Польская интрига

Польша — одна из самых влиятельных стран Восточной Европы. Государство, имеющее значительный экономический, демографический и военный потенциал, а также геополитические амбиции. Польша — активный участник евроатлантических интеграционных проектов (НАТО, ЕС), но ведёт при этом и самостоятельную игру внутри ЕС и на его восточных границах. Какой сегодня видится стратегическая позиция Польши, и что это означает для Союзного государства Беларуси и России?

Интерес на Востоке

В рамках Европейского союза Польша играет особую роль. В отличие от политического класса ключевых стран ЕС и брюссельской бюрократии, мировоззрение польской элиты основано на католическом, консервативном базисе. На фоне постмодернистской мультикультурной Западной Европы поляки ощущают себя носителями и защитниками настоящей европейской идентичности. Это порождает осознание особой миссии Польши и конкретные политические решения: отказ признавать однополые браки, принимать беженцев с юга и т. д.

В ценностном плане разрыв между Варшавой и Брюсселем, Берлином довольно значим, хотя и не стоит преувеличивать его значение. Западный геополитический выбор однозначен и вряд ли может быть пересмотрен в обозримом будущем. Но Польша будет стремиться использовать неоспоримые для неё выгоды этого выбора для реализации своих внешнеполитических интересов.

Внешняя политика Польши — это динамическое сочетание двух стратегий: «ягеллонской» и «пястовской». «Ягеллонская» линия — активная роль на Востоке, вовлечение в орбиту польского влияния Литвы, Беларуси, Украины, Молдовы, попытка создать из этих стран геополитический блок Междуморья и возглавить его, стремление сдерживать Россию и её влияние в этом регионе. «Пястовская» — ориентация на тесную экономическую кооперацию с Германией. Экономика Польши показывает стабильный рост, и это, в свою очередь, является базисом, позволяющим активно продвигать свои внешнеполитические интересы.

Ко всему добавляются особые отношения через многочисленную польскую диаспору с США, в том числе, военно-политические.

Для Польши очень важно быть передовым краем западной цивилизации и проводником её влияния на Восток. По-первых, это выгодный «подряд», во-вторых, это возможность стать выгодополучателем от процесса вестернизации, т. е. приобрести политические и экономические активы в странах восточнее Буга.

Тем не менее, позиция Польши в рамках её внешнеполитической стратегии уязвима. Возьмём как пример Украину. С одной стороны, первый очевидный результат украинского кризиса — стабильный приток трудовых мигрантов с Украины в Польшу. Это и дешёвая рабочая сила, и демографический ресурс, кажущийся гораздо более желанным, нежели поток инокультурных беженцев с Ближнего Востока. Но всё это имеет и обратную сторону — моноэтничная Польша всё равно размывается, сосуществование поляков и украинцев имеет значительный конфликтный потенциал и вполне конкретные кровавые прецеденты в истории.

Можно предположить, что к ассимиляции большого числа украинцев польское общество просто не готово, поскольку для этого ему самому нужно измениться, а серьёзных предпосылок для этого нет. Население Украины и Беларуси качественно будет «переманиваться» в основном посредством «карты поляка», но в реальности это относительное небольшое число граждан Беларуси и Украины (75 и 70 тысяч соответственно на середину 2016 года). К тому же далеко не всегда «карта поляка» — маркер лояльности к польскому государству или индикатор намерений переехать в Польшу на ПМЖ. Для белорусов это прежде всего более лёгкий способ получения визы и возможность ездить за покупками.

Но в целом стратегия Польши понятна — максимально привлекать выходцев с «кресов всходних», ассимилировать их, воспитывать в лояльном ключе через стипендиальные программы и образование.

№ 1. Польша на Востоке ищет ресурс для усиления, наращивания потенциала в отношениях с Брюсселем и Берлином.

Возрождение фронтира

Всё это не может не вызывать противоречий с Россией, имеющих давнюю предысторию. На сегодня очевидно, что сценарии неконфликтного сосуществования в Балто-Черноморском регионе отодвинуты на периферию политического процесса. Регион превращается в геополитический фронтир. Но логика конфронтации — не единственно возможная. Реализация Междуморья в качестве польского проекта регионального доминирования возможна только в случае дальнейшего ослабления Украины и развития политико-экономического кризиса в Беларуси.

А вот как раз усиление Беларуси, особенно как участника Союзного государства, — это тот фактор, который будет отрезвляюще действовать на польских политиков. Ключевой рубеж, после которого возможно усиление белорусского государства в энергетической и логистической сферах, в целом в экономике, — 2020 год, когда будут введены в строй два реактора БелАЭС, заработают логистические трансевразийские хабы и наберёт обороты Китайско-белорусский индустриальный парк «Великий Камень». То есть у Беларуси к этому времени будут ключевые аргументы для разговора с Польшей в логике сотрудничества.

И это реальные аргументы. Во-первых, Польше интересен китайский транзит, и полностью упустить его — потеря значительной выгоды. Во-вторых, несмотря на то, что Польша тоже собирается строить свою АЭС, пока это очень отдалённая перспектива, а теплоэлектростанции на угле вызывают экологические претензии со стороны европейских структур, требующих их закрытия. Белорусская электроэнергия будет дешевле и доступнее.

Логика развития больших проектов в Евразии вынуждает Польшу в них встраиваться, а в случае, если она будет им препятствовать, давление возникнет сразу с трёх сторон: Китая, ЕС и России. И вот это уже может быть чреватым для самой польской государственности, как в 1939 году. Конечно, Польша не откажется от роли важного проводника американских интересов в Европе, но этому есть и предел — осознание реальной опасности и упущенной выгоды. Польша ведь находится в Евразии, а не в Америке.

№ 2. Для Союзного государства на западном, польском направлении, на фоне прогрессирующей социально-экономической и демографической деградации Украины и Прибалтики важно сохранять устойчивость именно «белорусского балкона» и усиливать его в качестве противовеса польским региональным амбициям.

Для самой Беларуси перспектива регионального лидерства — единственная возможность избежать восточноевропейского сценария превращения в failed state. Естественно, региональное лидерство Беларуси в Восточной Европе может опираться только на союзные ресурсы и программы, а это значит, что в рамках самого Союза России и Беларуси назрела необходимость выработки такой стратегии.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Linda
Linda

Все верно.
Что-то стало много Польши в наших обзорах. И по истории прошлись, и по сегодняшним амбициям и устремлениям. Может, стоит переключиться на другого соседа?

Miriam
Miriam

Предлагай! Беларусь? Ибо Великое княжество Литовское тоже обсудили

Linda
Linda

Да сколько на наших границах «этих педров» — не счесть- и каждый с амбициями, претензиями. Вот тут Молдова возбудилась, просит возместить ущерб за все построенное )))) Вот где бы они были, эти окраины, если бы Россия не поднимала их из руин и отсталости.

Miriam
Miriam

Вот тут…

Linda
Linda

Это они уже сейчас здесь, иначе бы не просили возмещение за оккупацию)