Метро в годы войны: бомбоубежище, концертный зал и библиотека

В годы войны метро стало для жителей настоящим подземным домом, который укрывал от воздушных налётов, был местом партсобраний, концертным залом, библиотекой, парикмахерской и даже больницей.

Метрополитен неразрывно связан с новейшей историей Москвы — и как важнейший вид транспорта, и как памятник архитектуры. А в период Великой Отечественной войны метро стало настоящим подземным городом, который укрывал москвичей от воздушных налётов, служил местом партийных собраний, концертным залом, библиотекой и иногда даже больницей. Какие ещё задачи выполняло метро в военное время?

Война и новые станции

В июне 1941 года Московский метрополитен  представлял собой систему из 21 станции на трёх линиях:

— десять станций на отрезке «Сокольники» — «Парк культуры» (Кировский радиус, сейчас — Сокольническая линия);

— шесть станций на отрезке «Киевская» — «Курская» (Покровский радиус, сейчас — Арбатско-Покровская линия);

— пять станций на отрезке «Сокол» — «Площадь Свердлова» (Горьковский радиус, сейчас — Замоскворецкая линия).

Городу требовалась более совершенная система подземного транспорта, и строительство возобновилось по ранее намеченному плану, как только немецкие войска отошли от Москвы, а бомбёжки стали реже. 1 января 1943 года открылись три новых станции Горьковского радиуса — «Новокузнецкая», «Павелецкая» и «Завод имени Сталина» («ЗИС», сейчас — «Автозаводская»). Через год в эксплуатацию ввели ещё четыре станции Покровского радиуса — «Бауманскую», «Электрозаводскую», «Сталинскую» (сейчас — «Семёновская») и «Парк культуры имени Сталина» (сейчас — «Измайловский парк»). На этих станциях — так называемой третьей очереди — установлены памятные таблички.

К четвёртой очереди относилась Кольцевая линия, которая должна была облегчить работу наземного транспорта Садового кольца. Её строительство тоже началось во время Великой Отечественной войны.

Трагический выходной московского метро

Один из самых драматичных эпизодов обороны Москвы — события 15–17 октября 1941 года после принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР». Некоторые историки называют их московской паникой. Экстренная эвакуация Правительства, промышленных предприятий и некоторых учебных заведений в глубокий тыл породила слухи о скорой сдаче Москвы фашистам — многих пугал исторический прецедент 1812 года. Люди на машинах, поездах и пешком, с вещами и налегке устремились на восток, в Москве воцарился хаос. События тех дней нашли отражение в романе «Живые и мёртвые» Константина Симонова и в стихотворении «16 октября» Наума Коржавина.

Этой так называемой «московской панике на один день», если можно так выразиться, поддался и метрополитен. Вывозить вагоны и оборудование планировали ещё с начала войны, но 15 октября глава Наркомата путей сообщения Лазарь Каганович распорядился принять меры по уничтожению метро. Станции и тоннели обесточили и заминировали или подготовили к затоплению, и утром 16 октября метро оказалось в первый — и единственный — раз за всю его историю закрыто для пассажиров.

Но, оценив разрушительные последствия такого решения, Правительство быстро его отменило. Уже вечером возобновилось движение по Кировскому радиусу, ещё через день — по Горьковскому. Сотрудники метро продемонстрировали свой профессионализм, сумев всего за сутки заново запустить составы и эскалаторы. Больше московская подземка не закрывалась.

Партфуршет на «Маяковской»

Метро в годы войны стало местом проведения праздников, которые, вероятно, были москвичам даже нужнее, чем в мирное время. На станциях проходили киносеансы и концерты, агитационные собрания и партийные собрания. Об одном из них, посвящённом годовщине Октябрьской революции, ходят легенды.

6 ноября 1941 года на «Маяковской», самой глубокой на тот момент станции метро, состоялось заседание Московского городского совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями столицы. С докладами выступали важные деятели партии, в том числе сам Иосиф Сталин. Хотя пускали на предпраздничное заседание по пригласительным билетам, место проведения в них указано не было — его сообщали устно. После официальной части, гласит легенда, был организован фуршет: в стоявших на станции вагонах гостям наливали пиво, на закуску были баранки и бутерброды. Последние, правда, многие гости стеснялись брать.

Установить, что из деталей факт, а что вымысел, сейчас вряд ли возможно. Но заседание и прошедший на следующий день на Красной площади военный парад подняли моральный дух горожан, укрепили веру в величие и силу страны и помогли дать отпор врагу.

Бомбоубежище, магазин и библиотека

Что касается функции Московского метрополитена как бомбоубежища, то исследователи расходятся во мнениях: одни считают, что она была заложена в его проект изначально, другие утверждают, что метро сыграло эту роль вынужденно. Впрочем, даже если верна вторая версия, это не отменяет глубины и надёжности сооружений столичной подземки, достаточных для защиты людей от авиаударов.

Вопросом приспособления метрополитена под газоубежище Правительство занималось до начала войны: «Постановлениями Совета народных комиссаров Союза ССР от 21 апреля и 6 июня 1941 года Метрострою было предложено в 1941 году капитально приспособить все три очереди метрополитена под газоубежище для населения города Москвы». В августе эти работы были прекращены, в том числе из-за нехватки необходимых материалов, но в марте 1942 года, «ввиду опасности применения фашистскими захватчиками химических средств нападения», к вопросу вернулись. После намеченного на август окончания работ метрополитен смог бы принять 625 тысяч человек.

Применения химического оружия, к счастью, не было, а вот ночные бомбардировки на долгое время стали обыденностью. Учебные тревоги начались в Москве сразу после объявления войны. Уже 22 июля 1941 года — во время первого налёта — сотрудники метро смогли быстро принять и разместить более 500 тысяч горожан. Атака задела слабые места подземки: например, был разрушен тоннель на перегоне между «Смоленской» и «Арбатской», а на станцию «Белорусская» хлынула вода из взорванного водопровода на привокзальной площади. В первом происшествии погибли 14 человек, во втором жертв удалось избежать.

В течение трёх месяцев Наркомат путей сообщения, руководивший метрополитеном, не имел строгого регламента относительно использования метро как бомбоубежища. 21 сентября 1941 года Исполком Моссовета выпустил соответствующее постановление (№ 36/18 «О правилах использования Московского метрополитена как бомбоубежища»). Впрочем, оно носило довольно общий характер, а многие детали (например, когда начинать пускать в убежище детей и женщин) оставляло на усмотрение администрации метро.

Но организационные вопросы решались вполне успешно. Людей размещали на платформах и в тоннелях — как запущенных в эксплуатацию, так и строящихся. Для спуска подготовили специальные съёмные лестницы, между рельсами установили деревянные настилы. На станциях поставили тысячи лежаков и детских кроватей, постельные принадлежности люди обычно приносили с собой. В вагонах ночевали в основном женщины с маленькими детьми, старики и инвалиды.

станция Маяковская. 1941 год

Сотрудники метро заботились об освещении, отоплении и вентиляции, поддерживали запасы воды. На станциях были оборудованы питьевые фонтанчики и туалеты. Людям оказывали санитарную и медицинскую помощь — даже принимали роды. Милиционеры следили за порядком и выявляли тех, кто нарушал правила. Они также гасили пожары, вызванные «зажигалками». Делать это нужно было быстро: люди могли пострадать от дыма даже больше, чем от огня.

На станциях работали магазины и парикмахерские, а на «Курской» — библиотека. Для детей проводили уроки и трудовые занятия — учили шить, рисовать, лепить, собирать модели. Взрослых поддерживали концертами, кинофильмами и историческими выставками.

Библиотека на станции «Курская». Архивный фонд города Москвы

К лету 1942 года авианалёты на Москву стали редкими. В июне 1943 года на город обрушился последний снаряд. После этого над столицей пролетали лишь самолёты-разведчики, но официально метрополитен сохранял статус бомбоубежища почти до конца войны.

Правительство по достоинству оценило заслуги работников метро. Многие получили медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а 18 сентября 1946 года коллективу Московского метрополитена вручили на вечное хранение Красное знамя Государственного комитета обороны.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также: