Нам обещают новый «кризис-1998»

Уже несколько дней в средствах массовой информации публикуют аналитику о том, что скоро может разразиться кризис, подобный тому, что бушевал в 1998 году. Сбудется ли этот прогноз применительно к нашей стране поможет разобраться Иван Данилов.

Аналитические материалы американских банков нечасто привлекают внимание общественно-политических СМИ. Еще реже они попадают в российское инфополе. Но на этой неделе «аналитичка» от крупного банка Bank Of America буквально взорвала чарты в России и за рубежом. Это неудивительно: ведь американские аналитики предсказали нам повтор финансового кризиса — 1998, который хорошо запомнился россиянам. Очевидно, что столь негативный прогноз не мог не привлечь пристального внимания российских журналистов и широкой аудитории.

«Повторение кризиса 1998 года» воспринимается в России через призму травматичного опыта дефолта, валютного кризиса и галопирующей инфляции. В других странах, особенно в Юго-Восточной Азии, воспоминания о кризисе тех лет тоже далеко не самые приятные. Можно было бы подозревать аналитиков Bank of America в том, что, вызывая духов прошлого, они пытаются спровоцировать очередную панику на развивающихся рынках и способствовать бегству капиталов в США, но при более внимательном рассмотрении их аргументации можно прийти к неожиданному выводу. По сути, Bank of America предсказал кризис не столько для развивающихся стран, сколько для самих Штатов.

Нельзя не заметить, что определенная часть российских финансовых комментаторов очень радостно восприняла прогноз, приняв его исключительно на счет России. Это примерно тот же набор «финансовых экспертов», который радуется прогнозам о скором падении цен на нефть до 20 долларов и крахе рубля, а в свободное от работы время со злорадством ждет поражений российской сборной по футболу.
Загвоздка в том, что между Россией образца 1998 года и образца 2018-го — целая пропасть. Достаточно упомянуть несколько цифр: золотовалютные резервы на 3 июля 1998 года — 15,1 миллиарда долларов; золотовалютные резервы на 29 июня 2018 года — 455,5 миллиарда долларов. Можно сравнить ВВП России (по ППС): 806,33 миллиарда долларов в 1998-м против 3,749 триллиона долларов в 2017-м. Соотношение государственного долга к ВВП в 1998 году — 143,95%, в 2016-м — 14,15%.

Данные, взятые из базы Всемирного банка, никак не стыкуются с теорией о том, что Россия так же уязвима, как и 20 лет назад. По ключевым показателям устойчивости она на порядок сильнее, чем в прошлом. Правда, нужно признать, что у сторонников версии о неизбежном крахе российской экономики есть свой аргумент-«джокер» — возможность апеллировать к тому факту, что страна находится под западными санкциями, а эти санкции — некая тотальная и непреодолимая уязвимость, которая будет особенно важной в случае какого-то внешнего финансового катаклизма.

К этому тезису еще любят добавлять соображения о том, что вот в девяностые МВФ нас спасал, а сегодня коллективный Запад при первой же возможности будет нас топить. Но это тот самый случай, когда нужно вспомнить фразу: «Быть врагом Америки — опасно, а вот быть ее другом — фатально».

Напомним и типичные новости из 1999 года: «США получили официальную просьбу России о предоставлении в текущем году дополнительной продовольственной помощи, заявил в Вашингтоне министр сельского хозяйства США Дэн Гликман. Как сообщает РИА Новости, эта просьба в настоящее время изучается американской стороной. В заявлении Гликмана подчеркивается, что реакция правительства США на просьбу о дополнительной продовольственной помощи будет зависеть от того, насколько успешно будет осуществляться текущая программа поставок в Россию американского зерна и продуктов.»
А теперь сравним с более свежими новостями, которые появились уже после того, как отношения Америки и России были окончательно испорчены в период украинского кризиса. Блумберг писал в 2017-м: «Россия, которая вот уже несколько десятилетий является ведущим экспортером нефти, все больше доминирует на другом критически важном глобальном рынке. <…> Сейчас Россия — главный экспортер зерна, и ее доля на мировом рынке увеличилась с 1% в 2000 году до 18% в этом году. За это же время доля США была урезана примерно наполовину». «Россия под санкциями» выглядит как сила, особенно если сравнивать ее с периодом, когда она не была под санкциями, но зато была «любимым клиентом» МВФ.

Более того, санкции оказали на Россию некий «вакцинирующий эффект», который сгладит любые негативные последствия от регионального или даже глобального финансового кризиса. Один из механизмов, через которые финансовая паника (в контексте кризиса) наносит ущерб реальной экономике, — ускоренное бегство капиталов из страны, оказавшейся в эпицентре кризиса, как это произошло со странами Юго-Восточной Азии в 1997-1998-х. Такое резкое бегство капиталов и так называемых «горячих денег» приводит к сильному давлению на валюты и цены государственных облигаций пострадавших государств.

Из-за введения санкций все «пугливые» и «слабые духом» инвесторы в российские ценные бумаги уже давным-давно все продали, а остались только те, кто в самом прямом смысле верит в Россию даже при самых неблагоприятных обстоятельствах. Это такие инвесторы, как французский нефтяной гигант Total или известный магнат Джим Роджерс, который несколько месяцев назад, после очередного санкционного обострения, заявил следующее: «Я 48 лет не верил в Россию. Но сейчас я вижу изменения, которые меняют восприятие людей. Это страна с огромными ресурсами, в том числе человеческими. Я действительно оптимистичен в отношении России. Конечно, есть ряд геополитических обстоятельств, которые надо учитывать, но санкции не будут вечными, когда-то они закончатся. И поэтому я всех вас призываю найти кого-то, чтобы открыть инвестиционный счет в России, если у вас его еще нет».

Риск глобального финансового кризиса и правда очень высок, в этом смысле аналитики Bank of America действительно правы. Его спусковым крючком вполне может стать глобальная торговая война, которая только начинается. Если Трамп будет сильно «раскачивать лодку» и ломать международную систему торговли, то цепная реакция кризиса может начаться практически в любой точке планеты, и, как справедливо замечают те же американские (и не только американские) аналитики, это очень больно ударит по США. Проблема в том, что прошлые кризисы американская экономика встречала в гораздо лучшем состоянии: можно было снижать процентные ставки, а дефицит бюджета, госдолг и состояние торгового баланса были куда лучше. Если нострадамусы из Bank of America окажутся хорошими предсказателями, то паниковать по этому поводу стоит скорее в Вашингтоне, а не в Москве.

 

 

Источник материала
Материал: Иван Данилов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Dimokrat
Dimokrat

С кризисом 1998 года до сих пор не всё ясно, в первую очередь — а был ли мальчик.
Во-первых, пресловутый дефолт ГКО касался только внутренних, рублёвых платежей, а не валютных.
Сгорели деньги спекулянтов ГКО.
Курс рубля рухнул. Согласитесь, три рубля за доллар — это для российской экономики нонсенс.
Деньги, выделенные для поддержания курса рубля, по большей части (три или четыре миллиарда долларов, уже не помню) таинственно пропали, к этой пропаже, по слухам, были причастны Банк оф Нью-Йорк, Борис Березовский и крупный финансист Эфраим Сафра.
Оба последних уже на том свете.

Из мякотки Америки доносились слухи, что этот кризис был на самом деле первой санацией финансовой системы России, и принёс ей больше добра, чем зла.
Параллельно в 1998 прошли ещё два кризиса. В ЮВА и в Аргентине, где инфляция достигла 400% в год. По этому поводу в Конгресс США был вызван на ковёр наш старый знакомый Джорж Сорос, который тогда вовсю резвился на постсоветском пространстве. Сорос тогда заявил, что кризис в Аргентине произошёл из-за кризиса в России.

Proper
Proper

В Аргентине — может быть. А вот в Азии — кризис начался в 1997 году, если быть совсем точным — в июле 1997 года. Собственно, и в России кризис произошел в 1998 году потому, что азиатская финсистема до этого рухнула, и спрос на ГКО РФ резко упал. Вдобавок упал спрос и на сырьё (с кторого РФ получала поток валюты) — азиаты сократили промпроизводство.

Началось же всё вообще в мае 1997 года, когда тайский бат подвергся массированным атакам «международных спекулянтов» (в реальности — структур США, прокладкой был Сорос и еще ряд барыг). В этих условиях таиландское правительство объявило 30 июня 1997 года о девальвации бата, курс которого был прежде привязан к курсу американского доллара. В результате обменный курс бата упал наполовину, а фондовый рынок Таиланда — на три четверти.

В течение последующего месяца кризис перекинулся на экономики Индонезии, Малайзии и Южной Кореи.

Proper
Proper

Реальное объявление в газете:

«Выйду замуж на период кризиса.
Хорошо готовлю.
Могу создать уют.
Голова не болит никогда».