Пятница, 18.08.2017, 02:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Меню сайта

ML:

Календарь
Статистика

SP:
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Июль » 21 » Свобода раба
11:48
Свобода раба
Свобода раба

Основы свободы великороссов

Продолжу тему о бросающейся в глаза глупости украинской элиты и приношу извинения – окончание получилось длиннее, чем я предполагал, поэтому и окончание придется разбить на две части.
Итак, нынешний переход Украины на архаичный язык, имеющей в основе остановившееся в своем развитии малороссийское наречие русского языка, оглупляет весь народ Украины, но есть и особенность собственно украинской элиты, усугубляющая ее глупость даже по сравнению с тем, какой эта глупость могла бы быть без этой особенности. Возникла эта причина во времена древности и дело тут вот в чем.
Повторю известное - в XIII веке русские княжества были разорены и частью захвачены кочевниками – началось то, что историки называют татаро-монгольским игом. Однако в отличие от Китая, Индии и Средней Азии, кочевники не установили свою непосредственную власть над русскими княжествами – они требовали дань, но самих кочевников не было на Руси даже в среде высшей аристократии, и дань с народа для татар собирали сами русские князья. Если бы хан Золотой орды не назначал этих князей в должность, то можно было бы согласиться с теми историками, кто считает, что и татаро-монгольского ига, как такового, не было. А был договор о военном союзе, за который князья платили хану, поскольку войска Золотой орды помогали отстоять русским князьям западные рубежи русской земли.
Во времена этого ига на Великой Руси было все свое – свои обычаи, своя православная вера, свой язык, свои законы, свой князь (если он получал ярлык от хана и платил ему дань) и его княжеская дружина, во многом состоящая из русских же людей. Если русский человек жил вдали от магистральных путей, то он за свою жизнь этих татар и в глаза не видел. Великая Русь была практически свободна, а ее князья практически суверенны.
И вот эта свобода возлагала на князя всю полноту ответственности за его решения. Увеличить ли подати на народ, назначить того или иного воеводу на тот или иной город или дать ему иное задание, начать ли войну, строить ли крепость – тысячи вопросов! И за неудачные решения этих вопросов князь мог получить и народный бунт, и уход народа к другим князьям, и собственный плен или смерть в неудачном бою или от заговора. А это заставляло князей много думать, заставляло много думать и приближенных к князьям бояр. А когда человек тщательно все обдумывает, то у него не только получается задуманный результат, но и развиваются мыслительные способности. Элита Великой Руси умнела, причем, поскольку она думала над вопросами государства, это в среде этой элиты нарастало число государственников.
Вот тут уместно повторить определение политикам и государственным деятелям, данное Уинстоном Черчиллем: политик думает, как сегодня удержаться у власти, а государственный деятель думает о будущих поколениях государства. Это важно понимать, особенно сегодня.
Эта почти полная свобода Великой Руси выработала и стремление к вообще полной свободе, а государственное мышление видело эту полную свободу во всех ее ракурсах. Скажем, дань хану Золотой орды – это несвобода, это очевидно, но разве продажа иностранным купцам своих товаров за бесценок только потому, что Русь не имеет выхода к морям и мировым рынкам, это свобода? Причем, вот такой взгляд в будущее требовал от элиты Великой Руси свободы для всего народа, а не только для царя или только себя.
Вот, к примеру, отчаянный воевода Ивана Грозного Василий Грязной-Ильин в разведке, израненный попадает в плен к татарам и предлагает Ивану обменять себя на взятого в плен Дивея - любимца крымского хана. Иван Грозный не идет на такой обмен и объясняет его: «Про Дивея хоть хан и говорит, что он человек маленький, да не хочет взять за тебя ста тысяч рублей (сумма ошеломительная – почти 7 тонн серебра – Ю.М.) вместо Дивея: Дивей ему ста тысяч рублей дороже. …Тебе, выйдя из плена, столько не привести татар и не захватить, сколько Дивей христиан пленит. И тебя ведь на Дивея выменять не на пользу христианству, во вред ему: ты один свободен будешь, да приехав из-за своего увечья лежать станешь, а Дивей, приехав, станет воевать, да несколько сот христиан получше тебя пленит. Какая в этом будет польза?». Заметьте, Иван беспокоился не о своей казне, а о сохранности своего православного народа.

Государство как семья

Благодаря холуйствующей перед Западом недоразвитой отечественной интеллигенции, у нас взгляд на порядки царской России стал совершенно западный, и для оценки порядков в России – извращенный. Эта интеллигенция стонет и воет, что, дескать, русские крестьяне были рабами дворян и при этом ей представляются американские рабы - некие люди с кандалами на руках, которых надсмотрщик кнутом заставляет работать на полях. На самом деле Россия была организована не только не так, но и не так, как Средневековая Европа.
Иго и последующие татарские набеги сбили великороссов в одну семью, и их мировоззрение приняло формы мировоззрения члена огромной семьи. Великороссы стали смотреть на свое государство, как на огромный дом с многочисленной, но очень близкой родней. Во главе семьи, естественно, стоял отец – царь. В связи с этим доверие к царю было полнейшее: действительно, не может же отец что-либо делать в ущерб собственной семье! И те цари, которые это понимали, достойно играли свою роль отца.
Причем действительными и полноправными членами семьи в старые времена рассматривались только простой народ и сам царь. Дворяне тоже считались членами семьи, но не совсем полноценными – слугами семьи. До конца империи крестьяне обращались к царю на «ты», а дворяне на «вы», в старые времена крестьяне подписывали письма царю «сирота твой», а дворяне – «холоп твой».
Призвание дворянина – военная защита свободы Руси. Но по тем временам для содержания одного воина требовался труд не менее десяти-тридцати крестьянских семей. Поэтому князь, а потом царь закрепляли за своими дворянами крестьянские семьи, эти семьи дворян кормили, их трудом дворяне вооружались, в старые времена еще и нанимали дополнительно солдат и защищали под руководством князя или царя этих же крестьян. Крестьянин служил семье сохой, купец – мошной, дворянин – копьем.
В отличие от Запада, дворяне по отношению к крестьянам имели прав не больше, чем ротный командир на своего солдата. Если на Западе феодал мог повесить своего крепостного крестьянина, и тот был фактически его бесправным рабом, то в России это было немыслимо. Российский дворянин мог только восстановить дисциплину - выпороть крестьянина за проступки или, в крайнем случае, вернуть его царю - отдать в солдаты. Но ни лишить свободы и посадить в тюрьму, ни тем более убить крестьянина дворянин не мог. Это было делом только отца-царя, делом только его суда, и за убийство дворянином крепостного полагалось такое же наказание, как и за убийство крепостным дворянина.
Дворянин мог сделать и то, что выглядело продажей, он мог отдать крестьянина другому дворянину и получить за это деньги. И это действительно выглядело бы продажей, если не учитывать, что крестьянин для дворянина был единственным источником дохода, при помощи которого дворянин защищал тех же крестьян. Передавая источник своего дохода другому дворянину (и только дворянину!), он имел право на компенсацию. Разумеется, что при такой продаже законом исключалось разделение семей.
Дворянин имел крепостных только до тех пор, пока служил он и служили его дети. Если он уклонялся или бросал службу, естественно, отбирались крепостные. А служба русского дворянина, как и служба человека своей семье, не имела сроков. Уйдя на службу в 15 лет, дворянин мог до глубокой старости просидеть в крепости на границе за тысячи километров от своего имения и так никогда и не увидеть своих крепостных.
Можно много написать на эту тему, но закончу тем, что еще при Петре I малодушные дворяне, чтобы избежать военной службы, добровольно переходили в крепостные крестьяне.
Потом придурок-император Петр III освободил дворян от обязательной службы, а бунт под предводительством Пугачева кардинально вопрос не решил – цари уже боялись дворян, и те стали способны на извращения отношений с крестьянами. Тем не менее, продолжавшиеся всю историю бунты и убийства крестьянами дворян, в целом держали дворян в рамках понимания того, кто есть кто, - понимания, что Россия в своей идее это семья. Семья свободная потому, что в ней все члены семьи служат семье.

Счастье быть рабом

Но из всего сказанного следует, что элита России, стремясь обеспечить свободу всей России, совершенствовала свой ум, поскольку иначе она не могла бы справиться со своими обязанностями.
Интересно, что и сегодня, если исключить либеральную интеллигенцию (по сути, нерусских паразитов России), то остальные политические течения просто не представляют Россию несвободной. Не представляют, чтобы России диктовал волю, какой-то иностранный парламент, даже с участием депутатов России.
Я помню, как во время принятия Конституции РФ 1993 года в прессе исходили возмущением и коммунисты, и националисты, и патриоты против положения статьи 15: «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Как это кто-то будет указывать свободному государству, какие законы ему принимать и как ему поступать?? Оставшейся в России еще как-то русской элите это не понятно!
А теперь вспомните, с какой целью майдауны разрушили Украину? С целью поставить ее под законы иностранных государств. Но ведь сами майдауны, раком продираясь в рабы, уверены, что они надевают на себя европейский хомут исключительно ради своей свободы! Как же так?
Поэтому надо разобраться со свободой, вернее, с ее пониманием людьми разных мировоззрений, а еще точнее, разных умственных способностей.
Существует ошибочное мнение, что рабство тяготит любого человека. Это ошибка. Тяготит свобода. Почему?
Потому, что свободный человек, как я уже писал выше о князе, вынужден сам нести ответственность за свои решения, а это тяжело, поскольку в случае ошибки наказание для свободного человека неотвратимо.
Не употребляя понятие рабства, этому дал хорошие примеры Энгельгардта в своих «Письмах из деревни». Он сравнивал два типа крестьян – хозяев и нехозяев. Первые работают на своем наделе, а вторые стараются попасть в услужение к богатым людям, скажем, в батраки к помещику. И свободный хозяин, и батрак по году выполняют один и тот же объем работ (батрак даже больше), только хозяин получает весь доход от этой работы, а батрак получает плату от помещика. И Энгельгардт показал расчетом, что то, что он платит батраку, помимо обеспечения едой его и его семьи, это сущие копейки. Свободный же хозяин при урожае на своем наделе за ту же работу получает в разы больше. Тем не менее, желающих бросить свои наделы и записаться помещикам в батраки (вполне добросовестные) столько, что отбою нет. Почему?
Потому, что свободный хозяин получает в разы больше только при урожае. А для получения урожая требуется ум – надо почувствовать, как обработать землю, давать или нет удобрения и какие, когда сеять, что сеять, когда начинать жать – уйма решений, от каждого из которых будет зависеть, будет урожай или нет. Но если нет урожая, тогда это голод. Тут или пан, или пропал. И голод не только твой, но и твоей жены, твоих детей. Это ответственность, а для несения ответственности нужен ум и мужество, чтобы ее нести, нужны знания и нужен непрерывный их поиск. Но свобода одновременно и совершенствует ум, она учит принимать правильные решения, и нет учителя талантливее, нежели ответственность.
На действительную ответственность и в те времена не многие были способны, а сегодня в любых сферах жизни только болтают об ответственности, но желающих взять ее на себя, практически нет. И это тоже причина массового оглупления населения.
Итак, тот, кто на свой ум не надеется, идет в батраки. Да, батраком работы больше, да, там денег меньше, но у батрака и семья, и сам батрак на хозяйских харчах и дровах – они весь год сыты и в тепле. Не верящему в свой ум (а кто знает тебя лучше, чем ты сам?) не нужна свобода – не верящий в свой ум свободы боится. Ему нужно рабство, которое обеспечивает рабу стабильные хлеб и зрелища. Рабом быть хорошо – не надо вообще думать об ответственных решениях – это дело хозяина. И когда тупо внедряешь в жизнь решения хозяина, то за результаты ответственности не несешь, – это решения хозяина, он и отвечать должен. Для раба без личной свободы не жизнь, а малина.
Классическим считается восстание рабов в Древнем Риме под руководством Спартака. Оставим в стороне так и не выясненные цели восставших – что они, собственно хотели? Удовлетворимся самим фактом этого восстания. В самый пик восстания, когда к восставшим примкнули все, кто хотел, вместе с семьями восставшие рабы насчитывали до 70 тысяч человек. Это при 7 миллионах рабов в Древнем Риме! А 99% рабов Древнего Рима их рабская жизнь устраивала вполне. (Не хочется перебрасывать мостик в нынешнюю Россию и Донбасс, но, полагаю, читатели сами его перебросят).

Две свободы

Значит ли это, что раб - этот не очень умный человек - помалкивает о своей свободе? Отнюдь! Он-то как раз ее жаждет и алчет, он-то только о ней и болтает! Болтает и в силу своей глупости, и в силу того, что под свободой имеет в виду совершенно иное, нежели умный.
Умный человек - действительно свободный по уму и духу - под свободой имеет в виду возможность поступать в соответствии только с собственными решениями.
А глупый человек - раб по натуре - под свободой имеет в виду возможность продаться хорошему хозяину. Ну, такому, который, скажем, обеспечит тебе 200 сортов колбасы в магазине или безвизовое развлечение в Европе, вернее, теоретическую возможность такого развлечения.
И когда киевские майдауны утверждают, что они совершили революцию во имя свободы, то по-своему они искренни и действительно в это верят – они боролись за свободу выбрать себе хозяином США и ЕС, а не Россию.
Вообще-то, украинской элите еще нужно отдать должное за то, что она не могла преодолеть в себе великорусское мировоззрение целых 23 года, в течение которых Украина была, так или иначе, хотя бы формально независима. А остальные «свободолюбивые страны», начиная от эстонцев и латвийцев, чехов и прочих хорватов, на следующий день после «освобождения» побежали просить ярмо у Европы и НАТО. Даже Польша, которая по своим размерам вполне себе государство, и та, задрав юбку, немедленно кинулась проситься к богатому хозяину.
Что – элитам этих народов нужна была свобода умных людей??
И, что интересно, ведь ничто эти народы не гнало в ярмо. Оставим в стороне Швецию и Швейцарию, которые уже и не помнят, как сражаются за свободу, и с уважением взглянем на Финляндию. Да, нам есть, что Финляндии вспомнить, но ведь свободна! Не лезет ни НАТО, ни в ЕС. А этих моральных карликов, что туда гонит?
Поэтому элита бывших «братьев» и смотрит на русских, как на тупых «ватников»: русские дураки не понимают, какое это счастье – иметь возможность продаться в рабство, кому выгодно!
У рабов не хватает ума понять, что хозяину умный раб не нужен – хозяин сам умный. А дураку-рабу можно обещать что угодно, а после того, как он к тебе нанялся, давать ему, что не жалко. А хорошему хозяину многое жалко, как говориться: «Зачем платить больше?».
Но вернемся к уму украинской элиты – русское ведь племя, откуда такая глупость?

Миф о присоединении

Повторюсь, в отличие от Великой Руси и земель Великого Новгорода, обессиленные монголо-татарским нашествием Киевская Русь (Украйна) и Белая Русь с XIV века оказались захваченными Польско-Литовской державой, причем, польская шляхта становилась помещиками и составляла администрацию и элиту этих русских окраин. Поляки и литовцы стали хозяевами, на них легла ответственность за государственные решения, и эта ответственность должна была развивать ум польской элиты, а не малороссийской.
Малороссийская элита избавилась от выработки решений по защите народа, по вопросам суверенитета Украины и ее государственности – избавилась от необходимости тренировать ум поиском решений тяжелых вопросов. У малороссийской элиты осталась одна интеллектуальная проблема, которую она всю свою историю и решала, и решает, – кому бы выгодней продаться? При этом, разумеется, ей всегда было глубоко плевать, что будет с малороссийским народом.
Для понимания происходящего надо бы назвать казачество, особенно запорожское – элиту Украины - тем, кем оно и было, - бандой. И как у любой банды, у Запорожской Сечи и мыслей не было ни о своем государстве, ни об украинском народе. Целью запорожцев всегда была добыча, и только. Тут еще дело в том, что все соседи запорожцев – Польша, Крым и Московия - в отдельности могли без проблем удушить эту банду раз и навсегда. Поэтому запорожская банда не могла выступать на первых ролях и могла грабить кого-либо из соседей только в качестве шестерки при каком-то серьезном бандите, посему Запорожская Сечь изначально должна была наниматься к кому-то в рабы, чтобы грабить вместе с ним.
Скорее всего, чтобы принизить роль народа в воссоединении Великороссии и Малороссии, а, возможно, чтобы как-то пощадить поляков, уже входивших в Российскую империю (а потом союзных СССР), еще в царской России выпятили роль Богдана Хмельницкого всего лишь за Переяславскую Раду. Которую, кстати, сам Богдан ни в грош не ставил и практически тут же от ее условий отказался. Вот давайте о Хмельницком и запорожцах без сусального золота.

Исследование причин

Итак, к XVII веку поляки действительно достали малороссов, но дело с Хмельницким было несколько иным, чем мы привыкли его считать.
К моменту появления Богдана на украинской сцене, Запорожская Сечь была как бы верным вассалом Польши и объединяла много ватаг, не всегда друживших друг с другом. Кроме того, часть запорожцев (реестровое казачество) состояло на жаловании Речи Посполитой. Богдан, сын казачьего сотника, окончив учебу в иезуитских школах в Киеве, Ярославле и Львове и, получив весьма высокое по тем временам образование, в возрасте 24 года тоже начал казачью боевую деятельность в рядах запорожцев в польско-турецкой войне. В боях этой войны погиб его отец, а он сам попал в плен (был выкуплен через 2 года). В 1634 году Хмельницкий, уже сам казачий сотник, участвует в войне Речи Посполитой с Россией – участвует в осаде Смоленска, а под Москвой даже спасает от плена польского короля Владислава IV. Это сделало Хмельницкого приближенным к королю, и Богдан получил от короля в награду золотую саблю. В промежутке между 1644-1646 годами Хмельницкий в числе польских наемников воюет во Франции, участвуя в боях Франко-Испанской войны. Благодаря образованию, становится на Сечи войсковым писарем (кем-то вроде начальника штаба Сечи). Это был отличный воин и талантливый генерал.
В 1647 году Хмельницкому была нанесена тяжелейшая обида. Воспользовавшись его отсутствием, польский подстароста Чаплинский напал на хутор Хмельницкого, разграбил его, увёз женщину, с которой Хмельницкий жил после смерти первой жены, обвенчался с ней по католическому обряду и высек одного из сыновей Хмельницкого так сильно, что тот чуть не умер. Такие были порядки на оккупированной поляками Украине.
Хмельницкий (не последний человек в королевстве, но украинец) искал возмездия в польском суде, но над ним там поиздевались, Богдан обратился к королю, бессильному перед Сеймом, но тот тоже не помог. Более того, Хмельницкий был обвинен в заговоре и посажен поляками в тюрьму, откуда смог освободиться только благодаря заступничеству Барабаша - гетмана реестрового казачества.
И вот после этого, Хмельницкий уезжает на Сечь и бунтует казаков против Польши. Казаки вряд ли рискнули бы на бунт, но Хмельницкий едет за помощью. Нет, не в Москву, Хмельницкий едет к Крымскому хану, обманывает его несуществующей угрозой нападения поляков на Крым и предлагает хану начать войну с Польшей. Хан не сильно Хмельницкому поверил, официально войну Польше объявлять пока не захотел, но велел перекопскому мурзе Тугай-бею выступать на грабеж Польши вместе с запорожцами. Богдан, ради прочности союза, еще и побратался с Тугаем. Собрав приличные силы, татаро-запорожское войско двинулось на Польшу, не готовую к такому предательству запорожцев. И в 1648 году татаро-запорожцы нанесли Польше целый ряд поражений, поставивших Польшу на грань гибели.
Причем, старшими в этом походе были крымские татары (к которым с дополнительным войском потом примкнул и сам хан). Поскольку именно татары забирали себе весь ясак - пленных, которых продавали в рабство и за которых брали выкуп. Причем, в этом походе они взяли столько пленных, что невиданно упали цены на рабов – даже шляхтича меняли всего лишь на коня. Забирали татары и большую часть иной добычи, что вызвало недовольство казаков, в связи с чем, запорожцы уже при наступлении на Польшу начали грабить украинских малороссов.
И это при том, что после победного шествия татар и запорожцев на Польшу, на Украине вспыхнуло восстание против поляков. Множество малороссов крепили на грудь георгиевскую ленточку… виноват, брили бороды и головы и примыкали к запорожцам, которые и использовали малороссов на самых трудных участках битв с поляками. К октябрю татаро-запорожское войско взяло Львов, после чего хан с основными войсками и добычей вернулся в Крым. А в ноябре запорожцы осадили на пути к Варшаве крепость Замосць, правда, без особой надежды на ее взятие без крымчаков. Здесь началась торговля Хмельницкого с поляками о статусе запорожцев, и вот цена, которую побеждающие запорожцы выдвинули Польше за замирение:
«- всем амнистия;
- новый 12-ти тысячный реестр Войска Запорожского;
- восстановление казацкого самоуправления;
- право свободного выхода в море;
- удаление с казацких территорий кварцянного войска (польские регулярные войска, состоящие из наемников, - ЮМ);
- подчинение старост на казацкой территории гетманской власти».
Как видите, ни слова о народе - даже об амнистии восставших и изгонявших польских помещиков крестьян, ни слова! Ни слова об украинском государстве, ни слова о суверенитете, хотя запорожцы были на тот момент победителями. Все польские порядки и помещики на Украине сохранялись, единственно, администрация должна была подчиняться польскому королю через гетмана запорожцев. Даже о православии, испытывавшем жестокие гонения от католиков, ни слова! Только о себе, любимых!
Образ мыслей запорожцев удивляет. Ведь что они сделали? Они пригласили татар разграбить и опустошить Польшу ради того, чтобы и самим ее пограбить. После чего уверены, что заслуживают прощения! И поскольку Польша была уже в состоянии войны с Крымом, то это означало, что запорожцы согласны начать войну со своими сегодняшними союзниками. (Это к вопросу о понимании украинской элитой такого понятия, как честь).
Однако переговоры затянулись. Хмельницкий снял осаду и с запорожцами вернулся на Украину. По возвращении потребовал от малороссов прекратить всякую борьбу с поляками, а запорожцы, обделенные татарами в добыче, и по пути домой беззастенчиво грабили мирное население Украины.
В последующие годы Хмельницкий начал активно искать, кому продаться, – он писал не только в Москву, но и турецкому султану, и королю Швеции, и, разумеется, польскому королю, с гордостью подписываясь как гетман «Войска вашей королевской милости Запорожского». За последующие два года и остальные стороны конфликта предприняли активные дипломатические усилия, и Польша, в конце концов, сначала нейтрализовала татар, в связи с чем их участие в набегах запорожцев резко уменьшилось. После чего, в июне 1651 года, набравшая силы Речь Посполита разгромила запорожцев в битве под Берестечком, но ситуацию с полным разгромом Хмельницкого смягчило все больше и больше разгоравшееся антипольское восстание малороссов.
Поэтому именно малороссы и приняли основной удар окрепшей Польши – запорожцы с татарами отступили к Сечи, бросив народ на произвол поляков. Началась жестокая расправа поляков над восставшими украинцами. Население западных областей Украины (той же Галиции) было вырезано на 50%, а к началу второй половины XVII века население Украины стало меньше, чем на начало века. Положение украинцев совсем стало невыносимым, когда Польша с Крымом заменила перемирие унизительным для себя миром. Теперь татары ничего не были должны запорожцам и со своей стороны начали нещадно грабить Украину. «Второй раз цены на рабов упали осенью 1654 г по весну 1655 г. В это время орда выступила на стороне коронной армии и опустошила только на Подолье 270 сел и местечек, спалила не меньше тысячи церквей, убила 10 тыс. детей. Осенью 1655 г. шведская армия, двигаясь на Львов, выжгла вдоль дороги передвижения в полосе 30-60 км все села и местечки. Параллельно шел корпус крымских, ногайских, белгородских и буджацких татар, который опустошил земли от Киева до Каменец-Подольского».
На Украине начался голод, царь Алексей Михайлович убрал вывозные пошлины на хлеб для Украины (заботился о малороссах), но это помогало мало - у ограбленных малороссов вообще не было денег. Малороссы стали убегать с Украины, понятное дело, в Россию, запорожские казаки всячески препятствовали этому (холопы сбегают!).
Вот тут немного отвлекусь. С конца XVI века Россия начала строить оборонительную линию на своих границах – Белгородскую засечную черту. Это была линия укреплений и крепостей, протяженностью почти 800 километров, и предназначена она была для защиты южных границ России от набегов татар, поляков, литовцев и, разумеется, запорожцев, которых тогда называли черкасами. К середине XVII века эта линия еще не была полностью построена, и местность в ее районе была пустынна. Вот здесь царь и селил беглых малороссов, селил в слободах (свободах), освобождая их от великороссийских повинностей, но поручая малороссийским крестьянам участвовать в защите засечной черты. А когда в 1659 году (через 5 лет после «присоединения Украины») польско-татарские войска с понятным участием запорожцев и под общим командованием преемника Хмельницкого гетмана Войска запорожского Выговского разгромили русскую дворянскую конницу под Конотопом, царь указам перевел этих малороссов из крестьян в драгуны, таким образом, они стали российскими пограничниками. Ну и поскольку эти российские малороссы жили в слободах, то и называлась эта российская (подчеркну, изначально российская) земля Слободской Украиной, Слобожанщиной. А включала она в себя нынешнюю Харьковскую, большую часть Сумской, северную часть Луганской, северную часть Донецкой и западную часть Полтавской областей Украины.

Народ решил!

Итак, к 1654 году запорожцы попали между молотом и наковальней – и татары были против них, и поляки были настроены решительно. Оставалась только Россия, деваться больше было некуда, и 8 января 1654 года Хмельницкий собрал в Переяславле раду, указал старшинам на необходимость для них податься в рабы к кому-нибудь из четырёх государей: султану турецкому, хану крымскому, королю польскому или царю московскому. Учитывая жаренных петухов на темячке из Польши, Крыма и Стамбула, украинская элита единодушно закричала: «Волим под царя московского, православного».
Однако это не было присоединение Украины к России, поскольку Хмельницкий выторговал автономию Гетманщины. Таким образом, это было пока всего лишь объединение, причем, очень кратковременное.
Мало этого, Россия из-за Украины вынуждена была начать войну с Польшей, а Хмельницкий, в ходе этой войны, торговался с польским королем за цену обратного вхождения в Польшу. В 1656 году Москва заключила с Польшей перемирие, поляки, в частности, предлагали назначить русского царя наследником польского престола. А Хмельницкий самостоятельно заключил союз со Швецией, воевавшей с Польшей, и послал на помощь шведскому королю 12 тысяч запорожцев грабить Польшу. Разгневанная Москва послала к уже смертельно заболевшему Хмельницкому послов, но тот все равно не отозвал запорожцев – те сами очухались и вернулись, узнав, что Хмельницкий их обманул и у России с Польшей мир.
Это миф, что Хмельницкий в 1954 году присоединил Украину к России. Еще раз процитирую Нестерова о том, что было после Переяславской рады.
«Преемник Богдана Хмельницкого гетман Выговский поднимает призывом к самостийности против «москалей» малороссийские города, которые изгоняют иногда подобру-поздорову, а иногда и вооруженной рукой царские гарнизоны. Сам он вместе с крымским ханом громит под Конотопом дворянскую московскую конницу. После такой победы «самостийность» по отношению к Москве немедленно оборачивается зависимостью от Польши, которая спешит признать привилегии казачьей старшины, чтобы вернуть под панский гнет рядовых казаков и украинское крестьянство. Все возвращается на круги своя.
Начинается новый цикл. «Черная рада», то есть такая, на которой присутствует «черный люд», сбрасывает Выговского, избирает гетманом Юрия Хмельницкого, бьет челом перед царем о возобновлении «статей» Переяславской рады и о помощи против Польши. Московское войско вновь вступает в Украину, но и оно, преданное казацкой верхушкой, вынуждено капитулировать перед поляками под Чудновом (1660 г.).
Потом были новые рады, новые гетманы (иногда по два, по три враз), новые челобитья и новые измены. Дело дошло до того, что крымские татары, эти верные союзники в борьбе за самостийность, не стеснялись уже обменивать между собой пленных украинских девушек и женщин прямо под окнами гетманского дома. Растерзанная междоусобицами Украина являла собой одну сплошную руину. Позднее украинские историки так и назовут этот смутный период — «руиной».
А вот выход из смуты и конец последнего цикла. Украинские города просят московское правительство ввести в них войска. Москва, ссылаясь на прошлые «воровство и измены», отказывается. Тогда малороссийские мещане просят царя править ими «по всей его государевой воле» так же, как и всеми прочими городами царства. Иными словами, «статьи» Переяславской рады, гарантирующие самоуправление в границах Магдебургского права для украинских городов, перечеркиваются самими украинцами. На этих условиях, то есть на условиях безусловного подчинения, царская Россия возвращается на Украину. Теперь ей уже никакой Мазепа не будет страшен: ни мещанство, ни казачество за ним не пойдут. Он станет, прежде всего, врагом самого украинского народа»
Зато Мазепа станет героем украинской элиты. Ведь как ловко продавался и продавал Украину! Выгодно – русскому царю, еще выгоднее – шведскому королю, еще выгоднее - Турции! Какой выдающийся раб!
Но заметьте, Украина реально присоединилась к России тогда, когда сами малороссы плюнули на свою элиту и запросили себе великорусское право на свободу от иностранного грабежа и, одновременно (одежда прав шьется на подкладке обязанностей) согласились с великорусской обязанностью защищать эту свободу. Когда плюнули на украинскую элиту!
Встречаются попреки русских авторов украинцам в предательстве нашего братства. Какое предательство?? Вы посмотрите на рожи украинской элиты – на Порошенко, Турчинова, Яценюка. На не обезображенные интеллектом «фэйсы» майдаунов. Они понимают, что такое предательство? Это вы жену можете упрекать в измене, а как упрекать в измене проститутку, ушедшую к клиенту, пообещавшему больше заплатить?

***

Неоткуда было взяться уму у украинской элиты. Не было у нее для этого ни подходящего языка, ни практики решения действительно тяжелых государственных вопросов. И когда встал вопрос о разграблении Украины, именно такую элиту Запад разыскал на свалках никчемных образованцев Украины и протолкнул во власть.
Как, впрочем, и в России.

Свобода раба At News

Автор - Ю.И. МУХИН
Ваша оценка:
голосовали 1
Категория: История | Просмотров: 2604 | Теги: раба, свобода
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем seriv на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Похожие материалы:
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]