О пенсионном возрасте «золотой осени» Средневековья

По всем каналам, из каждого утюга, многочисленные дятлы информагентств вдалбливают нам в мозг, как это хорошо — повышение пенсионного возраста. Кроме всего, убеждая нас, что продолжительность жизни среднестатистического россиянина постоянно увеличивается. Народ не особенно верит оптимистическим статданным власти, поэтому в этот самый народ запускают ещё один живучий миф: якобы обитатели старых времён к 35-40 годам превращались в дряхлые развалины и мигом умирали от бесчисленных болезней в страшных судорогах. А на самом деле жили-не тужили довольно долго, и предлагаемая нашим Правительством планка пенсионного возраста вполне нормальна была даже для Средневековья. Итак, вашему вниманию предлагается ещё один материал, опорсредованно пиарящий повышение пенсионного возраста.
***
Безусловно, играет роль занижение планки «детства» — работать (то есть вкалывать, а не просто помогать по хозяйству) крестьянский ребенок начинал с 13-14-ти лет. Дворянин в 15 лет уже вполне мог участвовать в войнах — это вам не современное поколение пепси, боящееся в 18 идти в армию. 🙂 Дворянские девицы выходили замуж в 12-14 и никто не считал это педофилией.

Планка «старости» же оставалась примерно на том же уровне, что и сейчас. Сохранилась тьма-тьмущая документации, это подтверждающей:

— Указ Филиппа V Французского от 1319 года, разрешающий лицам старше 60 лет платить налог местному сенешалю, а не ехать ко двору короля.
— Указ Филиппа VI от 1341 года о пенсиях, сохраняемых для госслужащих и оставных военных старше 60 лет.
— Указ Эдуарда II Английского о военной подготовке всех мужчин от 15 до 60 лет.
— Указ Генриха VII о пенсиях солдатам старше 60 лет.

На этом фоне выделяется строжайший приказ короля Кастилии Педро I Жестокого об «обязательных работах для всех» от 12 до 60 лет — можно понять в чем дело, посмотрев на дату: 1351 год. Великая эпидемия Черной смерти на исходе, половина (или больше) населения Кастилии вымерла, рабочих рук катастрофически не хватает. Ну-ка быстро взяли в руки серпы с граблями и марш-марш в поле! То есть возраст крестьянина в 60 лет не считался чем-то ненормальным, раз их сгоняли на принудиловку после чумы (да еще с заградотрядами небось! 🙂

Кстати, по поводу брачного возраста. Если у дворян ранний брак был нормой, то у крестьян-мещан-горожан-ремесленников дело обстояло несколько иначе. В XIV веке на юге и востоке Европы замуж выходили лет в 16-17, на севере и западе — вообще в 19-20. А вот на границе 1400-1500 годов, то есть ближе к Ренессансу и Реформации браки становятся более ранними, превращаясь в институт по массовому производству рабочей силы для развивающейся промышленности. Заметим, к так называемому «Ренессансу» (для кого Ренессанс, а для кого и жопа) теряются вполне развитые в «мрачном» Средневековье навыки акушерства-гинекологии и контрацепции, причем чем дальше — тем ситуация хуже и хуже. Вот как раз в 1500-1600 годы, благодаря катастрофическому падению качества жизни и климатическим аномалиям (смотрим про Малый ледниковый период) с долголетием возникли глубокие проблемы.

Золотая осень Средневековья в период до четко прочерченной Черной смертью границы, этим самым «качеством жизни» как раз отличалась в положительную сторону. Иначе откуда бы появились вот такие пикантные истории:

В 1338 году некий клирик накатал обширную кляузу епископу Линкольнскому, в которой описывается вероломное и распутное поведение графини Алисии де Лэси, каковая после смерти законного супруга дала обет принять постриг и отписать все имущество монастырю. Но вот какая неприятность — до пострига из монастыря графиню умыкнул некий рыцарь и мадам де Лэси согласилась выйти за него замуж. Особый упор делался на то, что графине было 60 лет — в ее-то годы и такие авантюры! 🙂

Клирика можно понять: монастырь упустил собственность ее милости, поэтому в жалобе епископа просят наказать романтического рыцаря рублем штрафом, чтобы хоть как-то компенсировать потери. Кстати, в те же времена во Франции и Англии вдовы 60 лет, владеющие состоянием, были освобождены от необходимости выходить замуж или платить штраф за отказ (в помощи) королю или лорду. Ну не пойдет же бабуля воевать? Хотя, если вспомнить Элеонору Аквитанскую (умершую в 84 года), сохранявшую бодрость до глубокой старости… :))

Несколько примеров продолжительности жизни высшего дворянства и духовенства в XIV веке:

— Король Филипп IV Красивый — 46 лет, предположительно инсульт. C детьми Филиппу не повезло — наследники Людовик, Филипп и Карл умерли в 26, 31 и 34 года соответственно.
— Король Филипп VI Валуа — 57 лет.
— Король Эдуард III Английский — 65 лет.
— Великий герцог Бургундский Филипп II Смелый — 62 года.
— Король Альфонсо XI Кастильский — 39 лет, умер от чумы.
— Папа Римский Климент V — 50 лет.
— Папа Римский Иоанн XXII — аксакал, все рекорды побил: 90 лет. И это при такой нервной работе!
— Папа Римский Бенедикт XII — 57 лет.
— Магистр тамплиеров Жак де Моле — 69 лет, смерть насильственная. 🙂

Так что пенсионный возраст по тем временам не был чем-то необычным или из ряда вон выходящим.
***
К слову, о пенсии и пенсионной реформе дам отдельные статьи. Там есть, о чём рассказать.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Dimokrat
Dimokrat

Случай из средневековой Франции:
Однажды кардинал Д’Арманьяк увидел на улице в Париже плачущего старика лет 60-ти.
Из уважения кардинал подошёл к старику и поинтересовался, отчего тот плачет. Старик ответил, что его избил отец. Д’Арманьяк заинтересовался и предложил проводить старика домой, чттбы посмотреть на его отца.
Когда же они пришли в дом старика, к ним вышел весьма ещё крепкий и бодрый его отец, лет под 80.
Кардинал спросил его: «За что Вы избили своего сына?», на что отец ответил: «За то, что он не поздоровался с дедушкой!» и указал вглубь комнаты, где в кресле сидел совсем дряхлый старец лет под сто.