Прощай, АТО!

С 30 апреля в Украине прекращается Антитеррористическая операция. Теперь война на востоке будет называться «освобождением оккупированных территорий», а АТО станет «Операцией Объединенных сил» (ООС). «Вести» выяснили, что изменится для военных и гражданского населения.

ЧТО ТЕРЯЮТ АВАКОВ И ТУРЧИНОВ

Отмена АТО была прописана в законе о деоккупации Донбасса, принятом (не без театральных дискуссий по отдельным пунктам) еще 18 января. Начало ООС глава Минобороны Степан Полторак анонсировал на 30 апреля и сообщил, что «передислокация» органов военного управления уже началась. По его словам, будет проведена замена (или реструктуризация) частей и подразделений. И формально СБУ передала командование АТО военным еще месяц назад, замглавы СБУ Виктор Кононенко рапортовал об этом шаге 23 марта. «Но ничего по сути не изменилось, СБУ и дальше будет принимать участие в АТО», — заключил он.

С политической точки зрения ситуация меняется кардинально. Штаб АТО сформирован СБУ, МВД и Минобороны, однако реальную власть в зоне конфликта имеют только ведомства Авакова и Полторака. Нынешняя перестановка может означать отстранение от оперативных задач МВД в пользу президента (он через руководство Минобороны будет определять, кто будет находиться и какие задачи выполнять). «У ВСУ появляются дополнительные полномочия по реагированию на агрессию. А части и подразделения Нацгвардии, СБУ, Госпогранслужбы, Нацполиции переходят в ее подчинение», — поясняет спикер Минобороны по вопросам АТО, полковник Дмитрий Гуцуляк.

Военный эксперт Олег Жданов считает ситуацию потенциально опасной именно ввиду концентрации полномочий в отдельно взятых руках. «Финпотоки, МВД, СБУ, та же контрабанда — все будет подчиняться штабу. Фактически после узаконивания действий ВСУ на востоке появилась вторая Нацгвардия, которой руководит президент — только с возможностью применять тяжелое вооружение: это противоречит Конституции и является шагом к диктатуре», — говорит он «Вестям». В свою очередь, руководитель ассоциации «Союз участников миротворческих операций», офицер Сергей Грабский призывает не политизировать ситуацию: «Речь не о потере кем-то полномочий, а об усовершенствовании оргштатной управленческой структуры, и главное тут в ускорении механизмов принятия решений. Один из замкомов АТО рассказывал, что доказать необходимость применения артиллерии в отдельно взятом случае «феноменально гражданским» было невозможно: они переживали за политические последствия».

«СИМИКИ» И ВЫБОРЫ

По закону, население живет в «зонах безопасности», которыми (и это новшество) руководит один-единственный глава военно-гражданской администрации. Сейчас, по словам военных, система разрозненна. «К нам новые указания так и не пришли. Кому я буду подчиняться — неясно. Эсбэушники и вовсе заявили на днях, что АТО прекращена не будет, пока не войдем в границы государства, — сказал «Вестям» военно-гражданский комендант Красногоровки Олег Ливанчук. — Из обновлений у нас — только военкомат, который был эвакуирован в Курахово и скоро вернется обратно, и батальон территориальной обороны. Его сформируем из местных, которые будут частично жить в казармах и получать довольствие от Минобороны».

О расширении зон безопасности в Генштабе говорили несколько раз, однако принято ли это решение — неясно. По мнению соучредителя гуманитарной организации «Ответственные граждане» Энрике Менендеса, закон разрешает расширить их хоть до Мариуполя, хоть до Запорожья. «Ключевой вопрос — право главы штаба ООС ограничить избирательное право на этих территориях. Вспомните: стотысячный Артемовск не голосовал на прошлых местных выборах. И, кроме активной позиции общества или сопротивления местных элит, ничто не помешает расширить зоны безопасности», — убежден он. Кстати, еще одно последствие ООС — необходимость «аккредитации» волонтеров, иностранных наблюдателей и журналистов в этих «зонах» (пускать их на территорию будут только по представлению командующего ООС). «На практике ничто не изменится — в «красных» зонах, близ линии разграничения, и сейчас работают «симики» (сокращение от англ. civil-military cooperation, «гражданско-военное сотрудничество», входят в военные структуры)», — заключил Менендес. А с сегодняшнего дня пресс-центр Объединенных сил начинает принимать заявки журналистов для аккредитации в районе ООС.

ДОБРОВОЛЬЦЫ СТАНУТ ПАРТИЗАНАМИ?

Любопытно, что случится с добровольческими подразделениями (например, Украинской Добровольческой Армией, бывшей ДУК ПС). В законе о деоккупации они вовсе не упоминаются, нет их и «на карте» нового штаба ООС. По мнению Сергея Грабского, с формальной точки зрения их и нельзя было бы поместить в закон, поэтому их статус особо не изменится — добровольцы останутся на передовой в роли «третьей силы». «Такая практика была буквально во всех конфликтах за последние 50 лет: бойцы проводят те операции, на которые не может решиться военное руководство, которое всегда имеет возможность сказать: «Это не мы, нас там не было», — пояснил «Вестям» Грабский. — При достаточной политической воле самым логичным вариантом было бы признать их партизанским движением, по аналогии с Второй мировой».

А опасения, что местные жители будут лишены ряда прав, в т. ч. на имущество (по закону, силовики могут входить в домовладение без разрешения и даже изымать частный транспорт), пока не подтвердились. «У военных появится такое право, только когда (и если) будет введено военное положение. А пока у нас не было ни одного такого случая — у военных в принципе немного влияния на мирных жителей», — пояснил «Вестям» Ливанчук.

«ПОСВЕТИЛСЯ ПЕРЕД КАМЕРАМИ И УЕХАЛ»

В середине марта президент назначил руководить ОС 48-летнего Сергея Наева, генерал-лейтенанта, ранее бывшего замначальника Генштаба. Его называют лицом, приближенным к начштаба Виктору Муженко, и он уже успел отметиться в скандале: в 2016 и 2017 годах получал переводы примерно по $5 тыс. из Крыма от своего брата Максима. Сам Наев пояснил, что сумма — с продажи родительской квартиры, «а брат — взрослый человек, и за его поступки отвечать я не могу». Наев уже приступил к работе в штабе ОС, правда, по словам местных, особой деятельности не проявляет. «Позавчера приезжал в город, был в больнице по гуманитарным вопросам — вывозил в госпиталь раненного осколком мальчика. С нами не встречался — посветился перед камерами и уехал», — рассказал нам Олег Ливанчук. Интересно, что во время активных боевых действий Наев был начальником сектора «Б» и активно отстаивал необходимость превращения Донецкого аэропорта в форпост для атаки на Донецк.

*******

Из потока информации следует, что скоро начнут «освобождать» Донбасс. Посмотрим, что получится. Ах, да — зачем волноваться, на Украине считают, что там стоят наши войска. ) Защитят. А если серьезно. Им что, мало уже пролитой крови гражданского населения, детей, стариков?

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Miriam
Miriam

Мало им, мало. Да, заморскому хозяину надо о себе напомнить, мол, какие мы услужливые и готовые вынудить Россию к войне…

Henren
Henren

А мы опять на войну не придем, как всегда.