‘Midnight Blue’ Кенни Баррелла или когда джаз получил блюз

Альбом стирает границы между джазом и блюзом и звучит как саундтрек к воображаемому фильму. Если вы хотите понять, что такое настоящий гитарный джаз, послушайте ‘Midnight Blue’; если вы хотите понять, что такое настоящий инструментальный блюз, послушайте ‘Midnight Blue’. Если вы хотите идеальный альбом, который бы показал всему миру, что джаз и блюз — это гораздо больше, чем просто двоюродные братья, послушайте этот альбом.


Когда-то Би Би Кинг сказал: «Джаз — старший брат блюза. Если парень играет блюз, он в старших классах школы. Когда он начинает играть джаз, это похоже на поступление в высшее учебное заведение». Очень похоже, что он имел ввиду Midnight Blue Кенни Баррелла.

Записанный 8 января 1963 года для Blue Note Records в студии Руди Ван Гелдера в Энглвуд-Клиффс, штат Нью-Джерси, этот альбом великолепен! С самого первого трека становится ясно, почему он был так популярен, когда вышел, и сохранил свою популярность по сей день. Он дышит утончённостью 1960-х, отсылая нас в Манхэттен, где родилась «Вестсайдская история». Создаваемое альбомом настроение находится в той же плоскости, что и этот всемирно известный мюзикл. Обложка, сделанная Рейдом Майлзом, усиливает это ощущение.

«Я всегда любил блюз. В мои первые дни пребывания в Детройте я работал с группами, которые были акцентированы на блюз. И я хотел собрать для этой сессии группу, которая могла бы чувствовать блюз так же, как и я».

Альбом был назван «самой элегантной записью, когда-либо выпущенной лейблом», и с этим невозможно не согласиться.
Открывающая ‘Chittlins Con Carne’, с основной темой, сыгранной на саксофоне Стэнли Тёррентайном и дальше развёрнутой в вопрос-ответ с гитарой Баррелла, вводит нас в состояние, из которого не хочется выходить до конца альбома, и абсолютно непонятно, где тут джаз, а где блюз, настолько тесно переплетаются откровенно блюзовые стандарты с джазовой изысканностью.

За исключением ‘Mule’, автором которой является контрабасист Мейджор Холли (его прозвище «Mule»), и стандарта Энди Разафа и Дона Редмана ‘Gee Baby Ain’t I Good to You’, все остальные мелодии сочинены Барреллом.

Самая личная и глубокая из них — ‘Soul Lament’, исполненная на одной гитаре без сопровождения.

Тёррентайн играет очень уместно во всех темах, никогда не доминируя, он только дополняет гитару. Что касается Холли и барабанщика Инглиша, то это была их первая и единственная работа на лейбле Blue Note Records.

Баррелл впервые появился в Blue Note в качестве лидера в 1956 году, на записи, названнной Introducing Kenny Burrell, что довольно-таки необычно, поскольку лейбл предпочитал, чтобы музыкант, прежде чем стать лидером сессии, несколько раз участвовал бы в записях в качестве сопровождающего исполнителя. В то время ему было всего 24 года, а дебютировал он в группе Диззи Гиллеспи, когда был ещё подростком.

Перед своим дебютом в Blue Note Баррелл гастролировал с трио Оскара Петерсона, что наглядно демонстрирует уровень молодого человека на тот момент. Между этими сессиями он записал пятнадцать альбомов, шесть из которых были для Blue Note.
Вышедшая в начале мая 1963 года, Midnight Blue попала в чарт Billboard Jazz 11 мая в разделе ‘new action LPs’, но не смогла попасть в основной чарт, что через несколько месяцев Кенни сделал вместе с Джимми Смитом с альбомом Blue Bash для Verve.

Титульная же композиция Midnight Blue стала классикой гитарного джаза и в определённом смысле пропуском для гитаристов в лигу мастеров.

Благодарим блогера @Sunny Blues за статью

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

1 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии