Таллинская катастрофа: как балтийцы отступали к Кронштадту

#Великая Отечественная

Это рассказ об одном из самых драматичных эпизодов в истории советского флота. Когда плохо организованная эвакуация и ошибки командиров стоили тысяч жизней моряков-балтийцев и почти четверти вышедших в море кораблей. Потери Балтфлота в августе 41-го превзошли потери крайне неудачного для российского флота Цусимского сражения.

Положение дел летом 1941 года было хуже некуда. Стремительное наступление немецких войск привело к угрозе скорой потери всей Прибалтики. Самую большую опасность представляла утрата морской базы в Таллине, где находились основные силы Балтийского флота.

Опасения подтвердились. Уже 7 августа немцы дошли до берега Финского залива в районе Нарвы и отрезали сухопутное сообщение с Таллином, гарнизон которого всё ещё удерживал оборону вокруг города.

Эвакуация под огнём противника
То, что рубежи Таллина держались, было настоящим чудом. Войск для обороны города не хватало. Попытки использовать в качестве пехоты матросов оказались почти бесполезными: они были совершенно не обучены для действий на суше и потому несли тяжёлые потери. Фактически немцев останавливал только огонь крупнокалиберных орудий флота, но даже их мощь не могла долго сдерживать наступление врага.

26 августа командующий Балтфлотом адмирал Владимир Трибуц получил из Москвы приказ эвакуировать флот в Кронштадт. В данной ситуации это был единственно возможный выход. Финская база в Ханко ещё держалась, но не смогла бы принять все корабли. А других вариантов не было.

Командование предполагало, что будут сформированы три боевых отряда, которые прикроют отход четырёх конвоев. Планы операции составляли в спешке и проработали очень плохо. Более пятидесяти судов не попали в списки конвоев, хотя и участвовали в прорыве де факто. Некоторые корабли отходили полупустыми, в то время как на иных не хватало свободного места.

Эвакуация или бегство?
Эвакуация стартовала 27 августа. Одновременно с этим начали уничтожать оставляемое в Таллине имущество.

Налёты неприятельской авиации вызвали пожары, несколько кораблей балтийцы потеряли прямо у причалов.

В результате из-за спешки и неразберихи более одиннадцати тысяч солдат не погрузили на транспорты. Они остались на берегу и оказались взяты в плен.

Немецкое командование узнало об эвакуации, отдало приказ не допустить отступления в Кронштадт, а уничтожить советский флот в море соединёнными силами авиации и флота.

В отряде главных сил шли лучшие корабли Балтфлота — крейсер «Киров» и лидер эсминцев «Ленинград». На крейсере находилось командование флота, правительство Эстонской ССР и казна республики.

Лидер эсминцев Балтийского флота «Ленинград» (источник фото)

Остальные два отряда были слабее, но в каждом имелись эсминцы и катера. Каждый конвой дополнительно имел собственные силы охранения. Казалось, что совсем короткий морской путь такие силы пройдут без особых проблем. Тем более, что немцы тоже отличились неорганизованностью и не смогли обеспечить присутствие в районе должных сил своего флота. А вместо морской авиации на охоту за кораблями отправили обычные силы люфтваффе.

28 августа корабли конвоя вышли в море.

Флот попадает на мины
Неприятности не заставили себя ждать. Оказалось, что немцы успели незаметно заминировать подходы к Кронштадту. Другой проблемой стали атаки вражеской авиации и торпедных катеров.

Первые четыре корабля, в том числе штабное судно Балтфлота «Вирония», были потеряны ещё до наступления сумерек.

Если днём тральщики справлялись со своими задачами, то ночью обезвредить смертоносные «бочки» было сложнее. Корабли подошли к зоне плотного минного заграждения. А тральщики теряли тралы и уже не могли защитить конвой.

Множество кораблей тонуло, находившиеся на них люди — сотни моряков-балтийцев — оказывались в воде. Двигающиеся в конвоях суда не могли остановиться, чтобы оказать им помощь. Да и многие капитаны боялись отойти в сторону от проложенного курса — ведь кругом мины.

Спасение тонущих поручили лёгким кораблям и катерам. Но бо́льшая часть моряков, находившихся на повреждённых кораблях, погибла.

Авангард флота потерян
Чтобы защититься от мин, матросам пришлось взяться за шесты и весла и ими отталкивать плавающую смерть от борта каждого судна. Это стало настоящим подвигом балтийцев. Но такой героизм не потребовался бы, если бы работа тральщиков оказалась хорошо организована.

Свою роль сыграли и опасения флотского командования за главный отряд и флагманский корабль. Отряд прикрытия основных сил вообще потерял свои тральщики и двигался вперед, положившись лишь на удачу. А его тральщики в это время остались «на усиление» защиты крейсера «Киров».

Арьергард, согласно плану перехода, вообще не получил тральщиков. Предполагалось, что он пройдёт по уже очищенному от мин пути. Но реальность в корне поменяла всё.

Когда стало ясно, что идти вперёд невозможно, корабли по приказу Трибуца встали на ночную стоянку.

Часть кораблей, идущих в арьергарде, сделала остановку прямо посреди мин. Многие из которых были ранее срезаны тралами, но не обезврежены и свободно плавали по поверхности моря, угрожая взорваться от любого столкновения.

В результате, к ночи 28 августа арьергард фактически перестал существовать. Почти все его суда погибли.

Потери, которые понёс флот в первый день и ночь, были огромны: восемь эсминцев получили сильные повреждения, пять из них потеряли, затонуло множество других боевых кораблей и транспортов.

Люфтваффе начинает охоту за кораблями
С утра 29 августа выяснилось, что приказ остановиться был серьёзной ошибкой. Хотя советские корабли уже утром покинули зоны минных заграждений, они столкнулись с новой, не меньшей опасностью.

Немцы теперь отлично знали, где находятся советские корабли, и подтянули на побережье значительные силы авиации. На эвакуируемые боевые единицы начались непрерывные авианалёты.

Сил ПВО флота оказалось недостаточно для защиты — немецким лётчикам почти ничто не мешало топить суда, идущие по открытому морю.

Боевой порядок флота окончательно распался, и организованная эвакуация превратилась в бегство. Если 28 августа немцы потопили множество боевых кораблей, то 29 августа их основной целью стали транспорты, на которых ждали спасения тысячи людей.

Крейсер «Киров»

Не спасло ситуацию и вхождение кораблей в зону действия советской авиации. Истребителей для борьбы с силами люфтваффе было явно недостаточно, а советские лётчики сильно уступали в навыках немецким. За два дня непрерывных боевых вылетов нацисты потеряли всего два бомбардировщика.

Оценки немецких потерь разнятся. По одним данным, советскими моряками и лётчиками было уничтожено семь бомбардировщиков и три разведывательных самолёта. По другим — немцы потеряли всего три машины. Одну от корабельных зениток, одну в бою с советскими истребителями, и ещё одна разбилась при посадке (из-за чего в список боевых потерь часто не включается).

Спасение
К счастью, неподалёку от пути следования конвоев находилась советская база на острове Гогланд. Там удалось спастись более чем шести тысячам человек. Ещё девять тысяч подобрали в море уцелевшие корабли и катера.

Отряд главных сил во главе с крейсером «Киров» оторвался от преследования вражеской авиации и первым прибыл в Кронштадт днём 29 августа. К вечеру туда же пришёл отряд прикрытия. Транспорты же продолжали прибывать в порт до 30 августа. Всё это время в воздухе господствовала немецкая авиация.

Всего за время перехода балтийцы потеряли 62 корабля и около десяти тысяч человек. Потери флота в те дни превзошли утраты, понесённые в ходе крайне неудачного Цусимского сражения.

Несмотря на многочисленные ошибки и фактическое бегство с поля боя, адмирал Трибуц не понёс никакого наказания за Таллинскую катастрофу. Впрочем, Балтфлот сохранил боеспособность и вскоре принял участие в боевых действиях.

Материал: Михаил Диунов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

Сортировка:   вверху новые | вверху старые
Sobolek
Sobolek

Трагедия.
Хорошо, что сейчас действия Трибуца и прочих можно
«препарировать». Что и делается исследователями.
Но.
Вечная память героям…
Вот эта картина И.В.Бородачева навсегда врезалась в память:
«Подвиг».

Henren
Henren

Да уж, при таком руководстве и такой организации все же сохранить часть конвоя — это подвиг, на который способны очень немногие нации. Точнее, только одна — наши лепшие враги, англичане. Это они водили конвои в это же время и позднее под бомбами и зачастую — вот так, без авиаприкрытия, и люфтваффе с кригсмарине били их, как куропаток. А они горели, тонули и все равно шли — в Иран, в Мурманск, в Архангельск. Кстати, где-то видел аналогичную иллюстрацию — английские моряки сталкивают с палубы невзорвавшуюся немецкую авиабомбу.

Miriam
Miriam

Страшная катастрофа. И самое ужасное, что руководство за это не понесло никакой ответственности.
Героям вечная память!..

Anunah
Anunah

Надо было расстрелять? Вообще всех!!! У нас же не страна, а банда отморозков. Да?
Вы не забыли о том, КТО рулил страной в то время? И раз ОН не расстрелял, значит не было за что. Война это цепь провалов и побед. Оно по другому не бывает. За Пёрл-Харбор кого то на стул посадили, на электрический? А что так? За каждое поражение расстреливать- людей не напасёшься. Да и кто захочет при таких условиях служить стране?