В России готовится фильм-сатира на жертв геноцида

Вначале новости культурной жизни. Целый ряд глубоко приличных СМИ и т. н. медийных персон синхронно опубликовал тексты о фильме «Праздник» режиссера и сценариста А. Красовского — сатирической комедии о том, как привилегированный класс жрал куру в самые страшные дни ленинградской блокады.

Все эти тексты одинаковы. Они начинают с того, что нельзя ругать фильм, который еще никто не видел. Затем поясняют, что снимать комедию о чудовищных трагедиях можно, и приводят одни и те же примеры: «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи и «В бой идут одни «старики» Леонида Быкова. А заканчивают тем, что в условиях официозного патриотического угара судьба картины будет, конечно, непростой — ведь нынешняя государственная элита узнает себя в «привилегированной семье ленинградцев, готовящейся есть от пуза посреди голодных смертей».

Оставив в стороне сам парадоксальный факт, что лица, запрещающие ругать невышедший фильм, считают возможным его защищать — обратим внимание на главное.

А именно.

Вся защита «Праздника» — это, говоря просто, мухлеж и наперсточничество. Такие же мухлеж и наперсточничество, как и сюжет кино.

Защитники веселой сатиры снисходительно пинают граждан за то, что те якобы «разозлились на стоящие рядом слова «блокада» и «комедия». Хотя на самом деле граждан взбесило вовсе не это. А то, что одна из величайших трагедий Великой Отечественной войны используется для того, чтобы высмеять и уличить (на основании чистой фантазии, как признал создатель кинофильма) не Гитлера и не фашизм. А собственную же отвратительную страну.

Роберто Бениньи снял фильм «Жизнь прекрасна» для того, чтобы показать подвиг «маленького человека» — оказавшись в жерновах бесчеловечной машины с маленьким сыном, этот человек сделал максимум того, что смог: соврал сыну, что все это игра.

Леонид Быков снял фильм «В бой идут одни «старики» для того, чтобы показать: подвиги в небе Великой Отечественной совершали не гранитные сверхлюди, а люди обычные, человеческие — имевшие свои слабости, страхи и чувство юмора.

Если бы Бениньи построил свою картину на том, что в концлагере некоторые узники из богатых банкирских семейств только притворяются жертвами холокоста, а на самом деле подкупили охрану и жрут в три горла — это был бы фильм «Праздник».

Если бы Быков построил свою картину на том, что командир эскадрильи капитан Титаренко бухает в блиндаже с зенитчицами и вешает на себя медали за фиктивные боевые вылеты, пока где-то в небе в боях с абстрактным злом гибнут летчики — это был бы фильм «Праздник».

То есть на самом деле подлость не в том, что «Праздник» — это комедия. А в том, что это очередные «Четыре дня в мае», «Служу Советскому Союзу» и «Сволочи». Напомним: в первом из этих фильмов, тоже основанном на фальшивке, зверообразные красноармейцы рвутся насиловать немецкий детдом — оказываясь злом на фоне защищающих детишек нацистских солдат. Во втором — основанном вообще ни на чем — невинно посаженные советские интеллигенты отражают атаку фашистского десанта, за что их тут же расстреливает вернувшееся трусливое советское начальство. В третьем — основанном на реальном зверстве немецких нацистов, но перенесенном на советских разведчиков — детей-беспризорников натаскивают быть безжалостными убийцами.

Кадр из фильма Алексея Красовского «Праздник»

Весь внутренний кайф создателей этих фильмов — как и «Праздника» — в том, что они, игнорируя настоящее зло, креативно раскапывают, придумывают и смакуют зло внутри добра. Ведь это же так весело — «деконструировать миф» и «пересочинить героизм». Это же так хайпово — заставить защитников Брестской крепости, скажем, кого-нибудь насиловать. А партизан — жечь белорусскую деревушку, и чтобы немцы с хорошими лицами ее защищали. «Вата» зашумит, Минкульт, если повезет, не выдаст прокатное удостоверение — а значит, впереди и фестивали, и гранты, и награды.

Подлость защитников данного творчества — в том же. Они тоже обожают раскапывать, придумывать и безжалостно уличать зло в родном государстве (в любую его историческую эпоху). Но при этом почему-то отмораживаются и перестают замечать зло куда большее, если его совершили где-то за пределами родного государства.

А ведь тут придумывать ничего не нужно — ни фантазий, ни «секретных документов». Можно взять афишу концертов, скажем, в городе Одессе, где 29 октября значится выступление заслуженного артиста России Михаила Ефремова с программой «Гавновопрос», а 10 декабря — концерт Бориса Борисовича Гребенщикова. И снять фильм, в котором события разворачиваются в Одессе параллельно на этих замечательных концертах и 2 мая 2014 года. Вот со сцены жжет Михаил Олегович, а вот его благодарные зрители стреляют по людям, вылезающим из горящих окон. Шок-эффект обеспечен, и главное — все правда.

Это, правда, будет неправильная деконструкция мифа. Потому что это будет деконструкция очень классного и удобного мифа «Искусство вне политики», которым, когда надо, — можно шумно размахивать, а когда надо — стыдливо прятать.

Любители деконструировать Блокаду такого никогда не снимут. И не потому, что это противоречит их убеждениям, а потому, что они трусы и подлецы.

Источник материала
Материал: Виктор Мараховский
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.
Поделиться с друзьями:

Читайте также:

вверху новые вверху старые
Оповестить
ironback
ironback

Фильм «Generation „П“» снимался как независимое кино с привлечением денег со стороны, без участия крупных компаний, уж больно ехидно Пелевин изображает в своих книгах нынешнюю действительность. Какие уж тут фильмы про сожжённых в Одессе. Читал, что Бортко денег не дают на фильм о Донбассе…