«США помирились с Китаем и навалятся на Россию»: что теперь будет

Международное инфополе и финансовые рынки буквально наполнены восторгом по поводу так называемого торгового соглашения между США и Китаем, в котором некоторые финансовые игроки и представители СМИ хотят видеть признак улучшения отношений по линии Вашингтон — Пекин.
Логично предположить, что одним из последствий заключения этой «торговой сделки» будет очередной вброс в инфополе «экспертных оценок», предсказывающих возвращение мира в то состояние, в котором он находился до 2016 года, что позволит США сконцентрироваться на борьбе с Россией, возвращении Крыма в состав Украины, уничтожении российской экономики санкциями и так далее. Предсказание такого рода вбросов можно делать смело, основываясь на историческом прецеденте: именно такие вбросы пользовались большой популярностью в российских соцсетях и телеграм-каналах в ноябре 2017-го, после встречи президента Трампа и председателя Си, когда многим показалось, что торговая война закончилась, холодная война между США и Китаем — тоже, и вообще «Америка снова всех победила».
Практика показала, что правы были скептики, утверждавшие тогда, что никакого принципиального прогресса нет и что на самом деле ни одна из проблем американо-китайских отношений не решена, а это означает, что новая холодная война будет вестись (с периодическими перемириями) до полного экономического коллапса или капитуляции одной из сторон конфликта.
Тогда, в ноябре 2017 года, поводом для оптимизма, например, рупора немецкого официоза Deutsche Welle был тот факт, что «США и Китай заключили торговые соглашения на 253 миллиардов долларов. В ходе государственного визита Трампа в Пекин подписан целый ряд контрактов в сфере энергетики, авиастроения и электроники.» Сейчас речь идет о некоем «прорыве в разрешении торгового спора», а также утверждается, что «стороны согласовали первую фазу двустороннего экономического договора. Он предусматривает наращивание импорта Китая из США и снижение пошлин».
После нескольких фальстартов в торговых переговорах даже некоторые западные СМИ начинают скептически относиться к так называемым дипломатическим прорывам. Например, британская BBC указывает на то, что «президент США Дональд Трамп счел промежуточную мини-сделку триумфом, его противники — капитуляцией.» Скорее всего, это тот самый случай, когда неправы как противники американского лидера, так и его фанаты.
Проблема в интерпретации достигнутого соглашения заключается в том, что его текст не видел никто, кроме соответствующих переговорщиков. Если быть совсем точным, то руководитель американской делегации Лайтхайзер показал журналистам само соглашение — но только в виде увесистой стопки бумаг и только для того, чтобы доказать, что оно все-таки существует.
Американское агенство Bloomberg сообщает об американских уступках, которые были сделаны в рамках переговоров:
Вашингтон отказался от ввода новых тарифов на китайские смартфоны и компьютеры, которые должны были вступить в силу 15 декабря, и взял на себя обязательства постепенно отменять уже введенные антикитайские тарифы по мере достижения новых договоренностей. С китайской стороны, по информации Bloomberg, есть обязательства по бестарифной закупке американской сельскохозяйственной продукции, по защите американской интеллектуальной собственности в Китае и по отказу от практики принуждения американских фирм к передаче Китаю своих технологий в обмен на доступ к китайскому рынку. Также американские журналисты указывают на то, что Пекин возьмет на себя обязательства не занижать валютный курс юаня к доллару с целью стимулирования китайского экспорта. Кроме того, вчера КНР объявила о том, что откладывает (но не отменяет) введение дополнительных пошлин на импорт американских товаров, в том числе автомобилей и их запчастей.
Вырисовываются контуры компромисса, в рамках которого можно приводить аргументы как в пользу поражения США, так и в пользу американского триумфа. Проблема в том, что по сравнению с теми проблемами, которые остались далеко за скобками этого странного перемирия, все эти взаимные уступки — это мелочи, недостойные внимания.
В воскресном интервью на канале CNN Ян Бремер, известный американский политолог и руководитель крупнейшей компании по политическому консалтингу в мире Eurasia Group, заявил, что, независимо от торгового перемирия, «отношения США и Китая в следующем году будут намного хуже».
Его аргументы заключались в том, что в следующем году проявятся многочисленные проблемы принципиального характера: конфликт вокруг компании Huawei и ареста одного из ее директоров в Канаде, беспорядки в Гонконге, «холодная технологическая война», «уйгурский вопрос» (то есть обвинения Китая в создании концлагерей в Синьцзян-Уйгурском автономном районе) и так далее.
Маститый американский политолог абсолютно прав, и если смотреть на вещи с точки зрения еще более фундаментальных конфликтов, то стопка бумаг в руках советника Трампа, которая сейчас вызывает восторг мировых СМИ и финансовых рынков, — это не мир и даже не перемирие, а просто эдакая рождественская пауза между раундами геополитического боксерского поединка.
Список американо-китайских проблем, на которые указал Ян Бремер, — это, на самом деле, тоже список мелочей по сравнению с самым главным нерешенным вопросом, который можно свести к классической формуле «мы или они». США не могут сохранить свое богатство и все сопутствующие привилегии без статуса мирового гегемона, и потому для Трампа склонение Китая к покупке американской сои или свинины — это ничего не значащие, хотя и приятные с точки зрения пиара, эпизоды большой холодной войны. Стоит напомнить, что Трамп, еще будучи кандидатом, не скованным необходимостью говорить успокоительную для финансовых рынков ложь, говорил о «китайской угрозе»: во-первых, с его точки зрения, доминирование Китая в сфере двусторонней торговли нужно срочно останавливать, ибо оно угрожает США в экономическом и политическом плане. А во-вторых, американская экономика — это один большой пузырь, который может лопнуть.
Из речей и заявлений Трампа эпохи его избирательной кампании вырисовывался не очень приятный образ США. С одной стороны, мирового гегемона в буквальном смысле «насилует Китай» (это термин из выступления Трампа), одновременно Америка является «свиньей-копилкой», которая подвергается ограблению (это тоже прямая цитата). И самое главное: американская экономика, по версии президента-миллиардера, — это, на самом деле, «большой, жирный, уродливый пузырь».
Сейчас американский лидер подчеркивает, что экономика США — лучшая в мире, но есть подозрение, что он врет именно сейчас, когда взрыв «пузыря» его политические оппоненты повесят на самого Трампа.
Превратить «ограбленную и изнасилованную» звездно-полосатую свинью-копилку назад в монстра-гегемона можно исключительно за счет обращения вспять процесса глобализации и утечки из США рабочих мест и производственных мощностей, на что президент США неоднократно жаловался, тем более что одним из главных лозунгов его избирательной кампании было обещание вернуть рабочие места. Это означает, что для победы и восстановления былого величия нужно лишить Китай (то есть вернуть в Америку) десятков миллионов рабочих мест и сопутствующих производственных мощностей и по возможности вообще отлучить Пекин от американских и западных рынков, а также не дать ему развить собственный высокотехнологичный сектор. Все попытки поджечь Гонконг, разбередить «уйгурскую проблематику», запретить Евросоюзу пользоваться продукцией китайской компании Huawei, как и все попытки душить китайский проект «Один пояс, один путь», — это звенья одной и той же цепи. Той самой цепи, которую Трамп хочет использовать как удавку на шее Пекина, а потом с помощью этой цепи утянуть Китай в прошлое — лет эдак на 30 назад — для того, чтобы вбить его в то состояние, в котором он находился до эпохи глобализации и переезда производств со всего западного мира в Поднебесную.
Не зря американские эксперты и СМИ вовсю обсуждают «ловушку Фукидида» — концепцию, согласно которой конфликт между действующей великой державой и ее более молодым, но более перспективным конкурентом не может не закончится войной.
США один раз из этой «ловушки» вышли: им удалось уничтожить Советский Союз благодаря его экономической слабости и выигранной Голливудом идеолого-пропагандистской войне. С Китаем таких успехов не зафиксировано. Но это, с точки зрения главных идеологов антикитайской политики (таких как глава избирательного штаба Трампа Стив Бэннон), всего лишь означает, что нужно давить сильнее, причем делать это одновременно по всем возможным болевым точкам.
В таких условиях любой долгосрочный оптимизм, вызванный «перемирием», которое еще даже не подписано лидерами двух стран, представляется или крайне наивным, или очень преждевременным. Возврата в золотой век «американской глобализации» и добровольного возвращения мира к состоянию Pax Americana образца 2015 года не будет — и, вероятно, уже никогда. Деглобализация, новая холодная война, распад мировой системы торговли на базе ВТО, формирование многополярного мира — все эти процессы когда-нибудь закончатся, но мир, который предстанет перед нами после их окончания, будет совсем другим.
И, скорее всего, гораздо лучшим, чем то «светлое глобальное прошлое», о котором скучают многие в Вашингтоне или Брюсселе.
Источник материала
Материал: Иван Данилов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии