Вечные учения США у границ РФ и Беларуси

Командующий американскими сухопутными силами в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес в интервью BNS заявил, что США больше не будут размещать в Литве контингент сухопутных сил на основе ротации. Вместе с тем это не означает, что американских военных в Литве больше не будет, поскольку «американских военных, которые участвуют в определённых учениях, вы видите здесь практически каждый месяц». Так, буквально вчера мы сообщали о том, что сегодня в Литве находится 14 истребителей ВВС США, и это исторический рекорд. Кстати, именно учениями и объяснила тому же изданию переброску 7 F-15C офицер авиабазы ВВС в Шяуляе Ева Гульбинене. Похоже, это формат нового присутствия в регионе — постоянные учения, переходящие друг в друга. Только за минувшее лето их состоялось 30.

Со своей стороны, Литва меняет систему мобилизации населения в случае угрозы войны. «Изменившаяся ситуация в сфере безопасности и возникающие угрозы требуют абсолютно новой системы мобилизации в Литве, которая была бы быстрой, понятной и гибкой», — заявил министр обороны Литвы Раймундас Кароблис. Займётся этой задачей новый глава департамента мобилизации и гражданского сопротивления полковник запаса Виргиниюс Виталиюс Вилькялис. Сообщается, что полковник работал военным атташе на Украине в 2014-2015 годах, т. е. можно предположить, что теперь и Литва будет осваивать украинский опыт. Кстати, заявления главы минобороны Литвы звучат в рифму с намерениями Польши наращивать свою армию мирного времени. Т. е. войска США в регионе будут постепенно замещаться их более дешёвыми аналогами, а постоянные военные учения, по идее, должны повысить их боеспособность до приемлемого уровня.

Если в первой половине октября военные наблюдатели ездили в Беларусь, то во второй половине — летают.

На 30 октября — 3 ноября запланирован инспекционный полёт над территорией Беларуси и России, который совершат инспекторы из Румынии и США. Неделей ранее подобный полёт уже совершали Украина и США.

Ответом на всё это, как полагают обозреватели, может стать размещение ОТРК «Искандер» в Беларуси (мы уже указывали на такую возможность). При этом речь идёт о модификации «Искандер-К», в отношении которых существует подозрение о том, что её публичные ТТХ сильно занижены и реальная эффективная дальность стрельбы может составлять не 500 км, а 2000-5000 км, чего с лихвой (при наличии достаточного количества комплексов) хватает, чтобы накрыть элементы системы ПРО на европейском континенте.

Для руководства Беларуси решение о размещении таких комплексов может создать определённые проблемы в диалоге с Европой (президента РБ Александра Лукашенко, как мы помним, в последнее время снова пытаются вовлечь в «Восточное партнёрство»). Однако за этими трудностями не следует забывать главного. Уж коль Россия и Беларусь составляют Союзное государство, имеют общую систему ПВО, проводят совместные военные учения на территории друг друга, являются членами ОДКБ и имеют сотрудничающие предприятия оборонной промышленности. то и рассматриваются оба государства по ту сторону окопа как единая военная цель. Можно не сомневаться, что в планах, аналогичных рассекреченному в 2015 году плану «Дропшот», в случае ядерного конфликта между РФ и США последними предусмотрено нанесение ударов по целям и на территории Беларуси. Как минимум одну такую цель можно назвать с ходу — РЛС «Волга», расположенная в Минской области. Это элемент системы предупреждения о ракетном нападении, призванный обезопасить МБР от внезапного удара и обнаружить пуски вражеских МБР. Таким образом, в случае глобального конфликта РБ в любом случае принимает в нём участие. Вопрос лишь в том, в качестве субъекта или объекта.

Впрочем, если своих ОТРК у Беларуси нет, то с остальным  — порядок. «Деятельность оборонных предприятий только за последние два года способствовала поставке в Вооружённые силы РБ более 1,5 тысячи единиц новейших, модернизированных и отремонтированных образцов ВВСТ (вооружений, военной и специальной техники) — средства огневого поражения, связи и радиоэлектронной борьбы, средства подвижности, БАК (беспилотные авиационные комплексы) и другие», — рассказал в интервью журналу «ВПК. Беларусь» первый заместитель председателя Государственного военно-промышленного комитета Игорь Демиденко. К тому же, по его словам, белорусскому ВПК в большинстве случаев удалось выйти на полный цикл производства, что не только более выгодно, но и более правильно, учитывая специфику продукции (риск лишиться поставок комплектующих из-за санкций, к примеру).

Машиностроение в ЕАЭС начинает сталкиваться с проблемами роста. Российские производители жалуются на белорусских коллег. Основные претензии — большие (в сравнении с российскими) субсидии производителям сельскохозяйственной техники, что создаёт для белорусской техники неконкурентные преимущества (возможность рассрочки на более длительный срок, более гибкие цены). Вторая причина для недовольства — фактически закрытый внутренний рынок Беларуси, притом что технику белорусских производителей можно приобрести по программе федерального лизинга наравне с российской.

Наверняка подлило масла в огонь недавнее решение Лукашенко продлить «Гомсельмашу» срок возврата кредитов в размере 425 млн долларов до 2029 года (ранее кредиты были предоставлены до 2022 года).

Любопытно, что всё это — на фоне роста рынка комбайнов (+25%, до 6,3 тыс. шт. в 2016 году согласно данным ЕЭК). 71% этого рынка занят продукцией российских производителей, а импорт белорусских комбайнов снизился с 411 до 97 шт. в пользу российской сборки белорусских комбайнов.

Вероятно, как раз последнее обстоятельство, а даже не доступ на белорусский рынок беспокоит российских производителей. Скажем, МТЗ действует в этой же логике (имеет сборочное производство в Татарстане).

На самом деле ситуация явно перевёрнута вверх ногами. Ведь проблема не в белорусской технике, а в том, что правительство РБ, имея заведомо большие затраты на единицу продукции (за счёт более дорогих энергоносителей), считает возможным поддерживать своего производителя и конкурировать с российским производителем по цене. Тариф на электроэнергию в РБ ещё только готовятся пересмотреть после введения единого рынка. Т. е. это вопрос к российскому правительству. К тому же маркетинговая политика белорусских машиностроителей не в пример более агрессивна и более отвечает условиям рынка. В будущем такие вопросы, вероятно, будут решаться квотированием, а пока российским производителям стоит поучиться пользоваться преимуществами ЕАЭС так же, как делают их белорусские коллеги.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
wpDiscuz