Почему Голливуд больше не рассказывает историй для девочек

Это отчасти связано с нехваткой женщин за кулисами, изменением вкусов аудитории, и эволюционирующей индустрией.

Две мои лучших подруги и я были тремя одинокими детьми, растущими в 90-е без братьев и сестер, с которым можно было бы поиграть. Со временем мы нашли друг друга, но мы также нашли утешение и приключения в потоке интеллектуальных фильмов про таких же девочек, как мы — героинь нефранчайзинговых историй, происходящих в реальном мире, а не созданных с помощью компьютера. Это были Мэри Леннокс в Таинственном саду, Сара Кру в Маленькой Принцессе, Фиона в Тайне острова Роан-Иниш, а также главные героини в Матильде, Шпионке Хэрриэт, Летите домой, Ловушке для родителей и Понетт. Эти девочки были слишком молоды для любовных треугольников или сражений с силами антиутопии. Их истории и противоречия были разнообразны, но в конечном итоге они способствовали раскрытию определенных качеств: устойчивости, воображения, смелости и сострадания.

Также эти фильмы объединяет то, что они вышли несколько десятилетий назад. Сегодняшние зрители редко смотрят такие фильмы, как Таинственный сад и Матильда — фильмы с живым действием работают для девочках помладше, которые чествуют амбиции и находчивость своих главных героев. Для студий сегодня господствуют высокобюджетные сиквелы, перезагрузки и ремейки. Детские фильмы, как правило, анимированные показывают главных героев, которые старше чем зрители. Совместите это с другими системными проблемами, такими, как устаревшие представления о полах и маркетинг, а также нехваткой женщин-сценаристов и режиссеров, и в результате появляется кинематографический пейзаж для девочек, который в некотором роде менее богат сегодня, чем был еще 20 лет назад.

Хотя современные фильмы с главными героями-мальчиками также все чаще являются анимированными (Город героев, Санджай и его команда), все же есть еще несколько вариантов фильмов живого действия с молодыми героями, которые используют изобретательность и мужество, чтобы решать проблемы (Питер Пэн: Путешествие в Нетинебудет, Книга джунглей). Но в более широком контексте повествования, игрушек и костюмов для детей, мальчикам традиционно было разрешено заполнять более широкий спектр захватывающих ролей (пиратов, супергероев, ниндзя, космонавтов). Девочки между тем имеют тенденцию укладываться в более узкий диапазон типажей (в основном среди них принцессы), что делает еще более ценными те фильмы, представляющие альтернативы с которыми могут себя соотнести молодые зрители женского пола. Эта проблема обстоит еще острее для девушек с темным цветом кожи, которые исторически не видели воплощений своих образов в анимированных или любых других фильмов (хотя такие фильмы, как предстоящая Моана предлагают некоторую надежду на то, что это может измениться в лучшую сторону).

Фильмы 90-х, такие как Таинственный сад и Матильда, большинство из которых являлись, между прочим, экранизациями книг, предлагали альтернативы в то время. Их главные герои помогали людям и местам в первую очередь благодаря упорному труду и состраданию, а не магии. Даже Матильда, которая могла перемещать объекты силой мысли, была более заинтересована в образовании, чем усилении своих способностей. С Фионой из Тайны острова Роан-Иниш, Сарой из Маленькой Принцессы (история не о настоящей принцессе) и Мэри из Таинственного сада приключения не произошли случайно: они фактически организовали приключения сами. Эти фильмы также раскрывали своим зрителям более взрослые темы и идеи, такие как печаль и одиночество, и даже классовое неравенство, расизм и война, признавая эмоциональный потенциал и зрелость своих юных зрителей, а не инфантилизируя их.

С 90-х годов Голливуд сделал некоторые шаги по отношению к лучшему изображению женщин и включению их в закулисный процесс, и тем не менее совсем немного высококачественных фильмов для девочек производится сегодня. «Индустрию по-прежнему в подавляющем большинстве составляют мужчины,» — говорит Кэти Мерлок Джексон, профессор коммуникаций Колледжа Вирджиния Уэслиан. И мужчины, добавляет она, «пишут истории, которые резонируют с ними, о своем опыте взросления. Pixar создает одни из самых лучших детских мультфильмов сегодня, но так как большинство работающих там людей — мужчины, студия производит больше фильмов о жизни мальчиков,» — подчёркивает Джексон.

Практически ни в одном фильме Pixar нет главных героев-женщин за одним заметным исключением: чудесная Головоломка, выпущенная в 2015, сюжет которой вращается вокруг антропоморфных эмоций в голове 11-летней девочки. Но даже у этого мультфильма не было режиссёра-женщины и не похоже, что в обозримом будущем они появятся у фильмов Pixar. Это проблема более чем одной студии: Федеральное правительство расследует дискриминацию по половому признаку в индустрии развлечений после того, как Американский союз защиты гражданских свобод доказал, что женщины обычно не допускаются к работе режиссерами.

Хотя женщины-писатели, такие как Дж. К. Роулинг и Сьюзен Коллинз являются авторами самых популярных подростковых книг Голливуда, режиссеры, экранизирующие эти истории, как правило, мужчины (также было со многими фильмами 90-х, упомянутыми ранее). Международное исследование, проведенное институтом Джины Дэвис, который занимается изучением гендерных вопросов в масс-медиа, обнаружило, что менее одной трети всех говорящих персонажей в фильмах являются женщинами, хотя «фильмы, к которым были прикреплены режиссер-женщина или сценарист-женщина, имели значительно больше девушек и женщин на экране.» Само собой разумеется, что привлечение за кулисы детских фильмов большего числа женщин, особенно женщин с темным цветом кожи, приведет к увеличению персонажей, которые будут лучше отражать состав своей молодежной аудитории.

Еще одна проблема в создании более ориентированных на девочек фильмов заключается в предположении, что «девочки пойдут на фильмы про мальчиков, но мальчики не пойдут на фильмы про девочек,» — сказала Джексон, которая привела в пример выбор названий Диснеем — Запутанная история вместо Рапунцель (Холодное сердце вместо Снежной королевы). Пол не выступает в качестве точки идентификации; дети могут определить соотношение с чем-либо, представься им возможность, даже с неодушевленными предметами. Тем не менее, молодым девочкам важно видеть образы себя на экране, понимать, что их личные истории могут иметь универсальное значение, и что они не должны существовать только в качестве продолжений мужских персонажей.


Молодым девочкам важно видеть образы себя на экране, понимать, что их личные истории могут иметь универсальное значение.


Такие фильмы, как Холодное сердце, Сумерки и Голодные игры являются примером того, как детские фильмы с главными героинями женского пола больше склонны к изображению девушек, чем девочек. «Маркетинговая философия в Голливуде заключается в том, что младшая женская аудитория более целеустремленная и будет смотреть на девочек старшего возраста, которые в свою очередь не будут смотреть на младших девочек,» — сказала Сьюзан Картсонис, продюсер фильмов Чего хотят женщины и Там, где сердце. В результате фильмы для молодых зрителей могут показывать на экране больше сексуализированных главных героинь (учитывая как фигура и внешний вид Ариэль в диснеевской «Русалочке» приятно возбуждала кинокритиков-мужчин в свое время).

Даже за пределами кино, девочки подчиняются трендам поп-культуры которая сексуализирует их с самого раннего возраста, что может привести к нездоровому отношению и самооценке. Наличие более молодых женских персонажей в главных ролях в своих собственных фильмах помогает противодействовать этому шаблону. «Истина заключается в том, что темы для девочек также являются темами, которые женщины проносят с собой через свои подростковые, юношеские, зрелые годы и старость,» — сказала Картсонис. «Дружба, раскрытие способностей и индивидуальности, о которых они не знают или недооценивают — эти темы работают в любом возрасте.»

Профессор Университета Восточного Мичигана Ян Вуйчик-Эндрюс подчеркивает еще один контрольно-пропускной пункт для кинематографистов: отсутствие проверенного и истинного жанра для девочек препубертатного возраста. «Не существует мифологической основы для 11- или 12-летнего ребенка, особенно девочки,» — сказал Вуйчик-Эндрюс. Он пояснил, что в то время как фильмы для детей старшего возраста вроде Голодных игр регулярно основываются на сюжетах из Древнего Рима и короля Артура, не существует популярного сюжетно-тематического архетипа для детей младшего возраста, особенно для девочек, который голливудские студии стремились бы продавать.

Все эти гендерно-специфические проблемы по созданию фильмов для девочек разыгрываются на фоне того, что фильмы живого действия для детей в основном исчезли, или, вернее, были истреблены,» — как пишет основатель и редактор блога Women and Hollywood Мелисса Силверштейн. Она добавила, что сегодня гораздо меньше актеров-детей выступают в центральных ролях в детских фильмах, и многие из них были заменены на более взрослых персонажей или мультфильмы. «Многие из них мигрировали на телевидение,» — сказала Силверштейн. «Вот где хорошие роли появляются.»

Действительно, за последнее десятилетие или около того у детей значительно изменились предпочтения в том, что посмотреть. «То, что занимает сейчас детей — не столько фильмы, сколько телевидение, Netflix или Amazon,» — сказала Линн МакВей, доцент кафедры телевидения и детских средств массовой информации в Университете Нью-Йорка. Она сказала, что студии бессмысленно возиться с дорогими фильмами для младшего поколения, так как подростки более склонны к тому, чтобы пойти в кино. «Я не думаю, что это плохая или хорошая вещь, просто все изменилось,» — сказала она, указывая на такие шоу, как Доктор Плюшева (об афро-американской девочке, которая является врачом для своих игрушек), Пег+кот (образовательная математическая программа), и Анджелина-балерина в качестве выделяющихся примеров на телевидении.

На все это есть светлый луч: с большим количеством доступных альтернативных форм в кино и на телевидении, существует множество вариантов для демонстрации независимой работы. Чтобы успешно конкурировать на детском кинорынке, большим студиям, возможно, потребуется приключенческий спектакль с мерчендайзингом, но HBO и Netflix могут сделать для детских программ то, что они уже сделали для шоу для взрослых — расширить границы жанра, давая продюсерам большую свободу творчества и устанавливая более высокие премии за превосходство качества над рейтингами. Это может означать, что больше сценаристов и режиссеров будут брать на себя риски и рассказывать истории с молодыми девочками в качестве главных героев, в том числе девочками с темным цветом кожи.

В 1995 в обзоре Маленькой принцессы Роджер Эберт написал:

Такие фильмы, как Маленькая принцесса и Таинственный сад содержат чувство удивления и сообщение: мир является огромным и бросающим вызов местом, в котором ребенок может найти свой путь со смелостью и интеллектом. Речь идет о девушке, которая считает более полезным говорить по-французски, чем стрелять из лучевой пушки. Я знаю, что в этот период больше детей захочет посмотреть Судью Дредда, Крепкий орешек 3: Возмездие и новый фильм про Бэтмена, чем детей, которые захотят увидеть Маленькую принцессу, и мне их жалко.

Эберт был совершенно справедливо обеспокоен: люди, которых мы встречаем, опыт, который получаем, и фильмы, которые мы смотрим в детстве, могут оставить в нас свой след на всю жизнь. Маленькие девочки заслуживают достойные, вдумчивые фильмы, сделанные для них, также, как и остальное — и быстро меняющийся пейзаж сферы домашних развлечений должен дать семьям основания надеяться, что индустрия в конечном итоге сможет это сделать.

Оригинал: The  Atlantic   Автор: Аня Яремко-Гринволд

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также: