Повар, состряпавший Пятую республику: как генералы вернули Шарля де Голля

На фоне событий алжирской войны во Франции готовили военный переворот. С танками, десантниками и арестами членов правительства. Как «Великий Шарль» вернулся в большую политику и почему в 58-м Париж все-таки устоял — сейчас расскажем.

Операция «Возрождение»
30 мая 1958 года мир должен был стать свидетелем самого масштабного государственного переворота в истории современной западной Европы. Пять тысяч парашютистов из охваченного войной Французского Алжира ожидали высадки на авиабазе Велизи-Вилакубле близ Парижа. Они составили бы костяк группировки, которой на следующий день предстояло поставить под контроль военных французскую столицу.

Армейские взбунтовались не просто так. Правившая власть была недееспособной. Лишь за первые три с половиной года алжирской войны (ноябрь 1954 — май 1958 года) в Париже сменилось шесть правительств.

Принявший 13 мая пост премьер-министра Пьер Пфлимлен мог начать переговоры с арабами из Фронта национального освобождения (жаждавшего получить независимость от Франции). За этим вполне могла последовать сдача Алжира — как только что произошло с Тунисом и Марокко. А за четыре года до путча — с Французским Индокитаем. Для колонов (французских колонистов в Алжире) и ряда генералов это стало последней каплей, и в Алжире начались беспорядки. На фоне этих событий и началась подготовка к перевороту в метрополии.

Итогом операции должно было стать назначение нового правительства и избрание премьер-министром генерала Шарля де Голля. Который в тот момент пребывал в добровольном изгнании на своей вилле в Коломбэ-ле-Дез-Эглиз.

Помимо закалённых в боях алжирцев в путче готовились принять участие десантники из-под Тулузы (где были сконцентрированы все части парашютистов на материке) и танкисты из дислоцированной в районе Рамбуйе 3-й танковой группы полковника Грибиуса.

В течение считанных часов планировалось захватить стратегические объекты: от Елисейского дворца и Эйфелевой башни (чтобы контролировать связь, радио и телевидение) до штаб-квартир профсоюзов и офиса Коммунистической партии.

За этим последовали бы аресты гражданских. Обязательно — руководства коммунистов, включая большого друга СССР Мориса Тореза. Не исключали и задержания членов правительства. Всё ради главной цели.

За день до назначенной заговорщиками даты «икс» на их стороне находились несколько командующих военными регионами Франции: генералы Дескур, Микель, Жилло и Видерспах-Тор. Командующий штабом ВВС Желе и командующий силами военно-транспортной авиации де Ранкур. Но главными лицами переворота должны были стать прославленные генералы: Рауль Салан, возглавлявший военную и гражданскую администрацию в Алжире, и командующий 10-й парашютно-десантной дивизией Жак Массю.

Так начавшийся 13 мая на окраине страны (в колонии) мятеж добрался до континента.

Голлистская авантюра
Позже герой и спаситель французского отечества Шарль де Голль всячески отрицал причастность к перевороту 1958 года. Мол, его буквально заставили снова вернуться к власти. Генерал, конечно, лукавил.

Для возвращения бывшего лидера «Сражающейся Франции» в большую политику активно работали его приближённые, агитировавшие армейские круги. На этом поприще особо проявили себя будущий премьер-министр Мишель Дебре, бывший генерал-губернатор Алжира и глава спецслужб французского Сопротивления Жак Сустель, а также политик Леон Дельбек.

Именно Дельбек и предложил для запланированного путча пафосное название «Возрождение». Это слово 19 мая произнёс генерал Де Голль, говоривший о перспективах политического кризиса в стране.

Солдафоны не могли предложить ничего лучше названия в стиле известной советской кинокомедии — «операция «Граната». Почему «Граната»? Чтобы никто не догадался!

Однако, когда 13 мая 1958-го глава молодых радикалов в Алжире Пьер Лагайярд вместе со своими охранниками-харки повёл толпу на штурм резиденции губернатора, меньше всего он думал о де Голле. Восставшие надеялись, что власть в колонии возьмёт на себя командующий войсками в Алжире генерал Рауль Салан. Который силой заставит правительство отказаться от запланированных переговоров с ФНО (Фронт национального освобождения).

Но голлисты не сидели сложа руки. В день начала мятежа в столице колонии «случайно» оказался Леон Дельбек. Именно он и убедил генералов требовать возвращения де Голля. А окончательно направил энергию активистов в «нужное русло» бывший губернатор Алжира и начальник спецслужб де Голля Жак Сустель.

По старой шпионской привычке он обманул приставленную к его дому охрану и бежал из Парижа. А 17 мая вылетел в мятежную колонию из Швейцарии на частном самолёте. Помочь с организацией перелёта вызвался известный промышленник Марсель Дассо (основатель «Дассо Авиасьон» — главного французского производителя военных самолётов).

Именно после прибытия Сустеля французские военные заговорили о переносе мятежа в материковую Францию. Но сначала нужно было захватить главное связующее звено между материком и Алжиром — остров Корсику.

Корсика
Что и произошло 24 мая 1958-го. В этот день парашютисты 1-го батальона 11-го ударного парашютно-десантного полка, базировавшиеся в городе Кальви, взяли под контроль столицу Корсики Аяччо.

Почву для бескровного переворота подготовили два местных политика — двоюродный брат де Голля Анри Майо и депутат национального собрания Паскаль Арриги. Антиправительственные выступления на острове (поддержанные рядом местных политиков, включая бывшего мэра Аяччо — бонапартиста Антуана Серафини) начались ещё 13 мая, и особого сопротивления военному перевороту не возникло. Благо, что 20% белых алжирцев имели корсиканские корни: за происходящим в колонии на острове пристально следили.

Так что, когда 24 мая в аэропорту Кампо-дель-Оро приземлился самолёт из Алжира с новым военным и гражданским руководителем Корсики — полковником Томазо (по прозвищу Кожаный нос) на борту, родина Бонапарта была готова упасть в руки заговорщиков, как спелый плод.

Переход мятежа за пределы воюющей колонии вызвал панику в столице. Премьер Пфлимлен в сердцах кинул: «Неподчинение алжирцев понятно, но восстание на Корсике непростительно». Власти подумывали вернуть остров силой или организовать морскую блокаду, но быстро отказались от своих планов. Командование флота, как выяснилось, тоже сочувствовало мятежникам.

Бардак в штабах
Несмотря на широкую общественную поддержку и заранее подготовленный план, в действиях мятежников было немало просчётов. Хватало и очевидных глупостей, бахвальства и несогласованности.

В частности, генерал Лионель-Макс Шассэн (настоящее имя Гийом-Макс Жан Шассэн, один из связанных с алжирской группировкой войск отставных военных) в середине мая решил скрыться в Швейцарии. Там он позировал для прессы во французской униформе и американской каске, с пулемётом наперевес. И ещё угрожал повести 15 тысяч человек на Париж.

После этого сразу поползли слухи о причастности американцев к мятежу.

Коммуникации между Алжиром и Парижем также оставляли желать лучшего. План переворота разрабатывали в Алжире, в штабе командующего 10-й парашютно-десантной дивизией генерала Жака Массю. К 27 мая казалось, что высшее военное командование в Париже поддерживает участие алжирских войск в выступлении. В конце концов, именно алжирцы только что завершили блестящую операцию на Корсике. Но всё оказалось не так просто.

На следующий день генерал ВВС и давний соратник де Голля Анри де Ранкур сообщил посланнику генерала Салана: в помощи алжирцев парижане не нуждаются. Вместо захвата столицы французское военное командование намеревалось лишь сконцентрировать войска в парижском регионе. Чтобы политики в парламенте сделали правильный выбор и без разговоров проголосовали за де Голля как нового премьера. Конфликт алжирских и парижских военных удалось решить только через вмешательство «правой руки» Де Голля — Мишеля Дебре.

Тем временем выяснилось, что пока путчисты угрожали правительству и занимались внутренними склоками, они забыли о главном. Занимавшийся планом переброски алжирских парашютистов в столицу генерал Жуо вдруг понял: мощностей алжирской военно-транспортной авиации для быстрой доставки в столицу 5000 солдат и офицеров недостаточно. А соглашение с парижанами могло и не выгореть. Пришлось ему использовать личные связи в гражданской авиации и продумать запасной вариант: перевозку части десантников на пассажирских самолётах Air France и Air Algeria. Самое интересное, что ввиду повышенной секретности Жуо знать не знал, что операция начнётся через два дня.

Нет у «Возрождения» конца
29 мая в 16:10 генерал Жуо, только что разработавший и представивший план переброски войск, к своему удивлению получил телеграмму с приказом начать действовать в 2:30 ночи.

Генералы Салан и Жуо в гражданской одежде. Слева — Леон Дельбек

Тем временем в столице в 15:00 генерал Анри де Ранкур — командующий силами военно-транспортной авиации — таки получил приказ отправить свои самолёты в Алжир. Три Douglas C-47 Skytrain подлетали к Средиземному морю, а три других поднимались в воздух на базе в Ле-Бурже. И в этот момент командование приказало остановить операцию.

«Президент республики принимает Большого Шарля. Операция отложена», — информировала Жуо новая телеграмма из Парижа.

Таким образом, вопреки распространённому мнению, операция «Возрождение» была не просто запасным вариантом на случай, если давление военных на правительство не принесёт результата. Она действительно началась. И лишь решение президента республики в этот же день передать полномочия на формирование правительства генералу де Голлю спасло Париж.

Так или иначе, путчисты достигли своей цели. Армия ликовала. Новый лидер страны 6 июня посетил Алжир.

А мятежники всё-таки прошлись победным маршем по столице — на Параде в честь Дня взятия Бастилии. В стране началась новая эпоха — Пятая республика.

Поговаривают, что помогли привести де Голля к власти американцы, опасавшиеся, что в момент политического кризиса власть упадёт в руки левых. Однако именно прославленный генерал позже вывел Францию из военной структуры НАТО и стал большим другом Советского Союза. Он же и прекратил французское колониальное правление в Алжире.

 

А те, кто привёл его к власти, горько пожалели об этом и создали подпольную организацию ОАС. Их попытка организовать новый путч в 1961 году — так называемый мятеж генералов — закончилась поражением. «Великий Шарль» слишком хорошо знал «кухню» военных переворотов. Да и — как показывает история мятежа 1958 года — сам и был тем «поваром», без которого генералы тогда кашу бы не сварили.

Источник материала
Материал: Александр Бовдунов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Henren
Henren

Да, предатель и английский агент де Голль знал толк в переворотах.

Zontik
Zontik

А какой смак, предатель — национальный герой, нагличане тогда могли, такие операции крутить, а сейчас «новичок» вторая серия, тьфу, стыдно смотреть.