Жизнь после травмы

Маргарита Джонсон родилась в конце 1920-х годов в Арканзасе. Бедную чернокожую женщину с Юга не ждало безоблачное будущее. Ей, как и другим афроамериканцам того времени, приходилось сталкиваться с отношением как к второсортному человеку, экономическим и социальным отчуждением, жить в постоянном страхе перед физическими угрозами и террором и т.д.

Как будто этого было недостаточно, конкретные события жизни Джонсон тоже не облегчали ситуацию.

В возрасте 7 лет она была изнасилована сожителем своей матери. Девочка рассказала об этом только своему брату. Несколько дней спустя преступник был найден мёртвым.

Эти события так травмировали её, что ребёнок не говорил ни слова в течение пяти с половиной лет. Как изгоя, Джонсон, казалось, ждёт тяжёлая, одинокая жизнь, полная борьбы и изоляции.

Однако Маргарита Джонсон позже поменяла имя на Майя Энджелоу и стала танцовщицей, актрисой, сценаристкой, поэтом, видным лидером движения за гражданские права 1960-х годов, а также первой чернокожей женщиной, написавшей нонфикшн-бестселлер – книгу своих мемуаров «Я знаю, отчего птица поёт в клетке» («I Know Why the Caged Bird Sings»). Она получила несколько наград в разных областях и даже выступала в ходе инаугурации президента США в 1993 году (а ещё она, как ни странно, стала первой женщиной-водителем троллейбуса в Сан-Франциско – прим.автора).

Но, возможно, самое впечатляющее — в какой-то момент Энджелоу призналась, что она не стала бы тем, кем является, если бы не ранняя травма. Женщина писала благодаря шрамам, которые она только могла видеть и чувствовать.

Давайте будем честны: травма не является «хорошей» штукой. При прочих равных, никто из нас не должен проходить через ужасные вещи. Но мы все в какой-то момент их переживаем. Это просто факт жизни.

Большинство из нас переживают по крайней мере пять или шесть травмирующих ситуаций в жизни — мы теряем кого-то близкого, разводимся, теряем работу, получаем страшный диагноз в кабинете врача, подвергаемся нападениям, и – как правило – после таких событий становимся хотя бы немного сильнее, немного мудрее, немного лучшим человеком.

Лицом к лицу с травмой

100 лет назад психология считалась наукой шарлатанов, и лишь самые отчаянные обращались за психиатрической помощью. Подавляющее большинство людей не шли к специалистам, потому что подобные проблемы считались постыдными.

В результате первые 50 лет психологическая/психиатрическая практика изучала действительно тяжёлые кейсы. Ну вы понимаете: шизофреники, маниакальный депрессивный психоз, люди, склонные к суициду и т. д.

Это создало своего рода специфическую выборку. Поскольку психологи изучали только самые экстремальные случаи, и в значительной степени во всех этих случаях пациент переживал некоторые ужасные травмы в какой-то момент, психологи прошлого пришли к логическому выводу, что травма приводит к проблемам психического здоровья.

Но это, оказывается, неверно. И, на самом деле, следствие часто противоположно.

Только когда психология и психиатрия стали более распространёнными, наука стала понимать, что травмы невероятно распространены. На самом деле они являются частью жизни. И большинство не только не приобретает серьёзные психические расстройства, но многие в конечном итоге благодаря ним растёт и превращается в более сильных людей. 90% людей, которые переживают травматическое событие, также испытывают по крайней мере одну форму личного роста в следующие месяцы и годы.

Эти люди в конце концов чувствуют большее чувство удовлетворения от жизни, их приоритеты меняются, их отношения более тёплые и сострадательные, они приобретают источник личной силы, видят новые возможности в своей жизни, которые раньше даже не приходили им в голову.

Теперь вы наверняка начнёте думать: «о Боже, Марк Мэнсон говорит, что все, что мне нужно сделать — это пережить какую-нибудь травму, а затем моя жизнь, наконец, станет такой, какой я хочу. Так давайте её сюда, за чем же дело стало!

Ммм… Нет. Всё несколько сложнее.

Травма — это не конец, а лишь начало.

Оказывается, травма в нашей жизни, в какой бы форме она ни проявлялась, на самом деле не является тем, что делает нас «сильнее» в буквальном смысле. Все эти вдохновляющие цитаты вроде «то, что не убивает вас, делает вас сильнее» — вводят в заблуждение, заставляя думать, что достаточно лишь пережить какие-то трудности, дабы обеспечить себе будущее.

Это не совсем так.

Травма – не конец, а только начало

А вот то, что происходит после травмы, действительно имеет значение. Суть не в простом переживании, а в работе над собой, именно она и делает вас в конечном итоге сильнее.

Травматические переживания потрясают нас до глубины души. Они заставляют нас подвергнуть сомнению наши фундаментальные убеждения о мире и нашем месте в нем. Они заставляют нас усомниться в доброжелательности и предсказуемости мира и окружающих нас людей. Некоторые травмы служат явным напоминанием о нашей смертности, о чем большинство из нас не хочет думать.

И вот вы здесь, травмированные и сбитые с толку, потерянные и задающиеся вопросами о своей жизни. В этот момент дело в основном движется в одну из двух сторон:

  • Вы падаете с пресловутой ментальной скалы в некоторое Реальное Дерьмо, которое ведёт приводит к большой дисфункции (менее распространено, чем кажется);
  • Вы используете это как возможность создать новый набор убеждений и новое мировоззрение, которое будет более устойчивым, чем предыдущее (случается гораздо чаще, чем принято считать).

Воспримите это как землетрясение, которое встряхнуло город. Всё вокруг трясётся, здания рушатся. Но после этого появляется отличная возможность отстроить их заново, с новыми знаниями, сделать их более устойчивыми перед лицом будущих землетрясений. Город не просто «возвращается» к своему прежнему состоянию — он превращается в более продуманный и устойчивый.

И поэтому, когда наша жизнь нарушается каким-то тектоническим личным дерьмом, у нас есть возможность перестроится. Мы будем нести память и боль опыта с собой, несмотря ни на что, как жители города несут память о потерях в результате стихийного бедствия.

Вопрос в том, как мы будем восстанавливать себя?

Жизнь после травмы

Травма создаёт отчётливую границу «до» и «после» в нашей жизни. Создаёт моменты, которые мы, вероятно, никогда не забудем.

Степень возможности нашего личностного роста во многом зависит от нарратива, который мы построим вокруг этой границы «до» и «после».

Нормально размышлять о вашей боли, подвергать сомнению смысл всего и чувствовать вину, стыд, страх и одиночество. Это может быть действительно ужасно. Вы снова и снова переживаете свою боль, как плохой фильм, который вы вынуждены привязанным к стулу наблюдать в кинотеатре с открытыми глазами. Это кажется нереальным. И каждый повтор воспринимается почти так же болезненно. Как будто ваш мозг мучает себя снова и снова в течение нескольких месяцев или даже лет.

Но как бы ни дерьмово всё это было, это на самом деле важный шаг в создании нарратива вокруг вашей травмы. Нарратив, которое вы построите, поможет вывести вас из темных уголков вашего разума в лучшее место. Как людям нам требуется понять окружающий мир, и, как я уже говорил, травма редко воспринимается как нечто правильное, справедливое, естественное.

Итак, как должен выглядеть этот нарратив? Есть несколько вещей, которые обязательно нужно иметь в виду:

  1. В этом нет ничего постыдного

Наша естественная склонность, когда происходит что-то ужасное – задаваться вопросами: «Почему я? Что я сделал, чтобы заслужить это?». Как правило, чем мы моложе, или чем хуже наш предыдущий опыт, тем больше мы будем обвинять себя в нашей боли. Мы начинаем чувствовать, что с нами что-то не так, свою вину за ситуацию.

Самым важным шагом в формировании смысла нашей боли является понимание того, что в её переживании нет ничего постыдного. Боль — не игра с нулевой суммой. Если кто-то причиняет нам боль, это не идёт данному человеку в плюс.

На самом деле боль – обоюдоострый клинок. Она заразна. Это похоже на вирус. Чем больше мы боимся, тем больше мы будем чувствовать себя склонными причинять себе боль и дальше причинять боль другим. Наши собственные предполагаемые недостатки будут использоваться для оправдания дальнейшего разрушительного поведения по отношению к себе и окружающим.

Важно признать это и остановить его, пока не зайдёт слишком далеко. Мы ничего не сделали, чтобы заслужить нашу травму. Никто не заслуживает подобного. Это просто произошло и всё.

  1. Стоит оценить жизнь заново

Я помню, когда умер мой близкий друг, я сразу же осознал, как важны для меня другие друзья. Я обнаружил, что хочу показать своим друзьям, как забочусь о них и что они важны для меня. Это повлияло на фактическое укрепление некоторых моих отношений, несмотря на то, что я только пережил сильную потерю.

Так как травма иногда напоминает нам о смерти, то через её призму мы имеем возможность заново оценить, что действительно важно для нас в окружающем мире. Это такой интересный побочный эффект.

Это крайняя боль, которая обладает сверхъестественной способностью разъяснять, что на самом деле имеет значение, и устраняет любые сомнения в окружающем.

  1. Говорите об этом

Нарратив не формируется в вакууме, он взращивается только в общении. Учёные не раз обнаруживали, что сильным предиктором личного роста после травмы является готовность открыто обсуждать травму в контексте поддерживающей социальной сети.

Найдите друга, члена семьи, терапевта, питомца игуаны и поделитесь своим опытом, чувствами, сомнениями и страхами, которые окружают травму. Выйдите за пределы своей головы, своих мыслей и размышлений.

Ваша травма – источник глубокой мудрости, но эта мудрость никогда не будет иметь эффекта, если вы не разделите её в той или иной форме.

В нашей культуре делиться своей болью считается постыдным. Раскрытие своих страхов сталкивается с рядом табу, считается, что мы должны быть приятными и излучать позитив, что наши проблемы — это только наши проблемы, и всё, что с нами происходит, мы заслужили сами.

Но подавление травмы только ухудшает ситуацию. Она заражает нас изнутри. И это, пожалуй, самый большой урок, который мы можем извлечь из опыта от Майи Энджелоу. Её способность переделать свою боль в послание надежды и посвящения — вот что привело к исцелению, а не наоборот.

Разделение своей боли с другими позволяет нам двигаться дальше. Потому что одно дело просто сидеть и заниматься самокопанием. Но как только мы разделяем и формулируем это в окружающем нас мире, наша боль становится чем-то вне нас. И поскольку она вне нас, мы, наконец, можем жить без боли.

Автор: Марк Мэнсон

Оригинал: Markmanson

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем admin на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Отправить ответ

Оповестить
wpDiscuz