависал метрах в десяти от нее. Тогда Сергей стал, глядя в иллюминаторы, подсказывать мне, приближается корабль или отходит. Так и причалили «Прогресс».

Шестой полёт

Cтартовал 15 апреля 2005 года (в 04:46:25 мск) на корабле Союз ТМА-6. 11 октября 2005 года завершил свой шестой полёт, вернувшись на Землю с МКС в спускаемом аппарате корабля Союз ТМА-6 после полугода на орбите. В этом полёте впервые был командиром экипажа, как корабля доставки, так и экспедиции МКС-11. Во время полёта осуществил один выход в открытый космос (восьмой) 18 августа 2005 года продолжительностью 4 часа 57 минут. Этим полётом он установил мировой рекорд по общей продолжительности пребывания в космосе (803 дня). Рекорд продержался почти 10 лет и был побит (878 суток) 29 июня 2015 года российским космонавтом Геннадием Падалкой в его 5-м полёте.

Продолжительность полёта составила 179 суток 00 часов 23 минуты 23 с.


Сегодня Сергей Константинович занимает пост Первого заместителя директора ЦНИИ машиностроения по пилотируемым программам (c марта 2014 года). Действительный член (академик) Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского (2011). Начальник ФГБУ «НИИ Центр подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина» (2009—2014). Кандидат психологических наук (2008). Чемпион мира по пилотажу на планёрах. Президент Международного экологического фонда «Чистые моря» (с 2009 года по настоящее время).

#рожденные_в_ссср

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Gena
Gena

Посмотрел его интервью и фотовыставку. Дикция и чуйство юмора в норме!

Владимир Щенников
Владимир Щенников

Фёдору Юрчихину 59, пятый раз летал в прошлом году.

ironback
ironback

Как-то со временем удивительная и героическая профессия космонавта стала обыденностью. Но всё равно это круто — иметь свой отряд космонавтов со всей инфраструктурой для их подготовки.
Присоединяюсь к поздравлениям юбиляра.

Что бы там не говорили про советских школьников — никогда не хотел быть космонавтом. )