Секреты Старого Китая. «Макро» вехи в истории ушу

«История должна быть микроскопом социологии»
Эмиль Дюркгейм (1858-1917)

В среде историков, я сейчас не про деятелей типа Задорнова-und-Фоменко&K° , я про тех, кто действительно занимаются изучением деятельности человека, его мировоззрения и социальных связей, то есть — наукой о развитии общества, существует тезис о таком явлении, как макроисторическое событие, то есть событие общемирового значения. Как пример этой позиции, удобно привести точку зрения Эдуарда Гиббона и Уильяма Уотсона на Битву при Пуатье (732 г.), что это локальное событие в итоге оказалось решающим для истории всего человечества. Можно соглашаться с таким подходом или нет, но нам эта позиция очень удобна — в качестве наглядного примера в нашем рассказе о генезисе боевых искусств Китая.

И мы рассмотрим событие, оказавшимся одним из важнейших вех в развитии ушу, некоторые китайские исследователи выделяют три таких поворотных момента, кто-то — пять… Это не так важно.

А сейчас нам важен как переломный этап -1279 год, когда Хубилай (忽必烈 hūbìliè, 1215-1294), внук Чингисхана, завершил окончательно завоевание Китая и основал династию Юань.

Завоевание монголами Китая, событие вроде бы и негативное, однако в целом оказалось крайне позитивным для государственности страны, так как произошло, во первых, долгожданное воссоздание Империи (蒙元统一中国 mēngyuán tǒngyī zhōngguó), крайне важное явление в рамках внутренних умонастроений, с восстановлением системы единых государственных экзаменов и прочих имперских преимуществ.

Но нам важно то, что завоевание это породило систему жестких запретов. Монголы (вероятно ознакомившись с предысторией привычного всем в Поднебесной бардака, переворотов, бунтов и мятежей) стремились всеми силами умиротворить хаос и мятежность, опасаясь, что будут «бунтовать и сеять смуту», как это неоднократно происходило ранее. Железной рукой и мечем монголы устанавливали надежный порядок и покой в стране, привыкшей к вольнице.

Монгольское правление ввело правовую безопасность , даже за малейший проступок были предусмотрены жесточайшие наказания за мельчайшие преступления, включая наказание за пособничество и укрывательство преступников:

«Укравшего коня или вола или иную равноценную вещь, казнить, а тело расчленить надвое. За меньшее воровство наказать, сообразно ценности украденного, количеством ударов палки: 7, 17, 27 и до 700. Телесного наказания можно избежать, уплатив девятикратную стоимость украденной вещи. Под страхом смертной казни запрещено давать кров, еду и одежду беглым рабам. То же касается всякого, кто, встретив беглого раба, не привёл его к хозяину. Шпионов, лжесвидетельствующих и колдунов приговаривать к смерти».

Была даже введена в действие система по поиску украденных вещей и возмещения ущерба!

Благодаря «Истории династии Юань» ( «元史» yuán shǐ), составленной уже минским историком Сун Лянем (宋濂 sòng lián, 1310-1381), до нас дошло много интересных подробностей той поры.

В хронике указывается, что местным властям неоднократно предписывалось изымать оружие у населения, запрещалось его незаконное хранение, за хранение и укрытие «оружия и доспехов» наказанием была — смерть. В нарушение всех сложившихся обычаев, запрещалось хранить семейное оружие даже и в родовых святилищах, исключение делалось лишь для деревянных или глиняных реплик. Также запрещалось хранение железа в количестве, достаточном для оружейного производства, ограничивали даже количество кухонных ножей на семью …

В ряде областей был введен комендантский час, ограничивающий передвижения коренного населения преимущественно в ночное время, повсеместно запрещались сходки и митинги, нельзя было создавать различные общества, и в первую очередь — деревенская милиция и отряды самообороны(мы подробно об их длительной истории поговорим в отдельном выпуске). Было запрещено обучение военному делу и даже охота!

В результате этих беспрецедентно жестких мер практически исчезла преступность, по дорогам стало безопасно путешествовать без опасения быть ограбленным или убитым. Деревенские отряды самообороны хоть и были запрещены, но по факту в них уже не было необходимости. Как и в охранниках торговых караванов. Монголы активно способствовали развитию торговли и жестко устраняли все мешающие или опасные для нее факторы.

Однако в итоге произошло то фундаментальное событие, для чего мы и затеяли весь этот разговор. А именно разделение на собственно «военное искусство» («武艺» — wǔyì) и на военно-театральные искусства («武戏» — wǔxì)

Я уже говорил ранее, что при монголах строго на строго воспрещались любые попытки изучать и практиковать воинские искусства коренному населению, одновременно с этим возник интересный парадокс:

ушу и все связанное с ним — категорически воспрещалось и пресекалось, традиционный театр — продолжал активно развиваться.

И надо отметить, что в драме того времени, например в таких пьесах как «李逵负荆», «关大王单刀会», «单鞭夺槊», «关张赴西蜀梦», «三战吕布» было достаточно разнообразных персонажей, так или иначе по сюжету произведения владеющими и демонстрирующими по ходу пьесы боевые искусства. Причем актеры, изображающие этих героев китайской драмы или оперы, активно использовали широкий арсенал традиционного оружия!

Что интересно, позднее именно в рамках театра сформировалось распространенное в наше время понятие о 18 видах классического оружия (十八件兵器 shíbā jiàn bīngqì). Например, такие как секира (斧 fǔ) и палица (鞭 biān ), однолезвийный меч-дао (刀 dāo ) и длинная боевая секира (槊 shuò) , обоюдоострый меч (剑 jiàn ) и копье (枪 qiāng), «цзи» (戟 jǐ) — длинное древко с топоровидным лезвием, заканчивавшееся заострённым наконечником), и другие виды.

Однако, понятия «у-си» и «у-и» — не идентичны, и если раньше в первую очередь была важна эффективность, то в театре движения рук, глаз, тела должны были подчеркнуть амплуа героя, его действия и слова… Стало постепенно происходить смещение в сторону красивых, эффектно выглядящих для неискушенного зрителя движений и характерных поз, увеличивалась доля акробатики и прочих сложных элементов. Одновременно стало активно развиваться улично-цирковое ушу.

В итоге сложилась не совсем логичная ситуация, когда власти повсеместно запрещали ушу, но с подмостков и площадей артисты через демонстрацию «у-си» пропагандировали «у-и», через искусство и эмоции глубоко проникая в сердца зрителей.

Источник материала
Материал: Моисеев Дмитрий Борисович
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

1 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии