Смоленск — город-крепость

Мы с семьёй на выходных посетили Смоленск. ПРотопали пешеходную экскурсию по городу. Посетили Успенский собор. И много чего ещё . Хочу поделиться впечатлениями…

***

Уже с самого начала своей долгой и богатой истории Смоленск занимал немаловажное торгово-экономическое и политическое значение на карте Древней Руси.
12 веков назад город возник на торговом пути «из варяг в греки», соединявшего Балтийское море с Черным. Через него проходила важнейшая торговая трасса, ведущая из Киева в Великий Новгород, представляя собой единственную политическую и экономическую ось того времени. Будучи точкой на этой оси, Смоленск быстро рос и укреплял свое ведущее значение среди других русских городов по экономическому и культурному уровню.
К первой половине XII века Смоленск являлся центром независимого княжества, укрепившаяся Смоленская княжеская династия пренебрегала зависимостью от Киева, удалось также избежать нападений со стороны татар.

Первая серьезная угроза для географической целостности Смоленского княжества пришла с Запада в середине 13 века. На фоне страшного мора, повлекшего за собой резкое сокращение численности населения и приостановление торговли и всякой экономической деятельности в целом, Смоленская земля становится уязвимой целью и не выдерживает напора со стороны соседнего Литовского княжества. В итоге, к 14 веку Смоленск оказывается между двумя мощными государствами – Московскою и Литовскою Русью. Неспокойное время наступает на территории всей Руси, повсеместные голод, пожары и другие напасти жестоко и надолго вытесняют некогда царившую гармонию на смоленских землях, и в 1395 году Литовское княжество занимает крепость Смоленск. В общей сложности 115 лет Смоленск являлся частью Литовской Руси, лишь в 1514 году князю Василию III удалось вернуть город в состав Московского государства на последующие 95 лет.

В эпоху, именуемой Литовской, на берегу реки Днепр воздвигнули «деревянный город». В 1900 году на Армянской улице, которая сейчас называется улицей Соболева, при строительстве первой электростанции обнаружили своеобразные укрепления.

В ходе строительства «деревянного города» в землю рядами вбивались сваи из дубов (длина составляла порядка 5 метров, диаметр от 10 до 30 сантиметров). Сбоку укладывались брусья. Свободное пространство внутри заполняли землей и камнями. Сверху все накрывалось длинными бревнами, в которые врубали поперечные балки. Таким образом, сооружение представляло собой подобие клетки, которая также в последствии засыпалась землей. На данном креплении затем стали воздвигать, будто на фундаменте, шулы — стойки из дерева для прясел верхнего забора (стены между плоскими вертикальными выступами в сооружении или стены между башнями). В высоту они порой достигали 8 метров.

В XV веке литовский земляной оборонительный вал был неприступной крепостью. На нем были воздвигнуты проездные ворота и несколько башен, чьи названия сохранились в последствии при «годуновской стене».

Когда начали строить «Годуновскую стену», деревянные укрепления были уничтожены. В свое время своеобразная оборонительная крепость защищала город от вторжения неприятеля. Но при длительных осадах жители несли колоссальные бедствия.

Немало событий стратегического значения произошло за эти годы на территории Смоленских земель, но сохранившееся исключительное географическое положение Смоленска (в том числе и по сегодняшний день) не оставляло в спокойствии как наместников, так и высшую власть.  Понимая оборонную уязвимость Смоленска и постоянную угрозу со стороны соседних Литвы и Польши, Федор Иоаннович в 1596 году выдает предписание о строительстве каменной крепостной стены вокруг Смоленска, будущим «дорогим ожерельем России». Работы по укреплению существующей деревянной крепости и сооружению каменного города были поручены крупнейшему зодчему того времени Федору Савельевичу Коню.

В начале 17 века престол занял Борис Годунов. Правитель продолжил лично следить за строительством смоленской крепости. Он постоянно делал акцент на то, что завершить стройку необходимо как можно скорее. Связан данный факт был с тем, что в 1603 году в январе месяце заканчивался двенадцатилетний срок перемирия, по завершению которого Польша вновь готовилась к очередным противостоянием с Россией. Несмотря на то, что в 1601 году между государствами был заключен новый договор, гласивший о перемирии в течение двадцати лет, спокойнее на границах не стало. В том же году Гришка Отрепьев ушел в Литву, где объявил себя царевичем Дмитрием, истинным наследником престола, который чудесным образом спасся. Тем временем, Польша по-прежнему не хотела отказываться от своих притязаний на Северское и Смоленское княжества.

В это время начинался голод как последствия похолоданий и общих нарушений цикла погоды. Лето выдалось холодным, а продолжительные дожди испортили урожай.

В тот период государством были учреждены «общественные работы», в рамках которых отправляли рабочих на строительство Смоленской стены. Также были посланы двадцать тысяч рублей, а всем голодающим по указу правительства должны были предоставить работу на стройке.

За строительством наблюдал присланный с поручением князь С.И. Долгоруков. Его назначили «особым смотрителем». Плата рабочим поднялась и составляла шестнадцать копеек за день. Работа шла в хорошем темпе и двигалась к логическому завершению.

Усилиями порядка шести тысяч человек в 1600 году строительство Смоленской крепостной стены было завершено. Затем в течение двух лет продолжались вести мелкие работы. В 1602 году Борис Годунов даровал Смоленску образ Смоленской Богоматери и стену осветили. Сам образ считался чудотворным. Его поместили в нише Днепровских ворот.

План смоленской крепостной стены

Особое место в крепости занимают её башни — наблюдение, продольный обстрел стен, подступов к ним, защита ворот, укрытие войск, опорные пункты обороны. Но ещё — в Смоленской крепостной стене не было ни одной одинаковой башни. Как всегда, форма и высота башен определялась рельефом.

В девяти башнях имелись проезжие ворота. Главная проезжая башня — Фроловская (Днепровская), через которую проходил выезд к столице Российского государства. Второй по значению была Молоховская башня, открывавшая дорогу на Киев, Красный, Рославль.

Семь дополнительных воротных башен (Лазаревская, Крылошевская, Авраамиевская, Никольская, Копытенская, Пятницкая и Воскресенская), были сделаны попроще, и не имели того значения, как первые две.

Тринадцать глухих башен имели прямоугольную форму. С ними чередовались шестнадцатигранные (семь башен) и круглые (девять).

Сохранившиеся башни

2 – Волкова (Семеновская, Стрелка)

3 – Костыревская (Красная)

4 – Веселуха (Лучинская)

5 – Позднякова (Роговка)

6 – Орёл (Городецкая)

7 – Авраамиевская

8 – Заалтарная (Белуха)

9 – Воронина

10 – Долгочевская (Шембелева)

11 – Зимбулка

12 – Никольская башня (Никольские ворота)

13 – Моховая

14 – Донец

15 – Громовая (Тупинская)

16 – Бублейка

17 – Башня Копытенская (Копытенские ворота)

18 – Пятницкая башня 

Несохранившиеся башни

1 – Фроловская (сейчас Днепровские ворота)

19 – Лазаревские ворота

20 – Крылошевские ворота

21 – Стефанская

22 – Евстафьевская (Брикарева)

23 – Антифоновская

24 – Грановитая

25 – Молоховские ворота

26 – Круглая № 11

27 – Кассандаловская (Козодавлевская, Артишевская)

28 – Круглая № 13

29 – Четырехугольная № 8

30 – Четырехугольная № 12

31 – Гуркина

32 – Коломинская (Шейнова)

33 – Четырехугольная № 19

34 – Богословская

35 – Микулинская башня

36 – Водяные ворота (Воскресенские ворота)

37 – Иворовская (Верженова)

38 – Городецкая (Семеновская)

1609-1611 годы – 20-месячная оборона Смоленска против армии польского короля Сигизмунда III

В XVI веке вместе с образованием государства Российского Смоленск превратился в стратегически важную русскую крепость в западной части страны, особенно на фоне антифеодальной вражды народных масс и противоречий внутри господствовавшего класса на рубеже XVI-XVII. Тогда было сильно ослаблено внутриполитическое положение страны, этим и решили воспользоваться шведские и польские феодалы. С осени 1904 польско-литовские магнаты хотели осуществить захват власти в России через самозванцев – Лжедмитриев I и II, но их планам не удалось осуществиться. Тогда Речь Посполита осенью 1609 года переходит к открытой агрессии – польский король Сигизмунд III с более чем двенадцатитысячным войском вторгается в пределы Российского государства.

16 сентября к Смоленску подошли передовые отряды, через несколько дней к ним присоединились основные силы, и 21 сентября началась осада города. Польский король поставил ультиматум о капитуляции, но смоляне оставили его без ответа, а доставивший послание гонец был выгнан воеводой Шеиным с наказом, мол если явятся поляки еще с подобными предложениями, то их «напоят водой из Днепра» (то есть утопят). И ведь была причина у смоленского воеводы говорить с подобной уверенностью: в начале XVII века Смоленск был важным опорным пунктом, закрывавшим основные подступы к Москве, а окружавшая его крепостная стена – надежной и непреступной «заслонкой» для непрошенных гостей. На вооружении крепости находилось около 170 пушек, установленных на четырех уровнях ведения боя, поражение противника на дальность огнем достигало 800 м. Внутри стены располагались значительные запасы палиц (ручного огнестрельного оружия), продовольствия и боеприпасов. Гарнизон насчитывал около пяти с половиной тысяч человек, во время осады он пополнялся за счет жителей посада и городского населения, численность которых составляла сорок-сорок пять тысяч.

Воевода, возглавлявший оборону Смоленска, обладал большим боевым опытом и отличался упорством, настойчивостью, личной храбростью, знаниями в военном деле. Не зря после сражения под Добрыничами в 1605 году Михаил Шеин получил высший чин для того времени – боярин. Подготовка к обороне города началась летом 1609 года после агентурных известий разведки. Началось укрепление, набор даточных людей, разработка «осадной городовой росписи» (плана обороны). С подходом врага к Смоленску Шеин приказал выжечь посад вокруг города (около 6 тысяч домов) – это улучшило обстрел и обзор, лишило противника укрытий, но создало большую скученность людей внутри крепости.

Учитывая эти факторы, польские командующие после обсуждения способов захвата и рекогносцировки укреплений Смоленска вынуждены были признать, что армия не имеет необходимых сил и средств для атаки. Вначале было предложено оставить часть войск на блокаду Смоленска, а основные силы направить на Москву. Однако польский король отверг это, решив непременно овладеть укрепленным городом. Первый штурм был назначан на 25 сентября, польские силы решили разрушить подрывными снарядами Авраамиевские и Копытенские ворота, ворвавшись через них в крепость. Но воевода Шеин предвидел эту возможность атаки и приказал заранее перед всеми воротными башнями поставить срубы с землей, щебнем и камнями, которые прикрыли бы вход от огня осадных оружий.

1632-1634 годы – осада крепости русскими войсками под командой боярина М.Б. Шеина

Овладев Смоленской крепостью, поляки занялись ремонтом городской стены: на месте взорванного участка с Грановитой башней устроили пятиугольную земляную крепость, сравнявшуюся по высоте с городской стеной. Три бастиона этой крепости находились снаружи, а два располагались внутри города. К 1633 году эта часть крепости приведена в порядок, устранены завалы и разобраны соседние с ней две полуразрушенные башни, ближайшие стены сложили вновь таким образом, что своими концами они примыкали к возведенным земляным валам крепости. Из оставшегося кирпичного материала намостили три наружных бастиона и сделали приступы на три куртины. К прилегающим частям стены соорудили длинные быки, внизу валы обложили камнем.

За первой неудачной попыткой вернуть Смоленск России (1613 год) спустя 20 лет последовала другая. После смерти короля Сигизмунда III в апреле 1632 года Россия попыталась воспользоваться состоянием безвластья в Польше с его внутренней борьбой и неурядицами, послав под Смоленск тридцатипятитысячное войско. Помимо русских полков в него вошли и иностранные наемники. Во главе армии встал воевода Михаил Шеина, проявивший себя ранее при обороне Смоленска, в помощь ему вначале был назначен князь Дмитрий Пожарский. Однако позже он отказался от похода, сказавшись больным, и товарищем Шеина в этом деле стал окольничий Артем Измайлов. Перед этими событиями боярин Шеин, вернувшись из девятилетнего польского плена, владел Пушкарским приказом и лично участвовал в приготовлениях к готовящейся войне. В начале декабря русские полки оказались около города. Осадив Смоленск, Шеин начал атаковать стену пушками. Но их малые снаряды не обладали достаточной мощностью, чтобы причинить вред (а большие осадные орудия прибыли в расположение русского войска лишь к апрелю 1633 года).

В феврале 1633 года в Москву доложили, что город осажден, пройти в него невозможно. Как ни странно, около Красного находился небольшой пятитысячный отряд под командованием Радзивилла и Гонсевского, которых новоизбранный польский король Владислав направил на помощь городу. Русские войска не сочли необходимым предпринять против него какие-либо активные боевые действия, что позже сочли ошибкой. Но об этом далее. 17 марта, сразу после прибытия осадных орудий, прошла осадная бомбардировка города, войска разбили стену между Еленинскими и Молоховскими воротами (около Евстафьевской и Антифоновской башен), но приступ так и не был сделан было. Последовавшие за этим два крупных штурма произошли 26 мая и 10 июня 1633 года. В подкопе взорвали более двух сотен пудов пороха, разрушили Грановитую башню и сильно повредили Антифоновская. Однако из-за неверного расчета камни взорванных башен и стен градом обрушились на изготовившиеся к штурму полки. Помимо этого, все приготовления были не внезапными для противника. Поляки успели устроить оборону за одним из древних валов, проходивших параллельно стене. Не принесла удачу и вторая  попытка штурма, русские войска снова перешли к осаде.

К концу лета под Смоленск прибыли основные силы польского короля Владислава, теперь численность вражеских войск составила двадцать тысяч человек. В начале нового месяца подоспели к городской стене еще около пятнадцати тысяч запорожцев.Осведомленные о бедственном положении защитников смоленской крепости, польские войска попытались сразу разблокировать город. Но первая попытка прорваться (заблаговременно, еще до подхода запорожцев) не имела успех. Тогда 10-11 сентября польские войска захватили укрепления, находящиеся у Петропавловской церкви, и установили сообщение между гарнизоном и королевским лагерем через мост. Фактически теперь осады как таковой не было, но Шеин решил остаться в окопах на вторую зиму.

В начале октября полякам удалось обойти расположение противника, 9 числа русские попытались разблокироваться, но поляки сумели отразить атаку. В итоге осаждающие крепость сами оказались осажденными, – и не в городе, а в окопах. Когда Москва узнала о полном окружении войск Шеина, то перестала посылать подкрепления, начав готовить новую армию под предводительством князя Дмитрия Мамстрюковича-Черкасского и князя Дмитрия Пожарского. Сбор армии шел медленно, а тем временем войска Шеина таяли, не хватало топлива, свирепствовала цинга и другие болезни, участились случаи дезертирства, особенно в иноземных наемных полках.

Наконец, 16 февраля 1634 года стороны заключили соглашение о добровольной сдаче русскими войсками занимаемых ранее позиций, через три дня остатки русского войска, покинув укрепления и отдав неприятелю более сотни орудий, ушли в Москву. По прибытии в город Михаил Шеин со своим союзником Измайловым были казнены, обвиненные боярами в измене.

1654 год – взятие крепости русскими войсками под командой царя Алексея Михайловича

Несмотря на две неудачные попытки вернуть смоленскую крепость, имевшую огромное стратегическое значение, российское государство во главе с царем Алексеем Михайловичес решило перейти к активным наступательным действиям. Как раз в 1654 году, после воссоединеия России с Украиной, представился отличный шанс взять реванш за неудачи, поражения и потери, понесённые во время Смуты и Смоленской войны 1632–1634 годов. В то время Речь Посполитая была ослаблена углубившимся внутренним кризисом и казацким восстанием, длившимся более шести лет, казалась легким противником.

18 мая Государев полк выступил из Москвы под командованием царя. До этого в городе прошел торжественный парад войск, через кремль прошествовали артиллерийский наряд и армия. Уже в начале июля русские войска приступили к осаде Смоленска: артиллерия забросала крепость гранатами, а даточные люди начали вести подкоп под стены Смоленска (кстати, слухи об этих работах позже явились одной из причин сдачи крепости добровольно). Артиллерия подтягивалась к городу до начала сентября.

Во время смоленского похода в осажденный город посылались грамоты с предложениями покориться Государю и обещаниями беспрепятственного возвращения в Польшу всех, кто решит хранить верность королю.

В то время польско-литовский гарнизон в Смоленске ожидал подкрепление от находившегося в районе Орши войска Януша Радзивилла. Но на выручку крепости смогла подойти лишь литовская часть армии Речи Посполитой, поскольку основные силы польского войска были скованы борьбой на Украине. Кроме осадного корпуса, для избежания опасности нападения сил Радзивилла, российский государь выделил около тридцати пяти тысяч человек в полки князя Черкасского (от Смоленска) и Алексея Трубецкого (от Брянска), они атаковали литовскую армию. После причиненного разгрома основной части вражеских войск в сражении под Шепелевичами царь решился на штурм крепости. Начало было назначено на 16 августа.

Боевые действия продолжались на протяжении семи часов и прекратились только тогда, когда был подорван участок стены с башней у «государева пролома». Царь, смотревший за ходом приступа, дал приказ отступить. После неудачи армия начала готовиться к длительной осаде. На тульские заводы направили заказ на срочное создание большого числа боеприпасов для орудий: 400 чугунных ядер на сорок пищалей, 400 мортирных бомб и 1000 ручных, а кроме того – 750 пудов картечи для дробовиков.

Под Смоленск, в качестве морального давления на гарнизон, привезли и выставили на осадных валах у крепости захваченные под Шепелевичами гетманские литавры и знамена.

В силу безвыходности положения шляхта направила представителей к Алексею Михайловичу для переговоров о сдаче, а рядовые горожане и соладты стали дезертировать в русский лагерь. 10 сентября прошли официальные переговоры с комендантом и смоленским воеводой, а 23 сентября 1654 года Смоленск был сдан гарнизоном после обещания свободы. Жители Смоленска «ударили челом в поле» пред Молоховскими воротами, сложили перед царем боевые знамена и отправились в Литву, а оставшиеся защитники города решили остаться «на вечной царской службе». 25 сентября был большой царский пир с воеводами, сотенными головами полка. Пригласили к царскому столу и смоленскую шляхту – так побежденных причислили к победителям.

Таким образом, с 1654 года в истории Смоленского края и крепостной стены была открыта новая страница. По заключенному Андрусовскому перемирию в 1667 году Смоленщина окончательно перешла к России.

***

Северная война вновь сделала Смоленск стратегически важным пунктом и привлекла внимание к проблемам города Петра I. Хотя и до Северной войны император не забывал о Смоленске. В августе 1697 года, когда буря разметала кровлю на башнях и на стене, сломала несколько зубцов, Петр дал указание исправить повреждения и соорудить новую кровлю (в последствии крыша на крепостной больше не возобновлялась).

После начала войны при возросшей мощи артиллерии «смоленский щит» нуждался в дополнительном укреплении. По инициативе Петра I в городе возводятся земляные укрепления: внешний периметр стены окружают траверзы, перед башнями сооружаются бастионы, вновь вырывается и углубляется ров. Для прикрытия Днепровского моста на правом берегу Днепра сооружают кронверк с двумя подъемными мостами и двумя воротами. Укрепление теперь называют «Новой земляной крепостью». Под пятой или седьмой башнями устраивают пороховые погреба, у Днепровского моста ставят земляные укрепления (у крепости и на левом берегу).

Объем проведенных работ огромен. В 1703 году сделано 17 траверзов, 748 сажен бруствера, положено дерном более 280 саженей траверзов, в палисадах поставлено 15242 бревна (окружавшие крепость полностью), в палисадах создано 50 дверей и 60 ворот, 2 моста, возведен бастион у Молоховских ворот и многое другое. По подсчетам историков в этих работах участвовало более 5545 человек.

В 1705-1708 годах Смоленск становится базой русских войск, здесь находятся резервы, запасы и подкрепления. В 1705 г. Петр увозит из города походную артиллерию, находившуюся здесь со времен Алексея Михайловича. Спустя два года сюда присылают надзорного по доставке в армию оружия и продовольствия – царевича Алексея. В июле 1708 года Петр разбивает корпус генерала Левенгаупта под Лесной, захватывает весь его обоз и вынуждает Карла изменить планы в отношении похода на Россию. В честь этой победы в Смоленске устраивают торжественное празднование.

После окончания войны, из-за ослабления Польши, Смоленск постепенно утрачивает свое значение и крепость начинает приходить в запустение. Из-за небрежности канонира в июле 1722 года взлетает на воздух Городецкая башня. Брешь заделывают кирпичом. В Королевском бастионе устраивают казематы для политических заключенных. К слову, в 1743 г. некоторое время в них содержался император Иоанн VI до заключения в Шлиссельбургскую крепость.

В 1763 году при императрице Екатерине II все русские крепости разделяют по округам, Смоленскую причисляют к Лифляндскому округу. Но уже спустя десять лет, когда в 1773 году по разделу Польши к России отходит Белоруссии, Смоленск остается далеко от границ государства и его крепость упраздняется. Стены и башни приходят в запустение, начиная разрушаться. Из-за ветхого состояния в 1782 году разбираются Крылошевская и Верзена (Иворовская) четырехугольные башни, а чуть позже – Днепровская башня. Спустя пять лет над Днепровскими воротами устраивают деревянную церковь, в 1795 году на ее месте закладывают каменную, освященную в 1800 году.

4-5 августа 1812 год – оборона Смоленска русскими войсками

4-5 августа 1812 г. – оборона Смоленска русскими войсками
В XVIII в. границы России были отодвинуты далеко на запад от Смоленска и к XIX в. город утратил значение пограничной крепости. Но когда в 1812 г. в пределы России вторглась армия Наполеона, у стен города разыгралось крупнейшее сражение в первый период войны. Сражение за Смоленск продолжалось 2 дня — 4 и 5 августа, в ходе которого русские войска использовали крепостную стену и другие земляные укрепления при обороне города. .

В 8 часов утра 4 августа передовые части армии Наполеона с юга подошли к Смоленску, в 9 часов подъехал сам Наполеон. Он рассматривал городские укрепления с юго-восточной стороны, разъезжая на белом коне и в районе Авраамиевской башни едва увернулся от русских стрелков. Главный удар неприятеля частями корпуса маршала Нея в первый день сражения пришелся на Королевский бастион, но все атаки были отбиты.

Утром 5 августа наполеоновская армия подковой окружила Смоленск. С запада, против Краснинского предместья и Королевского бастиона расположился корпус маршала Нея; с юга, против Мстиславского и Никольского предместий — корпус маршала Даву; с востока, против Рачевки и восточного участка стены — польский корпус Понятовского. Наполеон отдал приказ о начале штурма города. Главный удар был направлен на Молоховские ворота. Не только предместья, примыкавшие к городу с запада, юга и востока, но и вся центральная часть города, в пределах крепостной стены, превратилась в поле сражения. «Русские дрались как львы, не уступали ни на шаг. Наконец, утомленный противоборством наших, Наполеон приказал жечь город, которого никак не мог взять грудью. Тучи бомб, гранат и ядер полетели на дома, башни, магазины, церкви… и все, что могло гореть… запылало», вспоминал участник сражения за Смоленск Федор Глинка.

В час ночи с 5 на 6 августа был дан приказ об отступлении. Русские полки и многие смоляне оставили город. Мост через Днепр был взорван.

Утром 6 августа через Никольские ворота Наполеон въехал в Смоленск и был удивлен его безлюдием. Отдав приказ о преследовании русских армий, сам Наполеон наводил пушки на балконе Надвратной Одигитриевской церкви, построенной на месте бывших Фроловских (Днепровских) ворот.

При отступлении из Москвы через Смоленск, французский император отдал приказ взорвать смоленскую крепость. Порох был заложен почти под все башни. Десять из них 4 ноября 1812 г. взлетели на воздух. Услышав взрывы русские поспешили войти в город. Солдаты 20-го егерского полка майора Горихвостова успели разминировать оставшиеся башни крепости.

До Наполеона из 38 башен перестали существовать 8, в ходе военной компании 1812 г. было утрачено 10 башен.

Памятник защитникам Смоленска в ВОВ 1812 года

***

После этих событий Смоленск долго лежал в руинах, а стена была практически забыта. Она еще продолжала числиться в военном ведомстве, но средства на ее восстановление не выделялись. Скорее наоборот. В связи с восстановлением большого числа зданий кирпич в Смоленске стал очень дорог, и обломки от разрушенных участков стены и башен пошли в дело. При этом смоленские губернаторы в порядке благотворительности разрешали брать кирпич из развалин крепостной. Это привело к расчистке завалов и разбору ряда уцелевших участков.

Несмотря на то, что стена находилась на тот момент в военном ведомстве, разрешения на разбор завалов выдавались гражданскими чиновниками. При губернаторе бароне Аше (скончался в декабре 1820 году) жителями города было разобрано примерно 30 саженей стены, по большему счету между Кастеровской башней и Днепровскими воротами. Также при Аше вскоре после окончания войны полностью разобрали Пятницкую башню, а семь лет спустя, в 1819 году — Антифоновскую. Однако взорванная французами в 1815 году Воскресенская башня была отремонтирована и восстановлена вместе с находившейся в ней церковью им. св. Николая Чудотворца.

Следующий смоленский губернатор И.С. Храповицкий (был на должности с 1820 по 1829 годы) также дал разрешение разбирать стену, что привело к потере около 30 сажен стены.

В мае 1829 года в город приехал новый губернатор – Н.И. Хмельницкий. При нем в Смоленске началась настоящая строительная лихорадка (не без присущего в то время прожектерства и злоупотребления). В городе стали появляться каменные здания полиции, каменные мостовые на крупных улицах. На Покровской горе возвели Военный госпиталь, начали строить Московское шоссе. В это время Смоленская стена, развалины старых домов и храмов служили поставщиком бесплатного материала работ. В 1830-м окончательно разобрали по ветхости круглую Шеинову башню на Казанской горе, летом того же года уничтожили Кастеровскую башню. Позже, в 1833 году, на ее месте заложили круглую башню меньших размеров, строительство которой окончилось летом 1834 года. Она получила новое название Красная (за цвет кирпича) или Пороховая. Данное строительство обошлось казне в 200 тысяч рублей. Говорят, именно по поводу этого возведения Николай І бросил в разговоре с наследником фразу: «Ну, брат, Саша: наверное, в России только мы с тобой одни и не крадем». В сентябре 1833 года на месте Молоховской башни (разрушенной французами) заложили храм во имя Благовещенья Пресвятой Богородицы. Материалом послужил кирпичи из развалин старой башни. По велению Николая I храм был возведен в виде башни с зубцами, что соответствовало общему стилю башен и крепостной стены, освящение храма прошло в июне 1840 (в День рождения императора). Долгое строительство, большое количество злоупотреблений и прочие недочеты были поставлены в вину Хмельницкому, которого сняли с должности и даже заключили в Петропавловскую крепость. При Хмельницком в общей сложности было разобрано чуть меньше 50 саженей стены.

В 1842 году Смоленскую стену официально передали от военных гражданскому ведомству, что, впрочем, не изменило ее состояние. Денег на ремонт крепостной по-прежнему не выделялось, она продолжала ветшать. В 1850 году следующий смоленский губернатор Шкляревич назначил под архивы три башни стены (Громовую, Копытенскую и Моховую), при этом изменив внешний вид башен, несмотря на то, что это запрещалось. Изменение вызвало гневную рецензию Николая I. Но разборка стены все равно продолжалась. Наконец, в 1867 году было принято решение разобрать 530 сажен (из 1820 сохранившихся) и устранить три башни. Материал, полученный при этом, решено продать, а вырученные средства от продажи направить на укрепление оставшейся стены. Спасла «ожерелье земли Русской» обычная русская неторопливость – на момент Высочайшего повеления Александра II в июне 1868 года успели разобрать лишь 30 саженей. Александр II на докладе министра внутренних дел указал: «Смоленская стена, являющая собою один из древнейших памятников российской истории, назначена к сломке. Хотелось бы более внимательное охранение памятников древности, имеющих, подобно Смоленской крепостной стене, особое историческое значение». По Высочайшей воле императора в Смоленск командировали академика архитектуры К.Я. Маевского, который заключил, что основная причина разрушения и обветшания стены – разборка ее участков местными жителями. Для того, чтобы сохранить оставшиеся части архитектор предложил, во-первых, запретить разборку, во-вторых, устранить отслоившуюся облицовку, угрожавшую обрушением, укрепить овраги и отвести воды. Таким образом, было подсчитано, что стену можно укрепить за тридцать лет при выделении на эти работы ежегодной суммы в 2000 рублей. В 1868 и 1869 годах на восстановление стены земством было выделено 2500 рублей, кроме того, на эти же цели направлены средства, полученные от продажи материалов разобранных в 1867 году. К сожалению, в 1879 году финансирование прекратилось. Земская Управа сообщила, что предложенная Маевским система не предотвращает разрушение стены, постепенно появились новые отслоения облицовки, в башнях имеются множественные трещины. Управа предложила для исправления ситуации передать башни под архивы, жилые помещения, склады и т. д.

В 1876 году для наблюдения за стеной и составления сметы в город приезжали архитектор Артлебени председатель археологического общества А.С. Уваров, но итоговая смета так и не была составлена. Позже, в 1880 году, глава Смоленска А.П. Энгельгардт ходатайствовал о передачи стены городу. Переписка между земством, министерством внутренних дел и городом шла несколько лет. За это время стену ремонтировали только в некоторых местах, например, в 1885 году произвели ремонт башни, расположенной у Никольских ворот. Но несмотря на запреты, крепостная по-прежнему использовалась в качестве каменоломни. Происходило это тайно: под стену подкапывались и ночью выносили камень. В связи с тем, что земство не в состоянии предотвратить разборку, в 1888 году крепостную стену передали в ведение специальной комиссии, возглавляемой губернатором.

В 1888 году академик В.В. Суслов прибыл в город по ходатайству Смоленского городского управления об использовании Евстафьевской башни для водопровода. В конце XIX века стали учащаться просьбы об устройстве проломов для нормального сообщения между слободами, которые разрастались за центром города и пределами стен. Разобрав суть дела, в 1896 году императорская комиссия была вынуждена дать добро на пролом стены у Никольских ворот (его выполнили в виде арки в 1898-м). Затем Городскому управлению рекомендовали выяснить план будущего разрастания, чтобы ходатайства о проломах не принимали случайный характер.

5 ноября 1902 г. Смоленская крепость отмечала 300-летие, к этому времени из изначально построенной стены длиной ок 6,5 км сохранились только 3 км 840 м. После 1917 г. местные власти мало заботились о сохранении и поддержании исправного состояния стены, что отразилось также на ее внешнем виде. В 30-е гг. были разобраны башни Молоховская, Евстафьевская, Гуркина, а также крупные участки прясел на месте современных пл. Победы, ул. Бакунина, ул. М. Жукова. Кирпич, полученный при раскладке башен, использовался при строительстве сталинских пятилеток, в том числе гостиницы «Смоленск» и универмага на пл. Победы.

Герб Смоленска

Аллея Кутузовских генералов

Памятник Кутузову

Смоленская крепость в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

В годы  Великой Отечественной войны. Смоленская крепость вновь приняла на себя удар агрессора. Непоправимый ущерб стене нанесли как немецкие, так и советские войска в двух в ходе двух главных военных события в городе — при защите Смоленска в 1941 г. и при освобождении города от немецкой оккупации в сентябре 1943 г.

По данным отчета Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР, за время оккупации города немцами с 1941 по 1943 гг. крепость претерпела следующие изменения:

  • с 9-ти башен (Веселуха, Орел, Волкова, Авраамиевская, Заалтарная, Зимбулка, Роговка, Долгочевская, Воронина) были сняты кровли;
  • при бомбардировке сгорели Днепровские ворота вместе с надвратной церковью;
  • сильно пострадала при пожаре Волкова башня;
  • разобраны промежуточные перекрытия башни Бублейки;
  • в башне Гуркиной размещено хранилище взрывчатых веществ, а к 2-м ее стенам пристроены общественные уборные;
  • до основания взорвана башня Водяная (другие наименования: Антифоновская и Евстафьевская)

Помимо этого, комиссией обнаружили обнаружены несколько проломов в конструкции  восточной стены.

В послевоенное время башни (например, Громовая) служили для размещения людей во время проведения восстановительных работ города.
С 80-х гг. XX века процесс восстановления стены вышел на новый уровень – усилились меры по сохранению древнего архитектурного памятника. Но, к сожалению, современные материалы недостаточно укрепляют вековую постройку.

Аллея славы и вечный огонь

Памятник защитникам города трёх эпох

***

На сегодняшний день сохранились 17 башен крепостной стены:

  • 14 построенные под руководством Ф. Коня и представляющие оригинальные постройки XVI века;
  • 3 башни, реконструированные в последующие годы.

Некоторым из них нашлось применение и в наши дни.

В Никольских воротах располагаются служебные помещения центра связи и информации (ГЦСИ).

Громовую башню занимает музей «Смоленск – щит России».

Башня Пятницкая предлагает гостям и жителям города подробно проследить историю развития винно-водочной индустрии России и посетить музей Русской водки. В рамках посещения возможна также дегустация представленной продукции.

В Красной башне несколько лет располагается ночной клуб «Red Tower».

Башня Орел приглянулась смоленским скалолазам: здесь периодически проходят соревнования по скалолазанию.

Смоленская крепостная стена на протяжении многих веков являлась надежным и стойким щитом от притязаний неприятелей. Выстояв жесточайшие военные события, стена продолжает украшать в наши дни город и напоминает о тех кровопролитиях, которые совершались на нашей земле.

 

Материал: Miriam Kogan специально для atnews.org
Иллюстрация: Личный архив
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
Sobolek
Sobolek

Осилил!)
Спасибо за подробности-интересности.
…..
Прадед пропал без вести под Смоленском. Осталось фото с гармонью, да шесть треугольников с наказами по хозяйству жене и старшему (деду моему). Как знал, что не вернётся…
…..
Шеин… Вот это судьба. А бояре завсегда так, и по сию пору((

Xenophob
Xenophob

Спасибо, любопытно!)