ПОРА в Арктику. Вечная мерзлота…

… Что мы о ней знаем? Наверное, примерно то же, что и сотрудники Воркутинской мерзлотной станции в 20-30е гг. прошлого века, когда только зарождалась удивительная наука «мерзлотоведение». Насколько она вечная? С какой скоростью сокращается в 21 веке? Как ее изучали ученые? Об этом в авторском материале ПОРА.

****
В 20–30 гг. XX в. советские правительство приступило к интенсивному освоению природных ресурсов малоизученных Севера и Востока страны. К реализации масштабных государственных задач были привлечены и силы учёных, которые в рамках научно-исследовательских экспедиций проводили предварительное ознакомление с территориями, изучали природную среду, открывали новые месторождение полезных ископаемых, определяли перспективность будущего промышленного развития отдалённых районов. Одной из проблем, вставшей перед «покорителями» и исследователями суровых земель, стала вечная мерзлота, явления которой были на тот момент не изучены.

Только в 1920–1930-е гг. изучение мерзлоты начало оформляться в самостоятельную научную дисциплину – мерзлотоведение. В системе Академии наук СССР в 1929 г. было создано профильное учреждение Комиссия по изучению вечной мерзлоты (с 1936 г. – Комитет по изучению вечной мерзлоты, 1939–1961 гг. – Институт мерзлотоведения АН СССР), которое начало координировать научные исследования в области изучения вечной мерзлоты. Одной из форм работы Комиссии стала организация мерзлотных стационаров и станций в районах распространения вечномёрзлых грунтов. Первоначально такие учреждения создавались под юрисдикцией государственных структур, таких как Главное управление Северного морского пути при СНК СССР, Народный комиссариат внутренних дел СССР, Народный комиссариат путей сообщения СССР и др., перед которыми стояли задачи по освоению новых территорий. Академия наук СССР на договорных началах оказывала консультативно-методическую помощь в организации изучения криолитозоны, курировала работу мерзлотных станций.

Одним из таких учреждений стала созданная на крайнем европейском Северо-Востоке страны Воркутинская научно-исследовательская мерзлотная станция (ВНИМС) (1936-1958 гг.). Её история на сегодняшний день практически забыта, а ведь станция в своё время внесла большой вклад в освоение арктического пространства России.

Одним из главных событий в истории европейского северо-востока страны стало открытие в 1924 г. известным учёным, доктором геолого-минералогических наук А.А. Черновым Печорского угольного бассейна, расположенного на западном склоне Полярного Урала и Пай-Хоя, на территориях Республики Коми, Ненецкого автономного округа и Архангельской области.

Отправной точкой начала промышленной эксплуатации ископаемых Печорского угольного бассейна стало открытие на его территории в 1930 г. доктором геолого-минералогических наук Г.А. Черновым Воркутинского каменноугольного месторождения. В 1931 г. Президиум ВСНХ СССР принял постановление «О развитии топливной базы в Северном крае», которое ознаменовало начало колонизации Заполярья. Уже летом этого года в Большеземельской тундре на правом берегу реки Воркуты геологической партией Ухто-Печорского исправительно-трудового лагеря был основан рабочий посёлок Рудник, заложена первая шахта, началась добыча каменного угля. К концу 1932 г. на Воркуте функционировали две эксплуатационные шахты и было добыто одиннадцать тысяч тонн угля. Работы осуществлялись силами заключённых ГУЛАГа.

С каждым годом наращивались темпы добычи угля, к 1935 г. норма составила уже 103,5 тыс. тонн. Назревала необходимость сооружения капитальных шахт, приспособленных давать необходимые объёмы угля, и строительства прямого железнодорожного пути из Воркуты в центр страны. Все эти работы осложнялись главным фактором – вечной мерзлотой. Стало очевидным, что к данным изысканиям необходимо привлечь профессионалов, учёных-мерзлотоведов.

В начале 1936 г. в Комиссию по изучению вечной мерзлоты АН СССР поступило ходатайство от ГУЛАГа НКВД СССР на проведение научно-исследовательских работ на реке Воркуте Северного края. В этом же году между двумя учреждениями был заключён договор, согласно которому начала работу Воркутинская научно-исследовательская мерзлотная станция при Ухтинско-Печорском исправительно-трудовом лагере НКВД (Ухтпечлаг) (в 1938 г. из него выделен Воркутинский лагерь НКВД – Воркутлаг).

Выполнение научно-исследовательских работ станции осуществлялось путём организации временных инспекторских бригад учёных, направляемых из Москвы и Ленинграда на Воркутинское каменноугольное месторождение. В конце полевого сезона учёных переводили в Москву для проведения камеральной обработки собранных материалов и подготовки отчётов с выводами для практического использования. Результаты передавались в соответствующие структуры ГУЛАГа. Доставку учёных в посёлок Рудник, обеспечение их продовольствием, необходимым лабораторным оборудованием и геодезическим инструментом ГУЛАГ осуществлял за свой счёт.

Первую бригаду Комиссии по изучению вечной мерзлоты, направленную на реку Воркуту в феврале 1936 г., составили: начальник станции В.К. Яновский и два инженера – Л.А. Братцев и В.А. Кудрявцев. Они стали пионерами стационарных исследований вечномёрзлых грунтов на европейском Северо-Востоке страны.

Стоит сказать несколько слов об этих людях, самоотверженных представителях науки, которые внесли большой вклад в изучение суровых арктических территорий.

Яновский Владимир Константинович (1907–1955), мерзлотовед, доктор геолого-минералогических наук (1950), начальник Воркутинской научно-исследовательской мерзлотной станции (1936–1939, 1953–1955 гг.). С 1932 г. работал в Комиссии по изучению вечной мерзлоты АН СССР. В 1932–1935 гг. занимался проектированием Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (БАМ). Разработал методику полевых мерзлотно-грунтовых исследований, которая вошла в практику всех последующих дорожных изысканий в северных и восточных районах страны. К 1936 г. он являлся уже признанным авторитетом в области изучения мерзлотоведения в СССР. Как руководитель ВНИМС смог организовать и наладить работу станции. В 1972 г. в Воркуте установлена мемориальная доска на здании Северного отделения НИИ оснований и подземных сооружений имени Н.М. Герсеванова со словами:

«Яновский Владимир Константинович (1907–1955) видный советский мерзлотовед, доктор геолого-минералогических наук. Под его руководством в 1936 г. в нашем городе была создана первая мерзлотная научно-исследовательская станция».
В.К. Яновский

Братцев Леонид Александрович (1899–1990), инженер-мерзлотовед, кандидат геолого-минералогических наук (1944). В 1930-1936 гг. работал в Центральном научно-исследовательском институте автодорожного транспорта, начальником Киргизско-Памирской экспедиции, одной из задач которой были работы по изучению вечной мерзлоты. Именно это стало причиной приглашения Л.А. Братцева академиком В.А. Обручевым для развёртывания мерзлотных исследований на Воркуте. С 1938 по 1941 гг. он занимал должности главного инженера и заместителя начальника станции, а в 1941–1948 гг. возглавлял ВНИМС. Методы и практические выводы, сделанные Л.А. Братцевым во время работ в Воркуте, были широко внедрены в практику строительства. В 1943 г. за эти заслуги он удостоен ордена «Знак Почёта». Проведённые исследования стали основой кандидатской диссертации «Вечная мерзлота в Коми АССР». С 1949 по 1971 гг. учёный работал в Коми филиале АН СССР.

Л.А. Братцев

Кудрявцев Владимир Алексеевич (1911–1982), мерзлотовед, гидрогеолог, доктор географических наук (1950). В 1932–1938 гг. и 1946–1953 гг. научный сотрудник Института мерзлотоведения АН СССР. Работал в должности инженера и начальника производственного сектора ВНИМС. Результатом проведённых им исследований явилось издание монографии «Температура верхних горизонтов вечномерзлотной толщи в пределах СССР» (1954). Впоследствии основатель научной школы геокриологов Московского университета.

В.А. Кудрявцев

В первые годы работы станции довольно остро стояла кадровая проблема. В своих письмах, адресованных руководству Комитета по изучению вечной мерзлоты АН СССР, учёные регулярно отмечали острую нехватку сотрудников. Так, в 1936 г. из необходимых пятнадцати работников ВНИМС было предоставлено Ухтпечлагом только пять, а в 1937 г. из заявленных восьми для работы направлены только трое.

Впоследствии коллектив станции пополнился специалистами-профессионалами: Д.А. Фивейский, Н.И. Салтыков, В.Ф. Жуков, В.М. Барыгин. В 1940-е гг. общая численность работников учреждения, включая вольнонаёмных и заключённых, составила девяносто два человека.

Сотрудники ВНИМС

Сотрудники ВНИМС у здания станции. 1940-е гг. Справа налево: Л.А. Братцев, В.Ф. Жуков, В.М. Барыгин, Н.И. Салтыков, Г.П. Софронов. Фотография из фондов Воркутинского музейно-выставочного центра.

На момент прибытия учёных в Воркуту для ВНИМС не было ни специализированного здания, ни лабораторий, ни жилья. Для обеспечения станции кадрами и лабораториями необходимо было наладить инфраструктуру учреждения, так как оно создавалось, фактически, на пустом месте. В районе первой шахты для обустройства станции была выделена территория площадью около пяти гектаров. Летом 1937 г. началось строительство первого деревянного здания, в нём были обустроены две комнаты для жилья научных сотрудников, а также грунтовая лаборатория и комната для камеральных работ. В 1942 г. построено каменное шлакоблочное здание станции, в котором она располагалась до 1946 г. Для жилья инженерно-технического персонала и рабочих из числа заключённых вдоль здания станции были построены землянки.

Землянки ВНИМС

Землянки ВНИМС вдоль берега Воркуты. Фото из архива РАН.

Кроме жилых зданий к 1937 г. на балансе станции были инструментальная мастерская, кухня, столовая, мастерская по ремонту обуви, прачечная для обслуживания полевых работ. В 1946 г. в распоряжении ВНИМС находились: служебное здание, пять жилых домов, дома на Хальмер-Ю, Сыр-Яге, три землянки, ледяная камера. Строились теплица, конюшня, свинарник. Возведение служебных и жилых помещений, как и их ремонт, осуществлялись силами рабочих станции.

Несмотря на суровость климатических условий и колоссальные бытовые трудности, сотрудники станции выполняли большой объём научно-исследовательских работ. Приоритетное значение в работе учреждения имели вопросы инженерно-геологических и мерзлотно-гидрологических изысканий, связанные с промышленным и хозяйственным освоением Воркутинского района.

Мерзлотоведы станции давали строительную характеристику обследованных территорий, проводили описание наиболее трудных участков, указывали наилучшие места для застройки. По результатам исследований сотрудники ВНИМС составляли мерзлотно-грунтовые карты обследованных территорий и научно-технические отчёты, которые передавались проектировщикам и строителям.

В 1937 г. учёные ВНИМС начали изучение свойств вечномёрзлых грунтов под закладку первой мощной шахты Капитальная №1. На участках шахтного строительства они исследовали грунты и залегание вечной мерзлоты и готовили заключения для проектирования способов крепления шахтных стволов и возведения надземных сооружений. Этот опыт исследований в дальнейшем был использован при решении вопросов строительства других шахт Воркутинского района. В этом же году на левом берегу реки Воркуты началась закладка второго жилого посёлка, в котором на основе разработанной станцией методики был построен первый деревянный двухэтажный жилой дом (до этого на Воркуте люди жили в землянках, палатках, бараках). Сотрудниками ВНИМС был предложен способ возведения зданий на подсыпках. Часть таких зданий, носящих как временный, так и постоянный характер, эксплуатируется в Воркуте до сих пор. В 1938 г. началось строительство зданий с проветриваемым подпольем и сохранением мёрзлого грунта под фундаментами.

В течение последующих десяти лет станция проводила инженерно-геологические исследования для всех гражданских и промышленных объектов Воркуты (ремонтно-механический завод, деревообрабатывающий комбинат, железнодорожное депо, жилые здания и т.д.). В это же время ВНИМС осуществляла изыскания для прокладки первой в условиях вечной мерзлоты северной железнодорожной магистрали Воркута – Котлас (участок Воркута – Абезь). Работы велись под руководством В.К. Яновского, наблюдения за состоянием полотна в период эксплуатации осуществлял заключённый Воркутлага М.С. Водолазкин.

С первого года основания ВНИМС проводились метеонаблюдения. Организация трёх метеопунктов позволила получить первые сведения о климате Воркутинского района. На основе метеосъёмки станция ежедневно выпускала синоптические сводки. Метеорологическими исследованиями руководил А.И. Постоев, заключённый Воркутлага, бывший директор Ташкентской обсерватории. В 1942 г. один из метеопунктов станции со штатом и оборудованием был передан на построенный в Воркуте аэродром.

Уникальными на тот момент стали опыты ВНИМС по ведению сельского хозяйства в условиях Заполярья. Суровые природные условия Заполярья, куда завоз фруктов и овощей был крайне затруднён, поставили перед учёными-мерзлотоведами столь необычную для их профиля актуальную задачу. Руководил сельхозучастком заключённый Воркутлага В.М. Савич. В 1937 г. сотрудники станции заложили сельхозучасток (построена первая теплица и подготовлен в пойме реки Воркуты огород). В 1939 г. построена вторая теплица и заложен большой промогород площадью около двух гектаров. Учёные возделывали такие культуры, как картофель, редис, морковь, брюкву, кольраби, капусту цветную и кочанную, лук, шпинат, свёклу, хрен, ревень, морковь и т.д. Первый крупный урожай станция получила уже в 1938 г. – около двух тонн овощей. Большую часть сотрудники ВНИМС передали в больницу, оставшиеся пошли на продажу. Результаты, полученные станцией, стали доказательством возможности произрастания и созревания овощей в условиях Заполярья. Однако ни частного, ни промышленного развития овощеводство в Воркутинском районе так и не получило.

После присвоения Воркуте статуса города в 1943 г. строительство заполярного города приобрело государственное значение. В годы Великой Отечественной войны значение воркутинского угля выросло в разы. Уже к 1943 г. было заложено более десяти шахт, построено более пятидесяти домов, деревообрабатывающий комбинат, больница. Изменился характер строительства. Деревянные и каменные одноэтажные здания сменялись многоэтажными домами городского типа. Возникала необходимость усложнения и шахтного строительства, возводимого до этого периода на лёгких конструкциях. В начале 1940-х гг. стала очевидной недостаточная оснащённость ВНИМС для проведения инженерных работ такого масштаба.

В 1947 г., по инициативе предприятия «Воркутауголь» МВД СССР и Института мерзлотоведения АН СССР, ВНИМС была разделена на две организации – Геотехническую контору комбината «Воркутауголь» и Воркутинскую научно-исследовательскую мерзлотную станцию Института мерзлотоведения АН СССР. Станция была передана в ведение Академии наук и стала финансироваться исключительно из союзного бюджета. За ней остались научно-исследовательские работы по изучению вечной мерзлоты, научное обобщение полевых материалов, накопленных за прежние десять лет, и наблюдение за объектами строительства. Штатная численность станции на период реорганизации составила двадцать один человек.

В конце 1940–1950-х гг. учёные ВНИМС продолжили работу по обследованию Печорского угольного бассейна. Ими был предпринят ряд экспедиций в районы рек Адзьва, Колва, Коротаиха. В 1952 г. мерзлотной станцией была организована многолетняя Комплексная северная геофизическая экспедиция, которая в течение нескольких лет проводила расширенные мерзлотные исследования в Большеземельской тундре. Продолжались работы по картированию новых месторождений на Хальмер-Ю, Сыр-Яге, Пембое, Воргашоре, Усе с изучением гидрогеологии и геологии четвертичных отложений Воркуты и климата Печорского угольного бассейна. В этот период значительный вклад в работу ВНИМС внесли А.Т. Акимов, В.М. Барыгин, В.Ф. Жуков, Ю.Т. Уваркин и др., а также исследователи из числа заключённых и бывших заключённых Воркутлага: З.Ф. Руофф, И.В. Бойко, А.В. Голубев, В.В. Паладько и др. После возвращения на станцию В.К. Яновского коллектив пополнился молодыми специалистами из числа аспирантов и кандидатов наук (Ф.Я. Новиков, Ф.Г. Бакулин и др.).

В 1958 г. ВНИМС была преобразована в Северное отделение Института мерзлотоведения АН СССР. В 1964 г., в связи с ликвидацией Института, отделение в Воркуте было передано Научно-исследовательскому институту оснований и подземных сооружений (НИИОСП) Госстроя СССР (с 1973 г. НИИОСП им. Н.М. Герсеванова). Изучение и мониторинг вечной мерзлоты на крайнем северо-востоке Европейской части России перешли в ведение отраслевых организаций.

Воркутинская научно-исследовательская станция внесла огромный вклад в становление Воркуты. Самоотверженным трудом учёных, специалистов, в том числе заключённых ГУЛАГа, были успешно решены вопросы промышленного и гражданского строительства в условиях вечной мерзлоты. На основе их разработок в арктической зоне началось строительство крупного стратегического промышленного района страны и заполярного города.

 

Источник материала
Материал: Т.П. Филиппова, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела гуманитарных междисциплинарных исследований, ФГБУН Федеральный исследовательский центр «Коми научный центр Уральского отделения РАН»
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Miriam на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:


Комментарии