Снегурочка

В Благовещенске стоит памятник Зинаиде Дмитриевне Синицыной. Жители города, не знавшие ее имени, называли продавщицу мороженого просто Снегурочкой – ни знойным летом, ни зимой в сорокаградусные морозы она не покидала своего лотка.

А меж тем история Снегурочки совсем не сказочная: в годы войны вместе с мужем она сражалась в партизанском отряде, была награждена медалью «За боевые заслуги». Каратели, добиваясь от нее показаний, замучили и убили ее трехлетнего сына. Потеряв и мужа, Зинаида уехала на Дальний Восток.

Бабушка Зина верила в Бога и тихо делала добрые дела: отправляла подарки и заработанные деньги в детские дома. После смерти оставила государству сберкнижки на несколько тысяч рублей. Нотариус, оформлявшие наследство, удивлялся – хватило бы на роскошную квартиру, а Синицына ютилась в коммуналке.

Благодаря пожертвованиям горожан спустя полвека после смерти Снегурочка вернулась на свое привычное место…

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Linda
Linda

Интересно, а как возникла идея поставить памятник этой замечательной женщине? Горожане выступили с инициативой?

Linda
Linda

Погуглила и выяснила дополнительно, что бабушка почти 20 лет проработала в роддоме, а только потом пошла продавать мороженое. Горожане запомнили её внимательной, доброжелательной. Она даже на обеденный перерыв надолго не отлучалась- а вдруг кто-то захочет купить пломбир, а её нет на месте. Умерла она в 1988 году. После вскрытия квартиры в доме бывали разные люди, и не всегда честные. Снять деньги у жуликов не получилось, и от ненужных бумаг они избавились. Нотариусы передали сберкнижки в банк, на счетах оказались солидные суммы. Деньги были переданы в доход областного бюджета, а нотариальная контора получила благодарность от министерства финансов за то, что обеспечила большое поступление в казну.
Идея увековечить мороженщицу появилась в 2010 году, когда общественница Ольга Тур в своем блоге поделилась воспоминаниями о Зинаиде Синицыной. Оказалось, продавщицу помнят многие горожане. Был открыт счёт для сбора пожертвований, в Благовещенске установили 10 ящиков для сбора денег. Удалось собрать чуть меньше четырехсот тысяч рублей. Еще почти полмиллиона выделило региональное министерство внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства.
Необычный памятник. Символ советской эпохи.

Goblin78
Goblin78

Хорошо, что появляются и живут подобные люди

Sobolek
Sobolek

Хорошая история. Спасибо, не знал.
Добрый памятник замечательному человеку.
….
Трёхлетний малыш…
М.Джалиль
«Варварство»
Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.

Spoiler

Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных… Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня…
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз…
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,—
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо…
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.—
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей…