Скала преткновения Гибралтар Рок

Рассмотреть эту скалу в Гибралтарском проливе на карте без увеличительного стекла тяжело. Но крошечный кусочек суши, крепость Гибралтар Рок, уже четвёртый век остаётся камнем преткновения двух держав. Почему и как это произошло?

Захват Скалы
За несколько веков Гибралтар Рок, она же — крепость Скала, пережила четырнадцать осад.

Война за испанское наследство, гремевшая в начале XVIII века, претендует на звание «нулевой мировой». Все страны Европы разделились на две коалиции. Да и сама Испания раскололась на два лагеря, поддерживавшие либо французского, либо австрийского претендентов на трон.

Летом 1704 года к Гибралтару подошёл большой англо-голландский флот под командованием адмирала сэра Джорджа Рука и принца Георга Гессен-Дармштадтского. Так началась скоротечная осада испанской, на тот момент, крепости. Небольшой гарнизон цитадели насчитывал 147 солдат и 250 ополченцев. Ядер к орудиям было мало, и эффективную контрбатарейную стрельбу вести они не могли. Бомбардировка крепости флотом привела к гибели около двухсот человек (в основном мирных жителей). Как следствие, горожане стали массово покидать город и размещаться в соседних монастырях.

Союзники высадили десант, который и захватил Скалу в начале августа 1704 года.

Тут есть два момента, которые нужно запомнить.

Во-первых, крепость захватили не совсем «честно». То есть взять её штурмом, хоть она и была плохо оснащённой, не удалось. Тогда союзные войска захватили монастырь Нуэстра Сеньора де Европа, где находились семьи солдат и ополченцев. А затем выдвинули ультиматум, угрожая убийством гражданских. Солдаты гарнизона потребовали у коменданта сдать крепость, после чего испанский губернатор дон Диего де Салинас подписал почётную капитуляцию.

Во-вторых, Гибралтар союзники захватили не для себя, а во имя австрийского претендента на мадридский трон, эрцгерцога Карла III. Принц Георг Гессен-Дармштадтский указал это в условиях капитуляции, предложенной де Салинасу.

Но победителей не судят — ведь именно они пишут историю.

Праздник непослушания
Вскоре после захвата Скалы мирным жителям пришлось пережить «праздник непослушания», который устроили дорвавшиеся до винных погребов солдаты победителей. В ответ местные прирезали некоторых из них на узких улочках средневекового города.

Чтобы восстановить порядок, новые власти стали вешать как солдат-мародёров, так и гражданских, защищавших женщин и имущество.

В итоге большинство жителей предпочли покинуть Гибралтар. Как они думали — ненадолго, поэтому и поселились недалеко. Но нет ничего долговечнее «временного». Изгнание затянулось — так появился соседний городок Сан‑Роке.

Высадка союзников на перешеек Гибралтара

После захвата Скалы союзниками под стенами крепости появилась небольшая испано-французская армия. Но гарнизон Гибралтара усилили — и вернуть крепость не удалось. В этом большую роль сыграла и победа союзного англо-голландского флота.

Ключ к крепости был именно на море.

Навечно?
Прошло совсем немного времени после захвата крепости, и англичане дали понять союзникам-голландцам, что те тут лишние.

«Такая корова нужна самому!»

Затем, при подписании Утрехтского договора в 1713 году, они настояли, чтобы и Гибралтар, и Менорка (на Балеарских островах) «навечно» перешли именно английской короне. Впрочем, «навечно» — для истории это очень условно.

Поскольку жители Гибралтара бросили свои дома, город стали заселять заново. Вскоре значительную часть его населения стали составлять лавочники-евреи и мавры. Всё это явно противоречило условиям Утрехтского договора, что и стало формальным поводом к новой битве.

В январе 1727 года Испания объявила недействительным положение Утрехтского договора, согласно которому Гибралтар переходил Британии. Утверждалось, что Британия нарушила договор, расширив укрепления города за установленные пределы, позволив селиться в городе иудеям и маврам, не защищая католиков и причинив ущерб Испании бездействием в отношении контрабандистов. Уже через месяц испанские войска осадили крепость.

Испанцы попытались отбить Скалу в 1727 году. Неудачно. Очередной попытки пришлось ждать полвека.

В 1730 году испанцы начали возводить два редута (форт Санта-Барбара и форт Сан-Фелипе) — на флангах линии укреплений, которые строились поперёк горлышка перешейка, соединявшего Скалу с владениями испанской короны. Эти укрепления получили название «Испанские линии».

Вид на Гибралтар с севера, со стороны «Испанских линий»

В XVIII веке в Лондоне неоднократно рассматривали возможность обменять Скалу на что-то полезное, но начавшаяся Большая осада — героическая эпопея во время в целом неудачной войны — сделала эту идею непопулярной.

Большая осада (1779 -1783)
В 1777 году губернатором Гибралтара и командиром британо-германского гарнизона крепости назначили генерала сэра Джорджа Элиотта. Он не пил вино, и, словно попаданец из будущего, был вегетарианцем и «антипрививочником» (не давал проводить вакцинацию от оспы), а также имел плохое чувство юмора.

Непонятно, как такого зануду терпели солдаты.

Именно ему довелось командовать крепостью во время очередной осады. Четырнадцатой по счёту в биографии Гибралтара и удостоившейся прозвища «Большая».

Во время войны с североамериканскими сепаратистами Великобритании пришлось разрываться на несколько фронтов. Так, испанские войска, опираясь на свои укрепления на перешейке, вновь приступили к осаде Скалы.

Надёжную блокаду крепости испанский флот не смог установить — в том числе из-за сильного течения в проливе, которое сносило корабли. Поэтому идея задушить гарнизон «костлявой рукой голода» провалилась. В город за время осады несколько раз приходили большие конвои, доставлявшие всё необходимое. А сквозь дырявую сеть блокады постоянно прорывались торговцы, привозившие продукты. Они сильно рисковали, но игра стоила свеч — гарнизон обеспечивал постоянный спрос. То есть залогом победы крепости стал не только британский флот — самый сильный в то время, — но и деньги. Пока они были, Скала могла держаться.

Осада Гибралтара

Мирных жителей, которые были обузой для снабжения, по возможности вывозили из города.

Сама осада была достаточно рутинной и однообразной. За её время противоборствующие стороны выпустили около полумиллиона различных артиллерийских снарядов (не считая выстрелов корабельной артиллерии). Но обстрелы и артиллерийские дуэли не выявили явного победителя.

Испанцы один раз провели атаку порта брандерами, но стойкость английских солдат и ветер не дали уничтожить ни одного стоящего там корабля.

Неудачей закончилась и атака испанских плавучих батарей. Дуэль с ними крепостная артиллерия выиграла, массово применив калёные ядра. Чугунные шары перед выстрелом нагревали в печах докрасна. Застревая в толстой деревянной обшивке старых кораблей, они вызывали пожары, которые невозможно было потушить в боевых условиях.

В конце ноября 1781 года солдаты гарнизона совершили удачную вылазку, в ходе которой вывели из строя десять мортир и восемнадцать пушек противника, разрушили несколько укреплений осаждающих, взорвали полевые склады и убили около двух сотен испанцев.

Победитель получает всё
Во время этой осады произошла одна примечательная история. После прибытия очередного большого конвоя испанцы начали артобстрел города. Чтобы избежать жертв, жители бежали на сравнительно безопасную южную оконечность Скалы.

Что нужно славным воинам во все времена? Лут! А если нет вражеского города — не беда, ведь не зря же защищали этот!

Поскольку мирные жители разбежались, британские солдаты начали рыскать по опустевшим домам в поисках чего-нибудь интересного и полезного. И не зря! Их поиски вознаградились! Раз дом пустой, значит он — ничей. Кто первый нашёл, того и трофей.

Так обнаружились несколько «ничьих» винных погребов и кладовых. Солдаты перепились и превратились в неуправляемую толпу. Они поступили с городом так, словно он был их законной добычей. Патрули не могли навести порядок. Солдаты забаррикадировались в домах и отказывались оттуда выходить, пока всё не выпьют.

Цена победы
В октябре 1782 года всё закончилось. Эскадра лорда Хау провела в гавань Скалы конвой, который доставил защитникам припасов на целый год. Попутно лорд навалял блокировавшим крепость с моря испанским кораблям. Испанцы поняли, что на продолжение мероприятия у них нет ни сил, ни желания, и сняли осаду.

Британский историк Джеймс Фолкнер в своей книге «Пожар на скале» (Fire over the Rock) писал, что эта осада, продолжавшаяся три года, семь месяцев и двенадцать дней, была самой продолжительной правильной осадой в истории.

Ну вообще в истории — вряд ли, а вот в истории Великобритании — да.

Самой долгой в военной истории принято считать осаду войсками турок-османов венецианской крепости Кандия на острове Крит. Она продолжалась с 1648 года по 1669 год и завершилась падением крепости.

Гарнизон и жителей города также атаковали оспа и цинга. И болезни оказались не менее опасными, чем испанцы.

Общие потери гарнизона Гибралтара за время осады составили 333 убитых и 536 умерших от болезней. Около тысячи солдат получили ранения. Жертвы среди гражданского населения не считали. Но потери осаждающих были намного выше.

Герой осады, комендант крепости Джордж Элиотт, вскоре стал жертвой своего здорового образа жизни. Выпив в 1790 году в Аахене слишком много минеральной воды, он заболел и скончался.

Show must go on?
Во время наполеоновских войн, чтобы не допустить захвата фортов Санта-Барбара и Сан-Фелипе на Испанских линиях, британцы взорвали их. Французы подошли, посмотрели издали, но связываться не стали — слава неприступной крепости была ещё на слуху.

В 1815 году англичане явочным порядком расширили территорию своего заморского владения — и захватили нейтральную полосу. В 30-е годы XX века на этой территории построили лётное поле.

Появление дальнобойной нарезной артиллерии позволило бы осаждающим сделать Гибралтар непригодным для обороны. Но на практике это в начале 40-х проверять не стали.

Уйти нельзя остаться
Испания не смирилась с потерей Гибралтара. Но она ждёт, когда Скала, словно спелое яблоко, упадёт сама — и в нетерпении время от времени трясёт дерево. Город уже побывал в экономической блокаде («пятнадцатой осаде») со стороны Испании с 1969 по 1985 годы. Но этим испанцы мало чего добились.

На референдуме 1967 года абсолютное большинство жителей Гибралтара высказалось за сохранение заморской территории в составе Великобритании. Это неудивительно, поскольку лояльные Мадриду жители покинули город ещё в 1704 году — заселили его «оккупанты» и «мигранты».

В 2002 году Великобритания и Испания выработали проект соглашения, по которому Гибралтар переходил в совместное управление. В том же году на Скале прошёл референдум, где большинство отвергло это соглашение. Хотя результаты голосования не имели юридической силы, оно показало непопулярность идеи, и тему замяли.

Недавний же «брексит» выявил, что Соединённое Королевство оказалось в двух гравитационных полях. На референдуме по выходу из Евросоюза в июне 2016 года 96 процентов гибралтарцев (при явке 84 процента) проголосовали за сохранение города в его составе.

Скала тяготеет к континенту, частью которого она и является. При этом будущее её остаётся туманным, словно Альбион.

Материал: Михаил Поликарпов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить