О «Государевом кабинете» – Кунсткамере

Согласно источникам, 31 января 1714 года открылся «Государев кабинет», известный ныне под названием «Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук»… Рассказ пойдет о Кунсткамере.

Итак – ещё во времена Великого посольства 1697–98 гг. Пётр, в числе прочего, обнаружит за бугром «зело дивные» «кабинеты кунштов» – то есть, всяких редкостей…

Понятие «редкость» тогда было довольно широким – под это определение попадали как двухголовые телята, так и вполне научные артефакты. Не мелочась, царь скупал их целыми коллекциями – а по возвращении отдельным указом распорядится «…о приносе родившихся уродов, а также найденных необыкновенных вещей»; и вообще «всего, что зело старо и необыкновенно».

Поначалу это хозяйство собиралось в Москве – а заведовал им президент Аптекарского приказа Арескин. (Вообще-то фамилия достойного шотландца была Эрскин, но Роберт Карлович самостоятельно её русифицирует – доктор Оксфорда и «архиятр» (то есть – лейб-медик) немало сделает для развития российской медицины… а ещё учредит Аптекарский огород – будущий Питерский ботанический сад – и откроет Полюстровские минеральные воды…

Идея открыть для обозрения свои собранные богатства пришла Петру во время его прогулки по Васильевскому острову. Согласно легенде, он наткнулся на две необычные сосны. Ветвь одной из них вросла в ствол другой так, что было совершенно невозможно определить, какой из двух сосен она принадлежит. Такой раритет будто бы и подсказал Петру I место для строительства первого музея в России — Кунсткамеры.

Сначала Пётр перевезёт свою коллекцию из Москвы в Петербург и в Летнем дворце ей будет отведено отдельное помещение, собственно, и названное «Куншткамерой» (отсюда и дата). Впрочем, собрание продолжало разрастаться – вопреки распространённому предубеждению, Петровская Кунсткамера – отнюдь не только «уродцы»; были здесь и минералы, и археологические находки, и чучела, и монеты – в общем, всё подряд…

Осуществить свою идею о создании музея он смог только тогда, когда освободится дом вельможи Кикина, репрессированного по делу царевича Алексея. В конечном счёте, всё богатство Кунсткамеры переедет в восьмикомнатные «Кикины палаты» – причём, одновременно будет заложено известное в наши дни здание. На месте, где росли деревья, было решено заложить фундамент для постоянного здания Музея. Размеры задуманной постройки по тому времени были необычайно велики: длина ее достигала без малого 100 м (97.2 м), а ширина равнялась 15 м. Петр интересовался состоянием постройки и неоднократно торопил ее окончание. Однако при его жизни здание достроено не было. К началу 1725 г. были возведены лишь стены. Кладка башни, венчавшей здание, и внутренняя отделка были осуществлены Академией уже после смерти царя-реформатора.

Первоначальный проект здания был составлен архитектором Георгом Иоганном Маттарнови, начавшим постройку, но не закончившим ее (1718–1719). После смерти Маттарнови работами руководил Николай Федорович Гербель (1719–1724), несколько видоизменивший проект. Так, оконные проемы украшались кирпичной кладкой, что выглядело богаче, но не соответствовало тому, что было на первоначальном чертеже. Нижний остов башни из двухэтажного стал трехэтажным. При Гербеле здание было выстроено вчерне, с незаконченной башней, в кладке которой появились угрожающие трещины.

Сменивший Гербеля итальянский архитектор Гаэтано Киавери (1724–1727), обнаружив дефекты в башне, настоял на создании комиссии, в которой приняли участие известнейшие архитекторы того времени Доменико Трезини, Михаил Земцов и ряд других зодчих. По предложению комиссии башня была разобрана. Г. Киавери составил новый проект оформления здания. Облик всей башни резко меняется. Нижняя объемная часть становится выше. Вместо четырех павильонов вокруг цилиндра башни появляется легкая колоннада. Высота цилиндрической части башни увеличивается. Наконец, башня увенчивается вышкой с установленной на ней астрономической (армиллярной) сферой.

Указанный вариант оформления башни является последним из нескольких выполненных Г. Киавери по требованию известного астронома Делиля, приглашенного Петром для работы в обсерватории. По проекту Г. Киавери над боковыми ризалитами по фасаду со стороны набережной вместо скромной балюстрады появились вычурные барочные фронтоны с богатой скульптурой на академические мотивы. Г. Киавери не достроил вышку башни, которую по его проекту завершил в 1734 г. архитектор Михаил Земцов.

В 1727 году, кунсткамера переместилась в новое место. Здание было построено по приказу Петра I, и посещение этого музея в то время было бесплатным. Петр считал, что посетители должны быть угощены “кофе и цукербродами”, ради этого, он выделил из казны определенную сумму на эти угощения. Так же, посетителей угощали закусками и венгерским вином. В кунсткамере существовали служащие, которые показывали посетителям экспонаты и рассказывали об их происхождении. Посетители всегда с большим желанием ходили в этот музей, и есть свидетельства, которые говорят о том, что в кунсткамере всегда было много разного народа. В 1741 году, издали двухтомный каталог, где были опубликованы все экспонаты кунсткамеры с их полным описанием.

Одновременно М. Земцов заканчивал верхнюю часть башни, увенчанную сферой. Кроме того, в 1735 г. из липового дерева мастером Кохом (вероятно по рисункам М. Земцова) были выполнены скульптуры, установленные в нишах северного и южного фасадов. Двенадцать статуй олицетворяли собой разные науки. В 1747 году дом полностью сгорит… В последующие годы оно было восстановлено С.И. Чевакинским без верхнего яруса башни. Одновременно производились работы по укреплению берега, близость которого к зданию Кунсткамеры давно вызывала опасение архитекторов. В бурную погоду волны Невы достигали ее фундамента и подмывали его. В результате работ по укреплению берег Невы был отодвинут от здания Кунсткамеры на 5 м. От стрелки Васильевского острова до 7-й линии появилась деревянная, из половинчатых бревен, набережная, а перед академическими домами выросли на высоких сваях 2 новые нарядные пристани.

Первоначальный облик был возвращен зданию только в 1948 г., когда башню увенчала знаменитая армиллярная сфера (проект Р.И. Каплан-Ингеля). Капитального ремонта здания не проводилось с середины XVIII в., поэтапный ремонт и реконструкция здания были начаты лишь в 1998 г. и из-за недостаточного финансирования они далеки от завершения.

В начале 19 века, музей начали пополнять экспонатами. В основном, это были вещи, которые привез капитан Кук из Полинезии. Так же, здесь появились этнографические экспонаты разных народов мира.

Популярность Кунсткамеры среди петербуржцев была чрезвычайно велика. Многие экспонаты со временем обзавелись своеобразными легендами. Одна из них рассказывает о заспиртованной голове казнённой ещё при Петре I за детоубийство Марии Гамильтон. Голова хранилась заспиртованной в стеклянной колбе. Однажды неким посетителем спирт был использован по прямому назначению, а голова исчезла. Обеспокоенные хранители музея обратились к морякам стоящего напротив Кунсткамеры корабля с просьбой найти экспонат. Моряки пообещали, однако корабль ушёл, и матросы надолго пропали. А чуть ли не через год они появились в музее и предложили взамен одной головы английской леди, целых три головы подстреленных басмачей.

Другая легенда рассказывает о Николае Буржуа. В 1717 году во Франции, Пётр увидел этого человека ростом почти 2 метра 30 сантиметров. Пётр привёз его в Россию и сделал своим личным лакеем. В 1724 году Николай Буржуа умер, его скелет был передан в Кунсткамеру. Во время пожара в 1747 году череп скелета пропал, на его место укрепили другой подходящий череп, коих в собрании было превеликое множество. С тех пор, как гласит легенда, по ночам скелет ходит по залам и ищет свою голову.

С годами на базе петровского детища возникнет полдюжины музеев – потому оно справедливо получит его имя.

Петр 1, сооружая новую столицу на берегах Невы, замыслил именно Васильевский остров сделать центром столичного города. Вот потому здесь и возводились: Двенадцать коллегий — правительственные учреждения, здание с башней – Кунсткамера — первый российский музей для «поучения и знания о живой и мертвой природе, об искусстве человеческих рук», учреждение, с которого началось музейное дело в России. Да и не только музейное. Кунсткамера положила начало и некоторым исследовательским институтам в России. На основе коллекций Кунсткамеры, в 1836 году было создано ещё несколько академических музеев (зоологический, ботанический, этнографический и др.). Тогда же, после перевода обсерватории в Пулково, библиотека Академии наук заняла все помещения здания. В 1878 году здесь открылся Музей антропологии и этнографии. В 1884–1886 годах по проекту Р.Р. Марфельда ,в Таможенном переулке был построен новый двухэтажный корпус. В 1909 году, он, по проекту А.В. Друкера, был надстроен третьим этажом.

В 1947–1949 годах был восстановлен верхний ярус башни, в ней установили Готторпский глобус. В 1949 году в здании Кунсткамеры открылся музей М.В. Ломоносова.

МАЭ РАН — единственный музей России, объединяющий и показывающий посетителям коллекции материалов по культуре и истории народов мира, археологии и антропологии. Коллекции, принадлежащие к числу наиболее крупных в мире и насчитывающие более 1.8 млн единиц хранения, были собраны многими поколениями отечественных и иностранных ученых, среди которых такие исследователи, как Джеймс Кук, Ю. М. Лисянский, И. Г. Вознесенский, О. Е. Коцебу, И. Ф. Крузенштерн, Ф. П. Литке, Н. Н. Миклухо-Маклай, В. В. Юнкер, Л. И. Шренк, М. А. Кастрен и др.

Исключительную ценность представляют коллекции этнографических (более 250 тыс.), археологических (около 460 тыс.), антропологических (около 380 тыс.) предметов и иллюстративных материалов (более 800 тыс.).

В трех залах Музея М. В. Ломоносова, расположенного в башне здания, демонстрируются документы и предметы (научные приборы и инструменты, книги, портреты, гравюры), характеризующие науку и культуру России XVIII в., личные вещи М. В. Ломоносова; представлена история русской астрономии XVIII—XIX вв., в том числе Большой Готторпский глобус-планетарий (создан в Германии в 1664 г., восстановлен в России в 1750 г. после пожара 1747 г.). Воссозданы интерьеры зала заседаний Академического собрания и кабинета ученого-естествоиспытателя.

C 1992 г. Музей вновь стал самостоятельным Музеем и научно-исследовательским институтом в составе Отделения истории Российской Академии Наук, сохранив свое старое название «КУНСТКАМЕРА» и носит присвоенное ему в 1903 г. имя Петра I. Полное и официальное название сегодня – Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) им. Петра Великого РАН.

Все экспозиции Петровской Кунсткамеры сохранились до настоящего времени несмотря на стихийные бедствия: пожары, наводнения, войны, революции . Во время блокады в музее осталось всего 15 человек, они спасали и спасли коллекции мирового значения.

Стрелка Васильевского острова на многие годы стала центром русской науки… И поныне здесь, в академических институтах и музеях, в университете, царствует наука.

 

 

#спросторовинтернета

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделитесь этим в соцсетях:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Ванёк26
Ванёк26

Стрелка Васильевского острова не стала центром столицы.
Как это «не стала»?

Miriam
Miriam

Помню, в первую поездку в Питер, с вокзала рванула сразу в Кунсткамеру… Впечатлилась на всю жизнь ))))

Sobolek
Sobolek

Интересная история.
Долгострой…))