Среда, 07.12.2016, 21:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Авторизация
Вы вошли как: Гость

Меню сайта
Календарь
«  Июль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Статистика

SP:
Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Главная » 2012 » Июль » 28 » Взгляд из Дамаска: "Есть ощущение, что боевиков скоро добьют"
15:58
Взгляд из Дамаска: "Есть ощущение, что боевиков скоро добьют"
Взгляд из Дамаска: "Есть ощущение, что боевиков скоро добьют"

Дамаск на гравюре 1677 года.

Накануне стало известно, что Сирия готова применить химическое оружие в случае, если подвергнется вторжению извне. В ответ Барак Обама предупредил правительство Асада, что использование имеющегося у него оружия массового поражения станет "трагической ошибкой" . Вслед за ним карту химического оружия Асада разыграли и повстанцы, сообщив, что часть запасов химического оружия перевезена в приграничные аэропорты. Запестрела апокалипсическими заголовками и западная пресса. Между тем, как рассказала Накануне.RU российская журналистка, редактор сайта Syrianews.ru Елена Громова, работающая в Сирии, самих сирийцев угроза применения химического оружия сейчас волнует куда меньше, чем окончательный разгром повстанцев и установление мира.

Елена Громова - свободный журналист, работает в Сирии с мая.

Вопрос: Есть ли у Вас возможность собственными глазами наблюдать это противостояние? Например, Вы видели, как проходили зачистки в столице Сирии?

Елена Громова: Своими глазами, разумеется, получается далеко не всегда, но, например, я была в квартале Мидан, после того, как его зачистили. Могу точно сказать, что находилась на тех улицах, в то время, когда СМИ передавали, что на них идут упорные бои. Я никаких там боев так и не увидела. Ни на улице Багдад, ни на площади Сабаа-Бахрат (сообщение BBC о боях на площади Сабаа-Бахрат и Интерфакса) никаких боев не было. Было даже забавно, Аль-Джазира вовсю передавала, что стреляют в центре города, что идет штурм дворца президента - ничего подобного не было даже близко. Были столкновения на окраинах и в квартале Мидан, но до центра не дошло. Сейчас, кстати, все спокойно.

Вопрос: Как технически происходят подобные информационные вбросы? Где, к примеру, Аль-Джазира берет "картинку" штурма дворца президента, если этого штурма нет?

Елена Громова: Собственно, когда передавали, что идет штурм президентского дворца и бои на площади Сабаа-Бахрат, никаких подтверждающих роликов или "картинки" Аль-Джазира не давала. Все, что они могли - выдавать столкновения в Аль-Мидане за столкновения в центре города.

Вопрос: Если бы видеоподтверждение было, даже не у журналистов, а у местных блоггеров, к примеру, или у повстанцев, Аль-Джазира легко бы его получила? Как сейчас в Дамаске со связью, с интернетом - работает? Есть ли ограничения?

Елена Громова: Да, все работает. Пока все работает даже очень хорошо.

Вопрос: Как историю с химическим оружием восприняли в Сирии? Судя по публикациям в СМИ, наличие у Сирии химического оружия стало неожиданностью и для самих граждан республики.

Елена Громова: Начнем с того, что заявления министерства иностранных дел Сирии неправильно истолковали. Сирию изначально обвиняли в том, что она хочет применить химическое оружие против мятежников. Чтобы это опровергнуть, МИД Сирии дал пресс-конференцию и заявил на ней, что химическое оружие будет применяться только в том случае, если начнется внешняя агрессия. Особо было подчеркнуто, что в ходе внутреннего конфликта правительство ни в коем случае не собирается применять химическое оружие против своего народа. Ну, а если будет нападение извне - любая страна имеет право прибегать к тем, средствам, которыми она располагает для отражения агрессии. Это заявление было искажено, в СМИ появились заголовки "У Сирии есть химическое оружие и она готова его применить". На этом развивается антисирийская истерия, дается очередной повод для внешнего вмешательства в конфликт, например, якобы для нейтрализации химического оружия. Большинством сирийцев это воспринимается как очередная провокация, как повод для разворота иракского сценария.

Вопрос: Красный Крест накануне заявил, что в Сирии идет гражданская война, Вы согласны с такой оценкой происходящего? То, что Вы наблюдаете, это гражданская война? Расколото ли общество на непримиримые стороны?

Елена Громова: Я бы не сказала, что это гражданская война. Это контртеррористическая операция. Когда у нас орудовали террористы, была ли это гражданская война? Когда у нас взрывали Норд-Ост, захватывали школу в Беслане? В Сирии происходит то же самое, только все это разжигается извне. Гражданская война - это когда между собой воюют граждане страны, а тут не только граждане страны воюют (их среди воюющих незначительное меньшинство, в основном, криминалитет). Большинство воюющих - это наемники из других стран, особенно из Ливии. Они построили у себя "демократию", и пока их страна в развале, приехали воевать сюда на стороне мятежников. Конечно, не бесплатно. Это американский проект "нового Ближнего Востока".

О гражданской войне речи нет. Народ устал от бесконечных столкновений, народ хочет мира, народ устал, народ просит армию как можно скорее всего избавиться от этого. Большие надежды возлагаются на нового министра обороны, который известен как сторонних жестких мер по борьбе с террористами, уже полтора года мешающими жить народу Сирии спокойно.

Вопрос: Те, кто разделяет точку зрения, что в Сирии идет гражданская война, аргументируют свою позицию тем, что без поддержки населения боевики не прорвались бы в Дамаск и не смогли бы там вести бои несколько дней подряд. Что Вы думаете по этому поводу?

Елена Громова: Боевики маскируются под мирных жителей. Город не закрыт. Крепостной стены нет. Когда они заезжают в город, на лицах у них не написано "террористы" или "не террористы". А что касается поддержки, то ее нет, почти в каждом магазине висит портрет Башара Асада. Я была в Сирии еще и в ноябре, помню, как проходили крупные, многочисленные митинги в поддержку президента. К сожалению, после теракта 10 мая власти запретили подобные мероприятия, опасаясь, что какой-нибудь смертник взорвется в толпе. Большие митинги закончились, но не стоит думать, что поддержка у Башара Асада исчезла. Если бы народ поддерживал мятежников, зачем бы боевики обращались к Западу с просьбой о вторжении? Если бы народ их поддерживал - сами справились бы.

Вопрос: Что значит "город не закрыт"? На въезде в Дамаск разве нет КПП, блокпостов? Нет никакого комендантского часа?

Елена Громова: Блокпосты есть. Проверяют багажники, чтобы не было взрывчатки. Но террористы всегда найдут лазейку. Комендантского часа нет.

Вопрос: Это не мешает боевикам просачиваться в город, где-то собираться, пополнять запасы провизии, ночевать?

Елена Громова: К сожалению, нет, не мешает.

Вопрос: Что насчет историй о сбежавших генералах Асада и дезертирах из его армии, которые пополняют армию боевиков? Западная пресса сообщает, что эти процессы приобрели массовый характер.

Елена Громова: Могу сказать, что единичные случаи такие есть, но Аль-Джазира и мировые СМИ преувеличивают проблему. Если такой дезертир просто так заявится к боевикам, они его убьют только за то, что он бывший солдат. Дезертиров просто не может быть много, часто это какие-то непонятные случаи, как этот известный бежавший летчик, который, кстати, не к боевикам ведь улетел, а в Иорданию. Что касается якобы сбежавшего генерала Манафа Тласа, то ходят слухи, что он уже вернулся в Дамаск, вместе со своим отцом, который находился в Париже по состоянию здоровья. У него были проблемы с сердцем. Но я пока не могу подтвердить эту информацию.

Вопрос: А чем закончилась история с исчезновением Башара Асада после теракта, в котором погиб его министр обороны?

Елена Громова: Это с самого начала было ложью, что он куда-то исчез. Он находился в Дамаске, назначил нового министра обороны. Назначение и встреча его с президентом Асадом транслировалась по государственному телевидению. Никуда Асад не улетал. Неправдой оказалось и то, что он был ранен. Вчера (23 июля, - прим. Накануне.RU) президент назначил нового начальника штаба армии. Президент на своем месте, работает как обычно.

Вопрос: Целая серия публикаций прошла накануне о том, что сирийский конфликт вышел на некую финальную стадию и все идет к нерадостному для Асада концу. Как ощущают эти процессы сами сирийцы, разделяют ли они предчувствия журналистов и экспертов?

Елена Громова: Нет, никакой паники не наблюдается. Я, кстати, очень хорошо помню, что когда побывала в Сирии в ноябре, а потом вернулась, то первая публикация, на которую я наткнулась в России, была о том, что Башару Асаду осталось шесть недель, но вот уже прошло шесть месяцев... Никаких настроений, что все, конец, все пропало - нет. Наоборот, есть ощущение, что скоро боевиков добьют.

Вопрос: Боятся ли сирийцы вторжения и крупномасштабной войны?

Елена Громова: Такая опасность существует и понятно, что вторжение НАТО может переломить ситуацию. Понятно, что будет много жертв, много крови, тем более, что военная мощь НАТО - это не шутки. Но народ, хоть и опасается, но смотрит на ситуацию с надеждой, веря, что все-таки удастся не допустить такого варианта. Особенные надежды в этом смысле возлагаются на Россию, сирийцы верят, что Россия не допустит такого сценария. Я хожу по городу и часто вижу надписи на стенах "Спасибо России". С воодушевлением в Сирии восприняли и последнее российское вето. Народ в Тартусе даже вышел на демонстрацию, чтобы сказать России: "Спасибо!".

Вопрос: Готовы ли сирийцы к массовой мобилизации? К тому, что придется отстаивать свои убеждения с оружием в руках?

Елена Громова: В любом обществе есть готовые к этому, есть неготовые. Инертные массы есть всегда, но если не дай Бог что-то будет, то миллионов пять готовых стать под ружье, думаю, найдется.

Вопрос: Очевидцы рассказывали, что во время войны в Ливии по личному распоряжению Каддафи телеканалы стран НАТО в Триполи можно было смотреть в любом кафе, в любой квартире. Какая позиция в этом вопросе у правительства Асада, откуда сирийцы получают информацию о конфликте? Находится ли вся информация в свободном доступе?

Елена Громова: Все свободно. Никто ничего не глушит. Народ также может сидеть в кафе, смотреть Аль-Джазиру, правда, сейчас Рамадан, в кафе немногие сидят, выползают лишь по вечерам. Когда я хожу по магазинам, я вижу, что где-то хозяин смотрит Аль-Джазиру, а где-то сирийское телевидение. Правда, над новостями Аль-Джазиры все смеются, когда она говорит о боях в центре Дамаска: народ, сидя в центре Дамаска, смотрит и смеется. Позиция Башара Асада, которую он всегда озвучивает, заключается в том, что пусть каждый смотрит и читает, что хочет. Никаких запретов нет. Кстати, то, что в Сирии вообще появился интернет, большая заслуга Башара. Именно он проталкивал развитие интернета в Сирии.

Вопрос: Население боится прихода исламистов или это миф?

Елена Громова: Конечно, боится и не хочет их прихода. Люди знают, что они творили в тех районах, которые им удавалось захватить. Как они режут людей на куски и сжигают живьем. Я лично видела в одном из отбитых районов Хомса, как помечали дома сторонников террористов "галочками", а дома сторонников правительства "крестиками". В одном доме видела результаты массовой расправы над сторонниками правительства. Людей просто сожгли. В пепле валялись человеческие кости, а на стене была надпись по-арабски: "Наказание сторонникам режима". Люди боятся, что их районы тоже будут захвачены так называемыми революционерами и их постигнет эта участь.

Автор - Иван Зуев
Иллюстрация - http://www.n-i-r.su/files/images/2011-10/_________________________.________________1668_________.jpg
Ваша оценка:
голосовали 0
Категория: Политика | Просмотров: 2261
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]