Почему аморальные действия кажутся невозможными

Предположим, что вы спешите на самолёт, но ваша машина ломается. Некоторые из действий, которые вам приходят на ум, очевидны: попытаться позвонить другу, поискать такси или поменять билеты на более поздний рейс. Если это не вариант, то можно представить себе что-то более невероятное, например, воспользоваться общественным транспортом или попросить водителя грузовика домчать вас в аэропорт. Но есть возможность, которая, вероятно, никогда не придёт вам в голову: вы могли бы заказать такси, но не платить за него в конце поездки. Почему подобное не приходит на ум? В конце концов, это довольно верный способ добраться до аэропорта вовремя, и он определённо дешевле, чем ваш автомобиль.

Естественный ответ заключается в том, что вы не рассматриваете эту возможность, потому что являетесь честным человеком, который в реальности такого не сделает. Но есть по крайней мере две причины, почему это не кажется убедительным ответом, даже если не брать в расчёт мораль. Во-первых, это не объясняет, почему такое решение не пришло бы к вам в голову изначально. В конце концов, ваша мораль не мешает вам признать, что это действенный способ добраться до аэропорта, даже если вы лично не пойдёте на него. И во-вторых вам вряд ли бы пришла в голову такая же возможность по отношению к кому-то другому, даже если о его морали ничего неизвестно.

Итак, почему мы не рассматриваем возможность заказать такси, но не платить? Вот радикальное утверждение: прежде чем я упомянул о такой возможности, вы даже не думали, что это возможно. Это объяснение, вероятно, кажется вам слишком резким, однако я не утверждаю, что вы не представляете невозможным его сейчас, я говорю, что вам это не приходило в голову раньше.

Рассмотрим, к примеру, ряд исследований, которые я провёл с моим коллегой Файри Кушманом в Гарвардском университете. В них участникам было предложено прочитать короткие рассказы о людях, столкнувшихся с рядом проблем (например, автомобиль сломался по дороге в аэропорт). Затем их попросили представить, что было бы возможно или невозможно сделать для человека в этой ситуации. Критическая манипуляция заключалась в том, что половину участников попросили делать суждения очень быстро, примерно за секунду, что мешало иметь время для размышлений и вынудило полагаться на свой образ мышления по умолчанию. Другой половине дали возможность подумать. Затем обе группы опросили о возможностях в такой ситуации, некоторые из которых были совершенно обычными (например, вызвать такси), а другие — аморальными (например, взять такси и не оплатить).

Затем мы рассмотрели ответы участников, чтобы выяснить, как их суждения об имеющихся возможностях изменились при разном времени на раздумье. Для обычных действий не было никакой реальной разницы. Однако в случае аморальных поступков разница была поразительной. Когда участники могли порефлексировать перед ответом, они, как правило считали возможным совершение кем-то определённых аморальных действий. Но когда им приходилось быстро отвечать, то участники считали, что практически невозможно реализовать эти решения почти в 40% случаев. Это говорит о том, что до того, как люди успели обдумать проблему, им на самом деле не приходили в голову возможные аморальные действия. Мы также сравнивали эти поступки с теми, которые были статистически невероятными, но не безнравственными (например, убедить аэропорт отсрочить вылет) и обнаружили, что этот вид эффекта специфичен для аморальных действий, поэтому это можно объяснить не только вероятностью.

Рассмотрим другую, схожую серию исследований. В них мы рассказали участникам о человеке, который нуждался в 1000 долларов в кратчайшие сроки, но не знал, как её получить. На этот раз вместо того, чтобы предлагать участникам конкретные действия и спрашивать, возможны ли они, мы просто опросили их, что человек мог бы (или будет) делать в этой ситуации. После того, как участники придумывали один ответ, мы просили у них другой, а затем ещё один, и ещё, пока они не давали по крайней мере пять различных решений. Затем мы передали все эти ответы участникам и попросили их оценить, насколько морально каждое решение. Несмотря на то, что задача была совсем иной, ответы участников свидетельствовали об одном и том же: люди редко допускают, что человек будет делать что-то безнравственное, а когда подобное приходило им в голову, то они задумывались о других вещах, возможных для человека в этой ситуации.

Как только кто-то начинает понимать центральный тезис, который демонстрируют эти исследования, то обнаруживает, что подобный способ мышления пронизывает многие аспекты нашей жизни. Когда вы видите, что кто-то бежит на красный свет, естественно думать: «Подождите, вы не можете это сделать!» Я не просто имею в виду, что это неправильно. Я бы тоже сказал: «Подождите, вы не должны этого делать!» Вместо этого мы действительно думаем, что они не могут совершить подобного.

Вместо того, чтобы считать странным или глупым нашу слепоту в отношении возможности безнравственных действий, важно понять, что на самом деле это хорошо. Представьте себе: всякий раз, когда вы общаетесь с кем-то, то считаете, что человек намеренно лжёт, собирается обокрасть вас или причинить боль. Это не сделает вас более рациональными или функциональными, а просто усложнит общение. Итак, какова бы ни была цена этой «слепоты», преимущества продуктивного взаимодействия с другими людьми важнее.

Оригинал: aeon Автор: Джонатан Филлипс

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
wpDiscuz