Любимые книги детства или как вырастить милитариста

«Значит, нужные книги ты в детстве читал!» Авторы WARHEAD.SU назвали свои любимые милитари-книги, благодаря которым они выросли такими. Какое издание подарить ребёнку, чтобы он стал как минимум любителем военной истории, — в нашем материале.

Алексей Исаев

Впервые о бое танкиста Зиновия Колобанова я прочитал у Анатолия Митяева в его «Книге будущих адмиралов». Нацеленность автора на военно-морскую историю не мешала уделять внимание и сухопутной составляющей боевых действий. Книга давала связь времён от Саламина до Пёрл-Харбора и Севастополя: решения флотоводцев, развитие техники, людские судьбы (сильное впечатление произвёл рассказ про сбитого истребителями адмирала Ямамото). Сейчас, в ретроспективе, работа Митяева кажется сильно перегруженной пропагандизмом.

Другое дело «Цусима». Весьма объёмистая книга А.С. Новикова-Прибоя повествует о походе через полмира и страшном бое русских броненосцев и крейсеров в 1904–1905 годах. Причём бой показан через судьбы людей на разных кораблях, а не только глазами главного героя. Достаточно ярко, пусть «снизу», из матросской среды, поданы характеры офицеров, командиров и самого вице-адмирала З. П. Рожественского — командующего Второй тихоокеанской эскадрой.

Хотя сейчас принято пренебрежительное отношение к написанному «баталером», у Новикова-Прибоя получился цельный и практически всеохватывающий рассказ о крупном морском сражении эры парового флота. Выскажу крамольную мысль: «Трафальгар» Переса-Реверте о схожей катастрофе века паруса таки послабее будет.

«Книга будущих командиров» Митяева и «Спартак» Джованьоли

Михаил Поликарпов

Наверное, буду неоригинален. Моим главным проводником в мир военной истории стала «Книга будущих командиров» (КБК) Анатолия Митяева. Прежде всего под её влиянием детьми мы разыгрывали битвы Античности и Средневековья. И в этом нам помогали солдатики (1:35). Мы с братом придумывали правила для таких игр — создавали таблицы соотношения тяжёлой, средней, лёгкой конницы/пехоты. Добавляли коэффициенты усиления при ударе во фланг или в тыл…

Конечно, сейчас КБК сильно устарела, особенно её разделы по XX веку. Но ничего лучше для детей на эту тему до сих пор не написано. Разве что Александр Торопцев… А вот «Книга будущих адмиралов» не зашла. Впрочем, как и любой хорошо информированный флотофил, я в душé — флотофоб.

Второй книгой, пожалуй, стал «Спартак» Рафаэлло Джованьоли. Я запоем прочитал её в четвёртом классе, взяв на выходные у одноклассника. А фильм с Кирком Дугласом в главной роли дополнил её яркими картинками схваток гладиаторов.

Уже взрослым, после окончания исторического факультета, я приобрёл «Спартака» на развале — …и не смог перечитать. Детское восприятие неповторимо. Именно тогда формируется правильный вкус. На всю оставшуюся жизнь.

«Танки» и «Самолёты» под ред. Жеребилова

Юрий Кужелев

Свою первую книгу, что привила мне любовь к военной истории — и особенно к военной технике, — я помню хорошо. Это было издание с непримечательным названием «Танки», которое мне подарили в 2000 году.

Главным его достоинством были великолепные иллюстрации. Да, сейчас можно сказать, что картинки неточные (а иногда это перерисовка фото или артов с коробок масштабных моделей), информации мало и зачастую встречаются ошибки. Но на то время и в том возрасте это значения не имело, а столь сочные иллюстрации стали настоящим окном в мир грозных боевых машин. И моим первым шагом на ниве «милитаризма». Достаточно быстро я нашёл книгу того же автора про самолёты. Она была так же великолепно оформлена. С её помощью я даже учился рисовать — сначала обрисовывал контуры крылатых машин под копирку, а потом и рисовал самостоятельно.

Так родился мой интерес к В-52, историю которого я изучаю и по сей день. Прошло много времени, но те книги с картинками до сих пор в памяти. Так что в следующий раз, увидев книжку про военную технику с картинками, не возмущайтесь её простоте. Может она для кого-то станет первым шагом в военную историю.

«История конструкций самолётов в СССР до 1938 года» Шаврова и «Стрелковое оружие» Жука

Максим Попенкер

Я вырос в очень читающей советской семье, да ещё и имел бабушку-библиотекаря, так что книг вокруг всегда было очень много.

Если говорить именно о военных и военно-исторических изданиях, то наиболее важными для меня стали две книги. Первая — подаренная мне примерно в 1979 или 1980 году «История конструкций самолётов в СССР до 1938 года» Шаврова. Мне тогда было лет шесть или семь, я уже читал запоем, и на все школьные годы эта книга стала моей библией, а я — фанатом авиации. Я даже всерьёз думал поступать в МАИ, но звёзды сложились иначе.

Впрочем, к моменту поступления в институт мою комнату украшало больше полусотни масштабных моделей самолётов, а отличить ДБ-3 от ДБ-3Ф по силуэту я смогу и сегодня.

Второй книгой, чьё влияние «всплыло» позже, но в полный рост ощущается и по сей день, стала не менее знаменитая книга А. Б. Жука по стрелковому оружию. Я уже не помню, что это было за издание, оригинал затерялся при переездах. И я купил себе его книгу «Стрелковое оружие» 1992 года издания, по которой много позже сверял уже собственные книги на ту же тему — не забыл ли чего.

«Сын Зевса. В глуби веков» Воронковой

Михаил Диунов

Я окончил первый класс школы и готовился к поездке в Крым с родителями. Два дня в вагоне поезда — очень скучное времяпрепровождение. Единственным развлечением оставалось чтение книг. И тут мне повезло: в честь завершения первого учебного года я получил в подарок небольшой томик. На твёрдой обложке золотом сверкала надпись: «Сын Зевса. В глуби веков», Любовь Воронкова.

Тогда я ещё не знал, что держу в руках книгу, из-за которой много лет спустя стану историком. Именно две повести Воронковой, объединённые в дилогию о жизни Александра Македонского, стали первой исторической книгой, которую я прочитал.

Я проглотил том за вечер и ночь — ещё до того, как сел в поезд. Потом перечитал ещё раз уже по пути на юг. А приехав в дом отдыха, немедленно отправился в библиотеку и попросил другие книги этого автора. Так в моих руках оказались «След огненной жизни», «Мессенские войны» и «В глуби веков». Они были интереснее, чем море и пляж!

Уже потом я начал читать исторические романы, научно-популярные книги и настоящие научные монографии. Но начало этому пути длиной в жизнь было положено именно тогда. В день, когда обычный школьник открыл книгу и прочитал: «На что Александру жалкие богатства Македонии, если он возьмёт все сокровища мира?».

«Птица-слава» Алексеева и «Удар и защита» Бескурникова

Евгений Белаш
Первой я бы назвал легендарную «Книгу будущих адмиралов» Анатолия Митяева.

Увы, у меня был только отрывок — рассказ о Гангутском сражении в мягком переплёте. Но какой стиль! Мягко, без назидания, но удивительно доходчиво рассказывается о довольно сложных вещах. Особенно меня пленила идея «а что бы вы делали на месте полководца?». С тех пор и люблю этот жанр.

Вторая книга детства — «Птица-слава» Сергея Алексеева — рассказы о русской армии от Петра к Суворову и Кутузову. Я даже не могу передать те чувства, которые испытал, когда впервые узнал о Нарве, о том, как «Небывалое бывает», как солдаты Суворова лезли через Чёртов мост…

Третья книга — «Удар и защита» Андрея Бескурникова. Это рассказы о танках. О всех танках! От их первого применения на Сомме, первого боя танков с танками, до появления новейших (на момент написания) БМП и самоходок. По всему миру. Уровень владения материалом — высочайший. И, увы, потом непревзойдённый.

«Книга битв» Торопцева и «Откуда у парня сербская грусть» Поликарпова

Евгений Норин
Научный редактор
Александру Торопцеву удалось написать, пожалуй, близкую к идеалу серию военно-исторических книг для детей. «Книга битв» получилась абсолютно не занудной, чертовски увлекательной и, как ни парадоксально, очень человечной. Без всякого сюсюканья, но крайне образно и ярко она рассказывает о вооружённых конфликтах от зарождения человеческой цивилизации до конца XIX века.

Причём только когда я повзрослел, смог оценить, насколько титаническую работу проделал автор. Охват просто поражает: там есть и очевидные истории — Бородино, Куликово поле, Саламин с Фермопилами, — и совсем не широко известные сюжеты: покорение французами Алжира в XIX веке, короткая драматическая история Тюркского каганата, Анабасис, русские походы на Чукотку. И всё это описано с опорой на далеко не всегда общеизвестные хроники.

Книга, не побоюсь сказать, шедеврально проиллюстрирована. В общем, для совсем юного читателя это одно из лучших изданий о мировой военной истории. Будете слышать звон клинков во сне — проверено.

Или вот ещё книга Михаила Поликарпова «Откуда у парня сербская грусть».

В моём отрочестве то место, где у подростков предыдущих поколений располагались Сабатини и Майн Рид, занимали воспоминания ветеранов локальных конфликтов. Усилиями Поликарпова я тогда на некоторое время просто заболел Балканами. А что, все атрибуты приключенческой литературы на месте — экзотические страны, где сильные и смелые люди воюют за свои идеалы и свободу. Правда, от капитана Блада и Капитана Сорвиголовы этих людей отличала одна важная деталь — они мало того, что существовали в реальности, так ещё и жили не в баснословные эпохи, а в наши дни. Некоторые даже в моей родной Перми. И сейчас, когда автор и один из героев книги — уже сильно не первый месяц мой коллега, где-то на краю сознания нет-нет да и мелькнёт, что это литературный герой выбрался со страниц прямо как есть, в истёртом камуфляже и с АКМ на плече.

«Как солдат стал солдатом» Никольского

Александр Потёмкин

Мальчишек за уши не оттащишь от военной техники, оружия, униформы и всего, что относится к армии. В детстве мне повезло — в руки попались книги Бориса Никольского «Как солдат стал солдатом», «Солдатские часы», «Солдатская школа» и другие. Выпущенные ещё в начале 70-х годов сборники коротких рассказов, объединённые определёнными темами и украшенные прекрасными иллюстрациями.

В доступной форме они объясняли детям, что значит быть военным, зачем нужна смазка для автомата, как лопатой можно победить танк, почему противогаз должен плотно прилегать к лицу, как работает радар и многое, многое другое.

Красиво и богато иллюстрированные книги читались легко и быстро. И вот уже спустя пару месяцев я мог определить звание, отличить танк от БМП, истребитель-перехватчик от бомбардировщика, а самое главное — военная служба перестала быть чем-то непонятным и сверхъестественным.

Спустя три десятка лет в моей памяти до сих пор осталась одна история про солдата, который научился пришивать пуговицы во время срочной службы. Казалось бы — банальность? Но ровно с той поры я научился владеть иголкой с ниткой и не считать это занятие неподобающим для мужчины. Ведь в жизни, как и в армии, мелочей не бывает, не правда ли?

«Война невидимок» Шпанова и «Ночное солнце» Кулешова

Серж дю Тойт

Мальчикам надо читать правильные военные книги. Это потом мальчик дорастёт до серьёзных научных трудов, а в 13 лет хочется читать про дерзкие налёты, снятие часовых, захват языков, очередь веером от живота и смешную шутку на привале. В 18 лет после первого марш-броска и занудной чистки автомата появятся первые сомнения, в 23 будет безапелляционная критика, в 28 про эти рассказы забудешь. Перечитаешь в 38 с улыбкой, пониманием и ностальгической благодарностью за то, что когда-то именно они в итоге сподвигли на изучение.

Николай Шпанов, «Война невидимок».

Лучшего советского боевика для детей о Великой Отечественной, по-моему, просто не написано. Прочие нет-нет да и сваливаются в тяжеловесные нравоучения и неизбежную пропаганду. Но только не Шпанов: написано легко — другим поучиться; сюжет закручен — любой сценарист от зависти удавится; герои — реальные наши советские супермены; враги — как на подбор: то немецкий капитан-убийца, то шпион-барон, а то вообще зловещий боцман со шрамом от стилета; действия — вагон, от потопления кораблей до шпионской стрельбы в переулках.

Правда, с историей Шпанов обращался, как Дюма, — но за это, на самом деле, большое спасибо: когда приходит осознание, что роман по сути своей сказка, и всего этого не было, то хочется узнать, а как оно там было на самом деле. На деле, конечно, скучнее. Но, продравшись сквозь сухие сводки источников, понимаешь: начало было положено толстым затрёпанным томиком…

Не менее значимая книга — «Ночное солнце» Александра Кулешова.

Опять же вроде бы единственный автор, писавший для школьников о советских воздушно-десантных войсках.

После выхода на экраны «В зоне особого внимания» школьники буквально бредили голубыми беретами — но, к сожалению, в библиотеках именно на эту тему книг было совсем не густо. Нишу заполнил Александр Петрович, за что ему большое человеческое спасибо. В наши дни повесть читается немного архаично, написана она скорее языком плаката, с правдивостью — тоже не ах, но тогда это был прорыв. Как стать десантником, как служат наши бойцы, что такое учения, как вскрывает вражескую оборону разведка, как подрывают мосты и десантируются полки — всё было там, в этой книге.

Повезло — дома хранится экземпляр, подписанный командующим ВДВ Сухоруковым и начальником разведки ВДВ Борисовым (который и послужил прототипом главного героя книги генерала Чайковского) — с пожеланиями «сегодняшнему школьнику стать завтрашним десантником и узнать больше об этом славном роде войск». Спасибо, товарищи генералы и товарищ писатель — ваш наказ определил жизненное кредо.

Уважаемые читатели, а какие книги назвали бы вы?

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Henren
Henren

Ничего из вышеперечисленного не читал и даже не слышал о таком. Про Новикова-Прибоя, правда, слышал что-то, наверное, в школьной программе. Но не читал, точно. А читал я в юности, понятное дело, Фенимора Купера, Записки о Галльской войне, Киплинга, Бальзака и Мопассана. Из советских книг о войне — «В августе 44-го», «Воспоминания и размышления». А дальше сам взял в руки винтовку, и фпирёд.

Infarh
Infarh

Спартака пытался читать еще в школе, и потом несколько раз, не зашло ни разу.
Цусиму не одолел — очень тяжеловесно написано, имхо конечно.
Про все остальные даже не слышал никогда.
А вот Купер, Скотт, Май, Говард, Верн, Буссенар, Твен и еще много кого, в том числе советских авторов — вот это да.

Miriam
Miriam

Из всего перечисленного читала Спартака и Ночное Солнце. Обе книги «зашли» легко и прям с удовольствием. Не знаю, милитарист я или нет, но хорошая литература, она и есть хорошая литература. И не важно, военная она или нет.
Upd. Блин, как я могла Цусиму забыть, балда)))) конечно, читала, но тяжеловата…

ironback
ironback

Сабатини, Купер, Майн Рид, это как у всех. «Цусима» зашла с трудом, «Крейсера» Пикуля куда живей читались. «Спартака» прочитал после научно-популярной книги «Древний Рим». По моему фильм с Кирком Дугласом интересней.
«Горячий снег», «Живые и мёртвые», «Взять живым», «Момент истины» (как без него), «Люди с чистой совестью» и ещё.

Кстати Шпанов сын своего времени, дать антигерой фамилию Остен-Сакен… Ну хорошо, что не Ушаков или Казарский. ))

Infarh
Infarh

О, «Живые и мертвые», да, читал тоже)