Маленький, но злобный патрон: «мелкашка» в спецслужбах

#железо

А эта статья для наших мужчин, вдруг заинтересует.

Этот патрон, .22 longrifle, знает каждый российский пацан. Именно с него в подавляющем большинстве случаев начиналось обращение с настоящим огнестрельным оружием. Но судьба этого боеприпаса куда интереснее, чем принято считать, — и практически тянет на голливудский боевик.

Исторический вопрос
Начнём с истории.

В 1887 году американская оружейная фирма J. Stevens Arms&Tool Company скрестила два патрона кольцевого воспламенения .22 Long и .22 Extra Long. От «длинного» взяли гильзу длиной 15 мм, а от «экстра длинного» — тяжёлую пулю весом 2,6 грамма. Собственно, вот и всё, что вам нужно знать: донор, .22 Extra Long благополучно помер в 1935 году и пропал из продажи, а .22lr до сих пор жив, здоров и считается самым распространённым патроном в мире: применяется в пистолетах, револьверах, винтовках и даже в пулемётах.

Любили его не только охотники, спортсмены и поклонники развлекательной стрельбы; с уважением к нему относились и в силовых ведомствах. Об этом сегодня и расскажем.

Первый секретный
1943 год. Президент США Франклин Делано Рузвельт сидит в Овальном кабинете и занимается важными государственными делами. Распахиваются двери, вваливается «Дикий Билл» Хикок Донован, бросает в угол мешок с песком и начинает в него палить из пистолета.

Кому-нибудь другому такая безобразная выходка с рук бы не сошла, но, во-первых, Уильям Джозеф Донован находился в хороших отношениях с первым лицом страны, во-вторых, занимал кресло директора очень серьёзной конторы — Управления стратегических служб, УСС (OSS — Office of Strategic Services), а в-третьих — выстрелы звучали как-то подозрительно тихо…

«Hi-Standard HDM» представлял собой вполне обычную конструкцию: спортивный пистолет со свободным затвором, ёмкостью магазина в десять патронов и курковым УСМ (ударно-спусковым механизмом) одинарного действия. Бесшумным (точнее, относительно бесшумным) он стал лишь после установки интегрированного глушителя: ствол облегчили, выполнили в нём отверстия для отвода пороховых газов, обмотали несколькими слоями металлической сетки и надели сверху лёгкий кожух.

Рузвельт заинтересовался конструкцией и сам немного пострелял в мешок, вызвав тихую истерику у охраны. После такого крещения новинка под названием «Hi-Standard HDM», разумеется, пошла в производство. Оружие получило гриф «совершенно секретного» и использовалось только в УСС. После окончания Второй мировой часть изделий прибрали к рукам хозяйственные ребята из ЦРУ, а часть перепала морпехам.

5,6-мм пистолет Hi-Standard HDM с разрезанным для наглядности интегрированным глушителем

Несмотря на то, что всё время нахождения на службе пистолет считался секретным, полностью сохранить его в тайне не удалось: ещё в 1944 году в одной из американских газет всплыло фото знаменитого адмирала Честера У. Нимитца, человека и авианосца. Дело в том, что, пользуясь служебным положением, адмирал отжал себе из закромов УСС один из пистолетов и в своё удовольствие постреливал из него — именно в этот момент его поймала фотокамера. Разразился небольшой скандал, но его быстренько замяли: наказывать адмирала никто не решился.

Злополучное фото с адмиралом Честером У. Нимитцем — и тот самый личный пистолет адмирала, хранящийся в мемориальном музее

Зато военной цензуре знатно надавали по шапке, чтоб не хлопала ушами и не пропускала в открытую печать снимки секретных вооружений. Первое время это помогало, но…

Шеф, всё пропало! Мы раскрыты!
Начиная с 1960 года, в СССР про секретный пистолет ЦРУ знал каждый мальчишка.

Первого мая 1960-го над территорией Свердловской области советская ракета комплекса С-75 «Двина» класса «земля-воздух» сбила американский разведывательный самолёт U-2. Пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс выпрыгнул из падающих обломков; на земле его схватили, а затем, уже в августе, приговорили к десяти годам лишения свободы. По данному поводу в Союзе запустили шумную пропагандистскую компанию: во всех газетах и киножурналах красовалась унылая физиономия неудачливого лётчика вместе с набором шпионских принадлежностей, включая кривой нож, контейнер с ядом и, разумеется, иноземного вида пистолет с толстенным дулом.

Ф. Г. Пауэрс и часть его личного снаряжения

Но, несмотря на такую сомнительную известность, особых нареканий малокалиберное оружие у самих пользователей не вызывало: ну да, калибр маловат, что ж такого. Надо просто уметь стрелять — и попадать в голову. Пистолет положил начало традиции, которой американцы следуют и в наши дни: вместо старичка «Hi-Standard HDM» на вооружение приняли одну из версий Ruger 22/45, который по концепции повторяет первый официальный шпионский «ствол» калибра .22lr.

5,6-мм пистолет Ruger 22/45Mark II с интегрированным глушителем

Правда, нынче о засекречивании речь не идёт: фирма Sturm, Ruger&Co давно запустила оружие в коммерческую продажу. Так что если у вас есть американская лицензия на приобретение оружия с глушителем — вполне можете духовно приобщиться к шпионско-диверсантской братии.

Еврейский «Ягуар» — в небесах и на суше
Помимо американцев самые известные официальные пользователи «мелкашек», конечно, израильтяне. Beretta М71, пошедшая в серию в 1958 году, была штатным оружием Моссад, «Сайерет Маткаль» (спецназ военной разведки) и службы воздушных маршалов. Итальянский пистолет выпускался в нескольких калибрах: 7,65×17 мм Browning (.32 Auto), 9×17 мм (.380 Auto), но спецслужбы остановились именно на модели 71 под патрон .22lr, имевшей рамку из лёгкого сплава и весивший всего 480 грамм. Усилие на спусковом крючке составляло около 1,5 кило. В коммерческую продажу такой пистолет шёл под названием «Ягуар»: он был весьма популярен в 50-е–60-е годы ХХ века в качестве «плинкера» (оружие для развлекательной стрельбы) и имел весьма неплохую точность стрельбы.

5,6-мм пистолет Beretta М71 с глушителем: и вовсе даже не обрезали, а немножечко пришили

В остальном это был качественный, но вполне обычный пистолет со свободным затвором и магазином на десять патронов. Правда, государство Израиль выдвинуло собственные требования при репатриации итальянца: на конце ствола у части«Ягуаров» появилась резьба под глушитель.

Точно проследить «боевую судьбу» оружия в Моссаде нет решительно никакой возможности — разведка не склонна раскрывать свои тайны. Но кое-что стало известно. Например, во время операции «Гнев Божий» агенты Моссада охотились за террористами из «Чёрного сентября», осуществившими теракт на Мюнхенской олимпиаде 1972 года. В списке числилось 17 человек, 13 из них в итоге были уничтожены.

Часто визитной карточкой израильтян были именно россыпи латунных «мелкашечных» гильз, оставшихся на местах проведения акций.

Израильская служба воздушных маршалов, занимавшаяся вопросами безопасности авиаперелётов, тоже свою деятельность особо не афишировала — более того, даже её официальное существование не признавалось. Тут надо напомнить, что службу организовали как раз в ответ на теракты на авиалиниях. С конца 60-х годов во время перелётов на борту обязательно находился вооружённый маршал (как правило, из бывшей «спецуры»). Выбор .22 калибра в данном случае был вполне оправданным, благо пробивная способность у пули невелика и вероятность пробить борт и вызвать разгерметизацию салона где-нибудь на десяти тысячах метров высоты небольшая. Скромные боевые характеристики патрона стрелки должны были компенсировать точностью стрельбы.

Помог им в этом американский инструктор Дэйв Беккерман, в своё время служивший в ФБР, а затем подавшийся в репатрианты. По легенде, нашли и завербовали его совершенно случайно — на стройке, где бывший федерал вкалывал бульдозеристом. Спецы из «Сайерет Маткаль» описывали Беккермана как отличного рукопашника и виртуозного стрелка, способного очередью из автомата написать на стене своё имя.

С таким тренером дела у израильтян быстро пошли на лад.

Один эпизод с участием маршала с «Береттой» известен доподлинно. Восемнадцатого февраля 1969 года маршал Мордехай Рахамим находился в самолёте компании «Эль-Аль», совершавшем промежуточную посадку в Цюрихе на пути из Амстердама в Тель-Авив. Уже на взлёте воздушное судно атаковали трое террористов, вооружённых автоматами Калашникова и гранатами. Рахамим умудрился с ходу пристрелить одного из них и сдерживал огнём оставшихся до тех пор, пока не подтянулась швейцарская полиция и всех не арестовала. Мордехая, кстати, даже судили за убийство при смягчающих обстоятельствах, но как-то обошлось — вскоре он снова оказался дома.

Мордехай Рахамим с 5,6-мм пистолетом Beretta М71. (источник фото)

Второй случай произошёл уже в 1972-м, во время захвата бельгийского «Боинга», — тут опять отметились палестинцы из уже упоминавшегося «Чёрного сентября». Самолёт сел в аэропорту Лод (будущий Бен-Гурион). Экстренным потрошением (более известным, как операция «Изотоп-1») занялись спецы из «Сайерет Маткаль»: под видом техников они проникли на борт и отстрелялись по террористам. Их главарь Али Таха Абу Санайна попытался забаррикадироваться в сортире и подорвать себя гранатой — там его, собственно, и замочили из штатной «Беретты».

Авторство выстрела в голову, кстати, принадлежит (вы не поверите) всё тому же Мордехаю Рахамиму. После инцидента в Цюрихе в маршалы его уже не брали, пришлось вернуться под крылышко военной разведки…

«Ягуары» с глушителем применялись и во время операции «Шаровая молния» в 1976 году. Считается, что во время знаменитого рейда в Энтеббе именно из них застрелили караульных, стороживших заложников рейса «Эйр Франс». Есть, правда, и другая версия событий: израильские коммандос, конечно, стреляли из «Ягуара» по часовым, да только никуда не попали. Между тем начался штурм, грохот стоял неописуемый. Возиться с «мелкашкой» было некогда, и злосчастных угандийских солдат просто срезали очередью из пулемёта.

Версия, кстати, вполне реальная — возможно, именно этот неудачный эпизод стал причиной отказа от пистолета. По некоторым данным, Beretta М71 состояла на вооружении как раз до середины 70-х годов, после чего израильтяне перешли уже на другую модель: снова «Беретта», но уже потяжелее, стальная и девятимиллиметровая.

«Мелкий, но злобный» патрон успел показать свои «клыки» — да ещё как!

Источник материала
Материал: Юрий Мюллер
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Henren
Henren

Оружие под 0,22 LR чрезвычайно распространено, особенно в США.

Gena
Gena

Ну, не самый плохой выбор.Иногда весьма, но только качество наших патронов нараскоряку.

Henren
Henren

Целевые, желтенькие со звездочкой, нормуль.

EvilTeacher
EvilTeacher

Еще в советское время, мальчишкой, почти два года ходил в тир ДОСААФ, до сих пор помню свою любимую винтовку МЦ-12 под патрон .22lr и спортивные пистолеты Марголина. Темно-графитовых и золотистых гильз всегда были полные карманы 🙂

Miriam
Miriam

Ммммммм…всколыхнули мои воспоминания)))))

Henren
Henren

Начинал я с ТОЗ-8, лет 10 мне было.

Proper
Proper

Ну, экскурсы в историю следовало бы начать с объяснения, откуда вообще взялись патроны кольцевого воспламенения и зачем они такие нужны.

Итак, патроны такие появились вслед за появлением магазинных винтовок с механическим перезаряжанием скобой Генри. Первая массовая винтовка такого типа так и назвается — Henry repeating rifle образца 1860 года. Вот такая:
comment image

Ну вы вестерны смотрели — там их любят. Затем патент выкупил Винчестер — и подобных моделей понаделал много.

Патроны в этой винтовке размещаются в трубчатом магазине под стволом, друг за другом. То есть пуля одного патрона упирается в донышко следующего. Пружинный подаватель пихает их в направлении от среза ствола к затвору. При выстреле из-за отдачи все патроны сотрясаются и соударяются друг о друга — поэтому пули в таких патронах тупоконечные, но даже это не очень помогало избежать случайного воспламенения капсюля, поэтому капсюль из центра гильзы был убран и перенесен на край гильзы, то есть был сделан в виде кольца. Вот так появились патроны бокового воспламенения.

Исходная винтовка Генри — это боевое оружие, поэтому калибр у нее — .44 дюйма, то есть 11.18 мм. Представьте себе патрон бокового воспламенения с таким калибром.

Впоследствие выяснилось, что перезаряжание скобой Генри хотя и очень быстрое, но неудобно для стрельбы лежа — поэтому это оружие применяли в основном кавалеристы и охотники. И вот именно для охотников на мелкого пушного зверя была разработана система Винчестера калибра 5.56 мм (.22 дюйма). Вот такая Winchester rifle, model 9422 XTR:
comment image

Фото не передает размеров — на самом деле винтовочка маленькая, прямо как игрушечная, очень легкая, и в нее влезает много патронов. Вот для нее и был разработан патрон .22lr — с относительно тяжелой безоболочечной пулей и большой навеской пороха, под длинные стволы.

Альтернативное решение — Marlin model 38 pump action, этого же .22lr калибра. Там используется подвижное цевье, как на помповых ружьях.

Из этого оружия можно подстрелить зайца, кролика или при удаче какую-нибудь птицу, можно пострелять по койотам с целью отогнать от стада — при этом патроны крайне дешевы, дырочка в шкуре от пули очень маленькая, из убитой птицы не надо выковыривать дробь, когда готовишь ее на костре — в общем, практичное оружие для пастухов и всяких собирателей. При этом подразумевается, что для самообороны от волков и медведей американский траппер носит револьвер могучего калибра.

Американское ружейное законодательство в большинстве штатов позволяет продавать такие винтовки без лицензии, всем подряд — они стоят в супермаркетах в корзинах, бери не хочу, поэтому их часто покупают фермерским детям как первое оружие.