Нацисты на страже свободы

Государство в лице бюрократии всегда стремилось контролировать как подвластную территорию, так и подконтрольное население, ведь территория — это среда обитания, а население — налогоплательщики.

Потому большую часть своего существования население интересовало государство практически исключительно как источник дохода, а чем лучше контроль и учёт, тем меньше налоговых недоимок и больше суммы, доступные государству.

№ 1. Примерно до XIX века население и государство жили зачастую в параллельных реальностях, которые лишь изредка пересекались по вине сборщика податей или служащего тогдашнего военкомата.

Две революции — промышленная в Британской империи и Великая французская буржуазная — существенно изменили баланс между государством и гражданином. Промышленная революция сформировала потребность экономики и государства в кадрах и, качественно усилив капитализм, превратила человека в средство производства. Французская буржуазная революция, покончив с монархией, стала французским экспортным товаром, который перевернул тогдашнюю Европу: французы на штыках принесли своё видение отношений между государством и гражданином в завоёванные страны. Их главными изобретениями стали политическая нация, Декларация о правах человека и гражданина и Гражданский кодекс Наполеона.

№ 2. Именно французы создали образ современного нам государства, в котором нет таможенных границ между регионами, а граждан, совокупность которых формирует нацию, создают школа, университеты и книгопечатание. Англичане же, став мировой фабрикой, превратили людей из простых налогоплательщиков в рабочих, на которых до сих пор держится экономика.

С тех пор мало что изменилось. Мы всё ещё живём в мире политических наций, пусть экономика и диктует необходимость к наднациональной интеграции, а роботы всё ещё не смогли полностью вытеснить человека на производствах (и не смогут, так как всегда будет страна, где стоимость рабочей силы настолько низка, что внедрение роботов не будет экономически целесообразным).

Государство же то вторгается в жизнь человека в периоды кризисов, то отступает, предоставляя человеку иллюзию свободы. Иллюзию лишь потому, что право одного гражданина заканчивается там, где начинается право другого, а подлинная свобода очень быстро превращается в хаос.

В XX веке — столетии двух мировых войн, геноцидов и тоталитарных режимов — никакой иллюзии свободы не было. Однако распад Советского Союза, который демонизировали и превратили чуть ли не во вторую тюрьму народов (первой, как известно, была Российская империя), создал иллюзию свободы и демократии, которых никогда не было и, уверен, не будет.

И этой иллюзии предстоит в ближайшее время исчезнуть, обнажив суровою реальность века XXI-го, который, судя по всему, будет ничуть не лучше XX столетия: с каждым днём права и государства в наших жизнях будет становиться всё больше, а подлинной свободы — всё меньше.

Тоталитарная демократия

Зачастую под тоталитарными режимами подразумевают или ультраправые режимы — фашистскую Италию, нацистскую Германию и милитаристскую Японию, или левые режимы, в частности СССР и его союзников. Сейчас же в категорию тоталитарных государств попадают противники США: Куба, КНДР и Россия с Беларусью.

Справка: регуляторы общественных отношений

Универсальными регуляторами общественных отношений уже многие века являются нормы морали, религии и права.

Если на первое место в регулировании общественных отношений выходит религия, то государство быстро превращается в теократию. Сейчас наиболее ярким примером теократии являются т. н. Исламское государство (запрещённая в России террористическая организация) и Королевство Саудовская Аравия, где совсем недавно женщинам разрешили управлять автомобилями, а рабство отменили лишь в 1962 году. Однако и в КСА забивание камнями осуществляется не с санкции религиозных деятелей, а по решению органов государственной власти.

Государств, где отношения регулировались бы исключительно нормами морали, нет — просто исполнение моральных норм носит добровольный характер и обеспечивается, пожалуй, лишь общественным порицанием.

Потому единственный подлинно эффективный регулятор общественных отношений — это право как система общеобязательных, формально закреплённых, санкционированных и охраняемых государством правил поведения, выражающих меру свободы и справедливости, достигнутую обществом.

Нормы морали и религии являются исключительно дополнительным регулятором, и сомнительно, что они смогут когда-либо стать ключевым регулятором человеческих взаимоотношений. Впрочем, в Китае проводят весьма специфический эксперимент, итоги которого позволят понять, возможно ли сделать нормы морали обязательными к исполнению.

При этом для зачисления в когорту тоталитарных государств, по мнению французского философа Раймона Арона, нужны:

  1. Однопартийная система;
  2. Государственная идеология;
  3. Монополия на информацию;
  4. Государственная экономика;
  5. Идеологический террор.

Естественно, все вышеперечисленные институты должны быть подчинены достижению одной цели и одному центру принятия управленческих решений — партии, которая заменяет собой государство.

№ 3. Формально, исходя из классификации Раймона Арона, в разряд тоталитарных государств попадают и более чем демократические государства, в частности США.

Несмотря на то что в США двухпартийная система, между демократами и республиканцами нет фундаментальных различий. Во внутренней политике линии водораздела проходят по вопросам медицинского обеспечения и контроля за оборотом оружия. Видение места США во внешней политике у демократов и республиканцев едино — Америка вновь должна быть великой, различия между ними лишь в вопросах тактики.

Государственная идеология у США — неоконсерватизм с его убеждением, что:

  1. Характер внутриполитического режима влияет на внешнюю политику, потому ни с КНДР (24,8 балла в Индексе счастья, у США — 20,7), ни с Кубой (56,2 балла в 2012 году) США торговать принципиально не станут;
  2. У США особая, миссионерская роль в мире — распространять демократию, рыночную экономику и уважение к свободе, что в совокупности с избирательным подходом к легитимности и безразличием к международным организациям позволяет свергать неугодные режимы;
  3. Любые социальные проекты вредны, даже Obamacare, который предоставлял миллионам американцев право на медицинское обеспечение.

Вашингтон занят насаждением либеральной демократии в интересах своего бизнеса в мире в том виде, в котором он её понимает. При этом данная демократия крайне далека от её книжного канона и гипертрофирует фактор защиты ЛГБТ и открытия внутренних рынков. Всё, что не совпадает с видением США, автоматически объявляется неканоничным, что приводит к нарастающему внешнему воздействию или зачислению в разряд «стран-изгоев».

В информационной сфере в США полная монополия на информацию.

В последние месяцы президентской гонки среди популярных американских СМИ выработался консенсус.

Практически в ежедневном режиме кандидата от республиканцев «мочили» проекты крупного интернет-издательства Vox Media — и не только популярнейший новостной портал Vox.com c 40–50 млн уникальных посетителей в месяц, но даже ресурс о технологиях The Verge (60 млн посетителей). Трампа громил творческий коллектив журнала The New Yorker с главным редактором Дэвидом Ремником. Колумнисты легендарного журнала TIME объявляли любые претензии к Хиллари Клинтон происками сексистов. Один из самых посещаемых в мире медиапорталов Huffington Post до последних дней прогнозировал победу Хиллари Клинтон с вероятностью 98,2%.

Лишившись поддержки ведущих американских онлайн-изданий, республиканцы выбрали своим главным интернет-рупором консервативный и не воспринимаемый всерьёз истеблишментом портал Breitbart.com.

В итоге демонизированный Трамп победил, но доверие американцев к СМИ упало.

«СМИ очень плохие, это очень нечестные люди», — сказал Дональд Трамп в интервью телекомпании Fox News.

Внешнеполитические события также не вызывают особых расхождений у редакторов и журналистов: СССР, например, недавно был объявлен расистским государством.

Государственная экономика была добавлена Ароном, пожалуй, лишь для обоснования безальтернативности капиталистической экономики, введения единого реального различия между демократичными и тоталитарными государствами и защиты интересов частного капитала от угрозы национализации.

Если в СССР экономика подчинялась структурам Госплана, которыми управляла КПСС, то в США роль Госплана играют корпоративные планы развития (корпорации живут в плановой логике), а место КПСС занимает рынок.

В полном порядке и система идеологического террора в США: достаточно вспомнить маккартизм или последние шаги Вашингтона по принуждению российского RT к прекращению вещания путём внесения в список иностранных агентов.

Выпускник Вест-Пойнта Спенсер Рапоне попал под следствие за свои коммунистические убеждения.

США крайне агрессивно навязывают свою картину мира и набор ценностей как своему населению, так и своим противникам.

№ 4. США вполне подпадают под определение тоталитарного государства, что показывает, что демократия тоже может быть вполне тоталитарной.

Неонацистские демократии

Поддержка США правых и ультраправых режимов — секрет Полишинеля: Вашингтон освободил от ответственности нацистских функционеров, трудоустроил коллаборационистов, поддерживал и опекал ультраправых в Латинской Америке, а также взрастил предельно русофобские государства в Прибалтике.

Сиро Исии — один из многих неосуждённых военных преступников. Возглавлял «Отряд 731» проводивший на людях испытания бактериологического оружия. Исии обменял свои знания на освобождение от уголовной ответственности.

В опеке и поддержке ультраправых всегда была логика: они выступали естественными союзниками США в противостоянии с СССР и были наиболее активной и решительной частью антикоммунистического движения.

В 1991 году СССР и коммунистической «угрозы» не стало, но привычка поддерживать союзников никуда не делась: вместо коммунистической угрозы, которой оправдывались любые злодеяния, Вашингтон начал облекать простые мотивы — желание сохранить власть — в словесную шелуху демократии.

«В странах, где демократия оказалась в опасности, таких как Венгрия, Колумбия, Кения, Молдавия, Мьянма, Нигерия, Польша, Танзания, Тунис и Украина, американскую дипломатию ждёт ряд серьёзных испытаний на прочность. Зачастую именно в подобных, не упоминающихся ежедневно в новостях государствах американская политика поддержки демократии оказывается наиболее результативной. Содействие демократии здесь — не проявление прекраснодушного идеализма и альтруизма. В этих и многих других государствах поддержка демократии напрямую служит важным интересам США в сфере экономики и безопасности».

Старший вице-президент Фонда Карнеги Томас Карозерс.

В приведённой выше цитате из статьи Карозерса автор отбрасывает демагогическую надстройку и просто называет вещи свои именами: США защищают не демократию, а свои интересы в сфере экономики и безопасности.

И в защите своей власти Вашингтон дошёл уже до создания вполне демократичных нацистских государств.

№ 5. Нацизм может быть демократичным, но лишь в том случае, если санкционирован США и подконтролен Вашингтону.

Неважно, является ли пресса свободной. Важно убедить мир в том, что СМИ в G7 являются свободными и демократическими.

В рейтинге свободы прессы Freedom House Россия с Беларусью на 83-й позиции (Китай на 87-й строчке), тогда как Украина на 30 позиций «свободнее». «Репортёры без границ» пошли ещё дальше: Россия и Беларусь у них на 148-й и 153-й строчке соответственно (Китай на 176-й позиции), а Украина — на 102-м месте. И это при том, что на Украине с 2014 года арестованы и осуждены десятки журналистов, а телеканалы поджигали и громили, не говоря уже о систематическом давлении на интернет-СМИ.

Поджог телеканала «Интер» в Киеве:

Назвать Украину демократией даже при наличии большого желания невозможно: количество громких политических убийств с 2014 года в данной республике перевалило за полтора десятка и продолжает увеличиваться. И ни одно из этих преступлений не раскрыто.

№ 6. Главное «достижение» постмайданной Украины и её покровителя в лице Вашингтона — легализация внесудебных расправ и акты физического устранения политических противников.

Тайные тюрьмы, внесудебные расправы, давление на суды, марши неонацистов, клинические по своей кровожадности заявления политиков и общественных деятелей — норма для Украины.

Но для США она всё равно демократия, пусть и неонацистская. Но демократия подконтрольная.

№ 7. Вашингтон выстроил на Украине структуру параллельной власти во главе с послом США, который является одним из немногих реальных политиков в данной республике и исполняет роль не столько управленца и арбитра, сколько Господа Бога для украинской олигархии.

При этом США используют как явные рычаги влияния на Украину в виде слабо подконтрольного Киеву Национального антикоррупционного бюро, в чью власть входит прослушка чиновников (право НАБУ подслушивать защищает даже МВФ), так и неявные, среди которых телефонное «право» — самый слабый.

В начале октября 2017 года стало известно, что СБУ передаёт ЦРУ переведённые на английский данные прослушки мобильных телефонов в течение 24 часов после их записи.

«Центральное разведывательное управление уничтожило систему прослушки мобильных телефонов, поставленную Россией, и установило компьютеры, поддерживаемые американцами», — заявила в интервью The New York Times Виктория Горбуз, бывшая глава отделения СБУ по связям с иностранными правительствами.

В конце сентября 2017 года Печерский районный суд Киева обязал одного из крупнейших операторов мобильной связи «Киевстар» открыть доступ следователям ко всему оборудованию компании с целью получения любой интересующей информации о телефонных разговорах и переписке.

«Департамент специальных расследований Генпрокуратуры Украины прослушивает всех абонентов «Киевстар». Печерский районный суд фактически открыл доступ следователям ко всему оборудованию «Киевстар» с целью получения любой интересующей информации о телефонных разговорах и переписке, внимание, всех абонентов оператора мобильной связи, а это несколько миллионов (26,1 млн – И. Л.) человек!

То, что слушают всех, было ясно, но теперь это уже делают абсолютно законно».

Адвокат Олег Бабич.

И это только вершина айсберга, а ведь всегда есть и подводная часть, как, например, задержанный полковник МВД, торговавший услугами по прослушиванию за 2800 долларов в сутки, или народные депутаты, которые жалуются на то, что СБУ получает дубликаты сим-карт журналистов и шпионит за ними.

В сходном состоянии находится и другая молодая постсоветская демократия — Молдова, где у власти находятся такие же подконтрольные Вашингтону политики. В Молдове количество прослушиваний телефонных разговоров неуклонно возрастает. Анализ официальных данных за 2013-2016 годы показал, что число прослушиваний выросло в 4 раза. В 2016 году было выдано 12 тысяч мандатов на прослушку.

«Понятие права человека — не совсем пустой звук в нашей республике. По крайней мере, для руководства СИБ. Они вынуждены с этими правами считаться. Если нет серьёзных аргументов, которые бы обосновывали потенциальную опасность конкретного индивида для национальной безопасности страны, ни о какой «прослушке» не может быть и речи».

Эксперт в области национальной безопасности Республики Молдова Ион Ляху.

Для сравнения: в 2014 году в Великобритании, где население в 20 раз больше чем в Молдове, было выдано 2800 мандатов на прослушивание телефонных переговоров.

№ 8. Аналогичным образом обстоят дела и в Прибалтике, чьи республики стали для Украины неким учителем по части противостояния российской «агрессии».

Украина активно заимствует политический опыт Прибалтики, в частности:

  1. Перенят прибалтийский национальный опыт, в основе которого находится не нация, а национальность, такое же понимание национального государства — не «nation state», а национальность в этническом смысле;
  2. Использована теория оккупации республики Советским Союзом с той лишь разницей, что в Прибалтике национальной трагедией стала «оккупация», а на Украине — голодомор, масштабы которого преувеличиваются и превращаются в геноцид;
  3. Начата глорификация нацизма и коллаборационизма с параллельной тотальной декоммунизацией;
  4. Заимствована языковая политика с введением языковых квот в СМИ и тотальной украинизацией различных сфер общественно-политической жизни;
  5. Проведена люстрация (зачастую насильственная и унизительная) как лишение права ряда чиновников на занятие должностей;
  6. Созданы Национальная гвардия и «добровольческие батальоны» по образцу эстонского Кайтселийта и латвийского Земессарде;
  7. Творчески заимствован опыт ежегодников спецслужб, где публикуются списки «врагов государства», итогом чего стал сайт «Миротворец», чья задача ­– клеймение и преследование политических оппонентов;
  8. Перенят язык ненависти, а под предлогом борьбы с российской пропагандой запрещены «вражеские СМИ», социальные сети и десятки сайтов.

При этом во всех американских рейтингах прибалтийские страны, чей опыт перенял Киев, являются свободными и демократическими.

В Грузии до 2014 года следственные органы беспрепятственно осуществляли тайную слежку за гражданами, с 2014 года их полномочия ограничили, обязав получать разрешение суда. Впрочем, это уже прогресс по сравнению с временами Саакашвили, хотя ничего принципиально со слежкой не изменилось.

«Вначале, как только он пришёл, у нас было 5700 заключённых. Через год их стало 12 тысяч. А во время правления Саакашвили было от 25 до 30 тысяч заключённых. Именно поэтому мы были на первом месте по количеству заключённых в мире. Это был режим, который всё стёр. Были независимые неправительственные организации — всё это он взял в свои руки.

Он создал неофициальные фонды и вынуждал людей, у которых было какое-то имущество или деньги, переводить туда свои средства. Это были фонды, которые назывались «На развитие прокуратуры», «На развитие МВД». Они существовали как НПО и ничего общего не имели с бюджетом. Их невозможно было контролировать. Даже если бы была такая возможность, это не имело смысла во времена Саакашвили. Эти фонды не имели никакой связи с бюджетом, поэтому их никто не контролировал.

Почти все заключённые (325 тысяч людей прошли тюрьмы во времена Саакашвили) перечисляли деньги в фонды Саакашвили. Эти фонды закрылись после Саакашвили. И сейчас никто даже не ведёт следствие: куда ушли эти деньги, кто тратил эти деньги, кто контролировал.

Когда людей сажали или когда родственникам и членам семьи угрожала тюрьма, они всё продавали: квартиру, машину, золото, всё, что имели. Чтобы не попасть в тюрьму. Несмотря на всё это, 325 тысяч человек пережили пытки и бесчеловечное отношение. Для сравнения: наше население составляет 3,7 миллиона. Вот такая была реальность».

Грузинская правозащитница Нана Какабадзе о правлении Саакашвили.

***

  1. Деление стран на демократические, авторитарные и тоталитарные в привычном значении является весьма условным и скорее используется для навешивания ярлыков на неугодные США страны, чем для описания реального состояния внутриполитической жизни.
  2. Демократия в том виде, в котором её продвигает Вашингтон, претерпев мутацию, превратилась в крайне агрессивную идеологию, чья задача — прикрытие американских экономических и политических интересов.
  3. Американская политическая модель не просто утратила право быть эталонной демократией, но и стала тождественной тому, что либеральные политологи называют тоталитаризмом. Фактически можно говорить о том, что демократический тоталитаризм стал реальностью;
  4. Постсоветские республики в своём развитии прошли этапы от лояльных или нейтральных к России к предельно враждебным, что продиктовано преимущественно внешними факторами. Чем сильнее становилась Россия и больше появлялось желания к интеграции, тем агрессивнее становилась политика Вашингтона по принуждению национальных элит к покорности.
  5. Украина не просто заимствовала опыт Прибалтики, но и превзошла его, преодолев запрет на убийство, внедрив практику уголовных преследований и лишения гражданства как средств политической борьбы. Теперь по части нацификации Украина стала самой передовой постсоветской страной, и вскоре уже украинский опыт будут заимствовать бывшие республики СССР в противостоянии «российской агрессии». Латвия вслед за Украиной приняла решение о дерусификации системы образования.
  6. Грузия и Молдова пережили по одной цветной революции, которые сместили политиков, управлявших ими с времён распада СССР (или сформировавшихся в советское время). Украина пережила две цветных революции и приход к власти ультраправых, а порой и вовсе откровенных нацистов, которые управляют страной в союзе с национальной олигархией. Прибалтика первоначально пошла по пути построения жёстких националистических режимов, что выразилось в создании института неграждан (Латвия и Эстония) — фактически постсоветской версии апартеида.
  7. Подконтрольные США режимы и дальше продолжат дрейф в направлении ультранационализма или вовсе фашизма, перенимая отработанные на Украине образцы в том случае, если их национальные элиты, ощутив какую-либо угрозу своей власти, получат соответствующее разрешение из Вашингтона.
  8. США не намерены прекращать противостояние с Россией, потому продолжат всяческую поддержку своих сателлитов (в первую очередь военно-политическую), закрывая глаза на формирование вполне людоедских правительств в постсоветских странах.
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также: