Отцы-основатели США тоже шифровались

И не только они. За столетия до эпохи кибербезопасности государственные деятели всего мира использовали свои собственные сложные коды и шифры.

Томас Джефферсон известен многими вещами — написанием Декларации независимости США, основанием Университета Вирджинии, владением сотнями рабов, несмотря на веру в равенство людей, однако мало кто знает, что он также является и отцом американской криптографии.

В юности в Вирджинии Джефферсон писал шифрованные письма женщине, которую любил. Будучи третьим президентом вновь образованных Соединённых Штатов, он пытался создать невероятно сложный шифр для сообщений о покупке Луизианы. Он даже разработал сложную механическую систему кодирования текста, которая опередила своё время на столетие.

Криптография была не игрушкой, но серьёзным делом государственных деятелей того времени, которые, подобно сегодняшним политикам и шпионам, должны были вести свои дела, используя безопасные сообщения. Коды и шифры были аналогами ключей шифрования WhatsApp, Signal и PGP той эпохи.

Устраивая революцию, американцы шли наперекор многим европейским державам, и когда дело касалось криптографии, на протяжении столетий использовали «черные палаты» — секретные офисы, где зашифрованные письма открывались и расшифровывались государственными чиновниками. Нередко случалось так, что сообщения революционных лидеров, а затем и американских дипломатов в Европе перехватывались и читались врагами как внутри страны, так и за рубежом.

В результате американцы той эпохи «использовали несколько секретных языков во время революции», рассказывает Сара Джорджини, редактор серии «Документы Джона Адамса» Массачусетского исторического общества. «После образования нации они не отказались от этих привычек». Отцы-основатели продолжали полагаться на шифрование на протяжении всей своей карьеры: Джордж Вашингтон, Бенджамин Франклин, Александр Гамильтон, Джон Адамс, Джон Джей и Джеймс Мэдисон использовали коды и шифры, чтобы их сообщения не попадали в чужие руки.

Во время процесса кодирования или декодирования легко было запутаться

Но никто не зашёл в этой игре так далеко как Джефферсон. Родившийся в 1743 году в Шадвелле, Вирджиния, Джефферсон изучал латинский, греческий и французский языки с 9 лет. В 16 он изучал физику, математику и философию в колледж Уильяма и Мэри, а затем 20 лет писал кодированные письма. На первый взгляд загадочное письмо, отправленное Джону Пейджу, близкому однокашнику из колледжа, было трудно разобрать: оно использует латинские фразы в середине того, что звучит как эмоциональные ультиматумы о предстоящем договоре с каким-то мужчиной, чьё имя написано на греческом языке:

«Моя судьба зависит от существующих резолюций αδνιλεβ: благодаря им я должен выстоять или упасть», — пишет Джефферсон. Но греческие символы на самом деле являются анаграммой имени Ребекки Бэрвелл, 17-летней девушки из Йорктауна, на которой он хотел жениться. Четыре дня спустя Джефферсон решил, что его более ранний код слишком очевиден. «Мы должны опираться на какую-то схему передачи наших мыслей друг другу, которая будет совершенно непонятна для любого, кроме нас самих» — говорил он Пейджу.

Хотя большинство зашифрованных писем были смесью шифров и «открытого текста», их расшифровка представляла сложный процесс. Во время кодирования или декодирования легко было запутаться. Шифры, в которых используются словарные и книжные коды –  автор представляет набор цифр, обозначавших страницу, столбец и позицию, где искомое слово можно было найти в согласованной книге — могли быть искажены ошибками подсчёта строк.

Альтернативой этому была кража секретов, и, как и сегодня, скандалы, наносившие удар по репутации. Поскольку некоторые из колонистов стали более радикальными после Бостонской бойни, подборка личных писем губернатора Массачусетса Томаса Хатчинсона и его лейтенанта была украдена и опубликована в газетах Восточного побережья. В письмах Хатчинсон рассказывал, что колониальным американцам надо оставить лишь малую толику прав в отличие от английских граждан. Американцы вышли на улицы, чтобы сжечь чучела этих двух мужчин.

На Рождество в 1773 года Бенджамин Франклин организовал утечку правительственных материалов, став своего рода колониальным Джулианом Ассанжем. В результате он потерял пост заместителя начальника почтмейстерской службы в Северной Америке, но ситуация развивалась в сторону революции и войны, ещё больше повысив требования к секретным сообщениям. Вскоре аналогичные компрометирующие документы были украдены из офисов колониальных губернаторов в Нью-Йорке, Мэриленде, Вирджинии и Северной Каролине. Публикации заполонили газеты.

Во время войны за независимость американские лидеры имели «неформальный и любительский подход к шпионажу», говорит Джорджини. Некоторые полагались на словарные коды. Джордж Вашингтон, сам бывший энтузиастом в области шифрования, использовал формулу невидимых чернил, разработанную Джоном Джеем для общения с членами его шпионской ячейки, Кольца Калпер, в контролируемом британцами Нью-Йорке. «Если эти записи были бы расшифрованы, то англичане могли бы идентифицировать отправителей, арестовать их и повесить», — говорит Александр Роуз, автор книги «Шпионы Вашингтона: история первой шпионской сети Америки» (теперь это сериал «Поворот: Шпионы Вашингтона»).

Даже после окончания войны Вашингтон по-прежнему с подозрением относился к отправке писем по почте. «После путешествия через почтовые отделения [мои чувства] могут стать известны всему миру», — пожаловался он в письме к маркизу де Лафайету 1788 года.

Когда новообразованные Соединённые Штаты вошли в мир дипломатии, невидимые чернила и книжные коды больше не работали. Вынужденная противостоять искушённым европейским игрокам, американская криптография развивалась в тандеме с дипломатией. Потоки кодов и шифров, пересекающих Атлантику, были хаотическим набором индивидуальных систем. Дипломатический корпус в Европе в основном полагался на вариации неуклюжей номенклатурной системы средневековой эпохи, в которой государственные деятели пользовались неудобной системой кодов с сотнями и тысячами слов. Однако несмотря на это, по разным оценкам, более половины всей зарубежной корреспонденции США оказывалось в руках британцев.

Как и в случае с людьми, ведущими борьбу за неприкосновенность частной жизни, которые сегодня пытаются заставить своих друзей использовать ключи шифрования PGP, иногда нововведения представлялись слишком сложными.

Когда-то в 1790-х годах Джефферсон разработал «колесный шифр», который «настолько опередил своё время и настолько соответствовал духу его поздних изобретений, что заслуживает упоминания вместе с ними», пишет Дэвид Кан в своём оригинальном труде, «The Codebreakers». Устройство Джефферсона, которое включало 36 поворотных деревянных колес с буквами алфавита, отмеченными на краях, было удивительно похоже на устройство, которое армия США приняла на вооружение более века спустя, в 1922 году.

«Если бы президент порекомендовал свою собственную систему государственному секретарю Джеймсу Мэдисону, он наделил бы свою страну методом секретной коммуникации, который почти наверняка выдержал бы любую криптоаналитическую атаку тех дней», — пишет Кан. «Вместо этого он, кажется, просто забыл о ней».

Многие из других методов, которые приводили Джефферсона в восторг, например, «идеальный шифр», разработанный для него математиком Робертом Паттерсоном, никогда так и не вышли за пределы Белого дома. Как и в случае с людьми, ведущими борьбу за неприкосновенность частной жизни, которые сегодня пытаются заставить своих друзей использовать ключи шифрования PGP, иногда нововведения представлялись слишком сложными. Посол США в Париже Роберт Ливингстон просто отказался использовать сложный шифр Паттерсона, в котором обычный текст переупорядочивается и трансформируется, во время переговоров о покупке Луизианы. Джефферсон разработал специальный нелистовой шифр, который использовался Мериветером Льюисом для экспедиции на территорию Луизианы, построенный на ключевых словах «антиподы» и «артишок». Льюис, казалось, не разделял энтузиазма президента или просто слишком устал после путешествия по континенту вплавь, верхом и на ногах. Он никогда не использовал его.

Лучший способ защитить шифрованные сообщения — уничтожение ключа дешифровки. До сих пор учёные все ещё работают над расшифровкой отрывков времён революции. «Существует по меньшей мере три кода, для которых не найден ни один ключ», — говорит Мак-Клюр.

Несколько лет назад криптографу в Принстоне наконец удалось взломать якобы «неразборчивый» код Паттерсона. Оказывается, закодированный блок текста, который Паттерсон отправил Джефферсону в 1801 году в качестве примера нерушимого кода, был Декларацией независимости США.

Оригинал: TheAtlantic  Автор: Рейчел Дойл

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Linda
Linda

Любой шифр, который придумал один человек, может быть взломан другим. Просто на это потребуется время. В мире есть несколько текстов, которые не расшифрованы до сих пор. Но работа над расшифровкой ведётся)