Сможет ли Россия делать турбины не хуже Siemens?

В целях импортозамещения российским компаниям поручено разработать собственную большую газовую турбину. Насколько это реально и перспективно? DW спросила у немецких машиностроителей.

Большие турбины — это в сегодняшней России большая политика. Тайный переброс госкомпанией «Ростех» четырех турбин немецкого концерна Siemens в Крым привел к международному скандалу — и запустил в этой сфере механизм импортозамещения: российским машиностроителям поручено срочно разработать собственный аналог, способный заменить зарубежную продукцию.

Опытный образец, действительно, был создан, однако в апреле стало известно, что еще в декабре 2017 года он при испытаниях сломался. Теперь к проекту «Ростеха», «Роснано» и «Интер РАО» намерена присоединиться петербургская компания «Силовые машины». Ее владелец Алексей Мордашов, ссылаясь на историю с Siemens, подчеркивает, что «России необходима своя технология газовых турбин», но в то же время просит финансовой поддержки у государства.

«Формула-1″ в энергетическом машиностроении

Такие разработки требуют «огромных расходов», отметил в письменном ответе на запрос DW профессор одного из немецких машиностроительных факультетов, отказавшийся оценивать шансы российских компаний на создание собственной газовой турбины большой мощности. По словам другого профессора, Манфреда Кристиана Вирзума (Manfred Christian Wirsum), возглавляющего Институт паровых и газовых турбин при Рейнско-Вестфальской высшей технической школе (RWTH) в Ахене, речь идет о «сотнях миллионов евро или долларов».
«Газовая турбина большой мощности — это одна из сложнейших существующих на сегодняшний день машин. Говорю это вам как представитель объединения всего немецкого машиностроения», — сказал в беседе с DW Маттиас Целингер (Matthias Zelinger), пресс-секретарь Объединения немецких машиностроителей и производителей промышленного оборудования (VDMA) во Франкфурте-на-Майне. А профессор Вирзум образно назвал такие турбины «Формулой-1″ в энергетическом машиностроении».

Современные мощные газовые турбины для больших электростанций принципиально отличаются от менее мощных, применяемых, к примеру, в авиации, на флоте или в военной технике. Конструкция таких турбин и используемые в них материалы подвергаются чрезвычайно высокой нагрузке, на грани допустимого, пояснили эксперты. Так, температура в турбинах поднимается до более 1400 градусов и тем самым значительно превышает температуру плавления металлов. Поэтому, к примеру, нужны особые монокристаллические жаропрочные сплавы и высокоэффективная система охлаждения. Ведь иначе турбина, даже если она заработает, будет быстрее изнашиваться и чаще нуждаться в ремонте.

Китай пока не овладел технологией больших турбин

Иными словами, создание газовых турбин большой мощности требует интенсивных научных исследований и длительных испытаний. «Технологические барьеры входа на рынок чрезвычайно высоки», — указал Маттиас Целингер. Поэтому сегодня рынок по сути дела поделен между четырьмя крупными производителями. Это американская корпорация General Electric (GE), немецкий концерн Siemens, японское совместное предприятие Mitsubishi Hitachi и итальянская Ansaldo Energia, к которой частично отошло производство турбин французской Alstom.
«Насколько я знаю, все предпринимавшиеся в последние лет двадцать попытки прорваться на этот рынок заканчивались неудачей. Лишь одна японская компании смогла в момент бума ценой огромных усилий подняться от производства средних по размеру турбин до выпуска больших», — рассказал Маттиас Целингер, имея в виду Mitsubishi, получавшую к тому же значительную помощь от государства.

Профессор Вирзум привел другой пример активной государственной поддержки. «Китай вот уже несколько десятилетий стремится разработать собственную большую газовую турбину, но лишь сейчас подошел к порогу ее создания», — отметил эксперт. Этому способствовали многолетнее взаимодействие с западными производителями и покупка доли в компании Ansaldo, что обеспечило доступ к разработкам Alstom. «Китайцы сумели овладеть уже очень многими высокими технологиями, но освоить производство больших газовых турбин они пока еще не смогли», — подчеркнул руководитель ахенского института.

Технологические и рыночные риски для российских разработчиков

С российским энергетическим машиностроением Манфред Кристиан Вирзум, по собственному признанию, не знаком, но слышал, что технологии производства турбин для электростанций имеются — пусть эти турбины и не самые новые, крупные и эффективные. «Вопрос в том, можно ли опираться на эти технологии при создании турбины большой мощности — или же она разрабатывается фактически с чистого листа», — пояснил ученый. DW не стала напрямую спрашивать, будет ли эта турбина (в случае ее создания) не хуже продукции Siemens или GE, чтобы не ставить вежливого немецкого профессора в неудобное положение.
Оба собеседника остановились не только на технологических и финансовых, но также на экономических, рыночных рисках, связанных с разработкой турбин большой мощности. «Спрос на них упал во всем мире примерно до 100 единиц в год. А имеющиеся производственные мощности позволяют выпускать ежегодно порядка 400 турбин», — сообщил Маттиас Целингер. Именно поэтому GE и Siemens намерены в ближайшее время сократить на соответствующих заводах тысячи рабочих мест, о чем DW недавно подробно рассказывала.

Таким образом, российским машиностроителям, разрабатывающим сейчас большую турбину, предстоит выход на сжимающийся рынок с огромными избыточными мощностями. Впрочем, в данном случае правительство и не ждет от них создания конкурентоспособной экспортной продукции, а думает только о внутреннем рынке.

Правительство РФ рассчитывает только на внутренний рынок

Как заявил в середине апреля на экономическом форуме в Ялте заместитель министра энергетики РФ Андрей Черезов, «потребность в мощных турбинах годовая не сильно высокая — это 1-2-3 турбины в год».

«Но есть программа модернизации старых ТЭС (теплоэлектростанций), — цитирует его агентство ТАСС, — это тот рынок, который можно использовать для реализации своего производства». В частности, Черезов, согласно «Интерфаксу», не исключает строительства третьего энергоблока на Симферопольской ТЭС, для которого ни один западный поставщик поставлять турбину из-за санкций не станет.

При выпуске 1-3 турбин в год шансы на то, что многомиллионные вложения в разработку и налаживание в России производства отечественной турбины большой мощности когда-либо окупятся, невелики. Что же касается государственной программы замены на ТЭС старых турбин на новые, то она задает российской электроэнергетике совершенно иной вектор развития, чем наблюдается сейчас на мировом рынке.

Профессор Манфред Кристиан Вирзум, готовящий специалистов по паровым и газовым турбинам, честно признает: «Все мы совершенно недооценили динамику развития ветровой энергетики и фотовольтаики». По его словам, в последние два-три года он и его коллеги постоянно задаются вопросом, каковы перспективы того дела, которым они занимаются.

Сам профессор оценивает эти перспективы так: «Лично я считаю, что в большинстве стран мира уже сейчас достаточно тепловых электростанций, и если возобновляемая энергетика будет и дальше стремительно наращивать мощности, в чем я не сомневаюсь, то энергокомпании попытаются по максимуму использовать сроки эксплуатации действующих ТЭС, но переоснащать их или строить новые уже не станут». Так что глобальный спрос на газовые турбины, по его мнению, будет и дальше падать.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделитесь этим в соцсетях:

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Ванёк26
Ванёк26

А потом выяснится что большие могут делать только русские