О Народном Единстве – и «Смутном времени»

Сегодня страна в очередной раз отметит сравнительно новый праздник – День Народного Единства; при этом, по сведениям социологов, ещё недавно примерно половина сограждан довольно туманно представляла себе – что, собственно, празднуем. Разумеется, труды средств массовой информации, как обычно, не пропали даром – и численность осведомлённой публики неуклонно растёт…

Между тем, кое у кого к мероприятию имелись претензии – и основных три: посвящено он неоднозначным событиям; даты взяты произвольно; и вообще – всё это, якобы, придумано только затем, чтобы благополучно отменить советский праздник 7 ноября – то есть день Великой Октябрьской Социалистической революции. (С последним пунктом можно было бы почти согласиться – с 7 ноября и впрямь получилось не очень. Теперь в этот день мы отмечаем годовщину исторического Московского парада 1941 года – и он перестал быть выходным. Однако – нам никуда не деться от факта, что парад в осаждённой столице, в свою очередь, проводился как раз в ознаменование очередной годовщины революции!..)

С другой стороны – того государства, которое эта революция провозгласила, не существует уже более четверти века. А раз так – было бы довольно странно праздновать годовщину того, что мы же сами (скажем так)  упразднили…

Теперь к истории… многие говорят, что праздник буквально выдуман на ровном месте. А вот это не так!.. То есть название – да, несомненный новодел, но сама дата 4 ноября – это действительно старинный  государственный праздник, учреждённый ещё царём Алексеем Михайловичем в далёком 1649 году. В этот день (22 октября по старому стилю), отмечалось «Празднование Казанской иконы Божией Матери и освобождение Москвы и России от поляков в 1612 году». Причём праздник бытовал вплоть до 1917-го – а потом (как раз  после упомянутой Октябрьской революции) будет отменён. Так что, определённая логика всё же присутствует – приходят революции; учреждают новые праздники; отменяют старые – ну, а какие-то потом восстанавливают…

Два слова о «польско-литовской интервенции». Из школьного курса истории нам известно, что со смертью сына Иоанна Грозного, Фёдора, в 1598 году прервалась мужская линия династии Рюриковичей; на трон будет  выдвинут боярин  Борис Годунов, однако, правителем он окажется невезучим – и, после ряда событий, престол займёт так называемый Лжедмитрий (известный как Первый), который выдавал себя за покойного сына Грозного – а некоторые считают, что и в действительности им был… Самозванцу помогали казачьи атаманы, польские дворяне, и часть русского боярства. (Заметим – официально Речь Посполитая в авантюре участия поначалу не принимала; всё происходило по личной инициативе отдельных «искателей лучшей доли»).

Спустя некоторое время в Москве случится восстание: Лжедмитрий будет  убит, царём избран Василий Шуйский (также не оправдавший ожиданий), затем к власти придёт боярский совет – а уж он официально позовёт на царство Владислава – сына польского короля. (Справедливости ради – практика приглашения на трон заграничных владык была распространена достаточно широко, так что вопрос о «боярской измене» спорен. Опять же – под стенами стоял гетман Жолкевский!..)

Владислав не приедет – в основном, потому что Московского царства возжелал его папаша, польский король Сигизмунд. (В то время он упорно осаждал – и, в конце концов, возьмёт – Смоленск). Тем временем победоносное воинство Речи Посполитой беспрепятственно разместится в столице. Вскоре их присутствие местным разонравится – начнутся столкновения. Отсутствие царя приведёт к полному, что называется, раздраю: объявлялись новые самозванцы; знатные (и не очень) роды враждовали между собой; каждый норовил собрать собственную шайку и чем-нибудь управлять; всякий бился за себя и против остальных – одним словом, время действительно было Смутное – и Русское государство стояло в полушаге от окончательного развала. (А, по мнению иных специалистов, – и действительно успело фактически развалиться…)

Не вдаваясь в детали – в 1612-м из Нижнего под Москву прибудет рать, возглавляемая князем Пожарским и земским старостой Мининым. Второму ополчению удастся разбить шедшие к городу польские подкрепления – и осадить остатки врагов в Кремле. Не выдержав голода и дойдя до каннибализма, те капитулируют. (Кстати, произошло это, по разным источникам, не то 5, не то 6 ноября – но не будем такими уж буквоедами). Важно другое – Смута постепенно будет преодолена, и уже в следующем году Земский собор изберёт нового царя – Михаила, а с него начнётся царствовавшая потом 300 лет династия Романовых.

Итак, что же мы празднуем? Разумеется, самое главное во всей этой истории: практически распавшейся к тому моменту Руси удалось сохраниться.

P.S. …Попробуем подытожить: «Смутное время» было пострашней нашествия Наполеона, или Гитлера – в конце концов, тем противостояло монолитное государство, а не лоскутное одеяло из мелких враждующих княжеств (или – вотчин?). Потому – нам есть что отмечать, вслед за предками, делавшими это целых два с половиной века.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Войти с помощью: 
  Subscribe  
вверху новые вверху старые
Оповестить
Sobolek
Sobolek

Нормальный повод для праздника.

Слышал как-то, что праздновать революцию несколько общо и беспредметно.
А вот появление отпусков и пятидневной рабочей недели в совокупности с восьмичасовым рабочим днём — вполне себе ничего такой повод.