О Вербном воскресенье

Сегодня – Вербное воскресенье; в православии так именуется Вход Господень в Иерусалим. Именно в этот день Иисус прибыл в Священный Город  верхом на осле.

Народ встречал Иисуса, распевая «Осанну» и потрясая пальмовыми ветвями. (За недостатком таковых, на Руси в ход идёт верба или ива – впрочем, можно использовать и другую цветущую растительность).

Согласно Евангелию, Иисус Христос направлялся с учениками из Вифании, где он воскресил Лазаря, в Иерусалим, чтобы отпраздновать там Пасху. На подходе к городу он увидел привязанного к дереву молодого осла и попросил учеников привести его к нему. Ученики постелили на спину осла свои одежды, на которые сел Христос. Когда он въезжал в город, народ, узнавший о чуде воскресения Лазаря, восторженно приветствовал Спасителя пальмовыми ветвями (называемыми «ваии») и хвалебной песней: «Осанна (спасение) Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне!». На дорогу, по которой ехал Иисус, люди бросали пальмовые ветви и стелили свои одежды.

В память об этом событии во всех христианских храмах принято в этот день освящать украшенные ветви деревьев («ваия», «пальмы»). Поэтому церковное название шестой седмицы Великого Поста — «седмица ваий», а воскресенья — «цветоносное». У русских место пальмовой ветви заняла верба, которая дала название празднику и неделе перед ним: «Вербное воскресенье», «Вербная (или Пестрая) неделя», «Вербница», «Вербич».

Суббота, предшествующая Вербному воскресенью, также считается праздничной, она называется Лазаревой, так как, по церковному преданию, в этот день Христос воскресил Лазаря, на нее приходятся основные приготовления к празднованию Вербного воскресенья.

В городах допетровской России Вход Господень в Иерусалим отмечался с особой торжественностью. В XVI–XVII веках в Москве, Новгороде, Ростове, Казани, Астрахани и Тобольске кульминацией празднества был крестный ход, во время которого царь или глава городской администрации вел за узду коня, замаскированного под осла, на котором восседал патриарх или местный архиерей. Шествия проводились ежегодно вплоть до 1697 года и были отменены указом Петра I вместе с патриаршеством.

Христианство связывает с Вербным воскресеньем идею милосердия и человеколюбия, которая в патриаршие времена находила в день праздника конкретное воплощение. После торжественного шествия патриарх принимал в своих палатах, в трапезной, калек, убогих и нищих, которых собственноручно с большим почтением к ним потчевал, затем омывал им ноги, а в завершение — одаривал милостыней.

В XIX веке празднование значительно упростилось. В субботу, а особенно в воскресенье, в церкви проводились праздничные службы и разрешалось послабление поста. В деревнях в эти дни старались не работать, а к празднику готовили разнообразные кушанья из рыбы, пироги — рыбники. В городах и в сибирских деревнях обязательным блюдом субботнего праздничного стола была икра.

Канун Вербного воскресенья в некоторых местах (например, в Городищенском уезде Пензенской губернии), шумно и весело праздновала молодежь. За три-четыре дня девушки начинали собирать продукты, из которых в субботу варили брагу, готовили рыбный «курник», кашу и пекли гречневые блины.

В полночь молодежь с пением песен выходила на улицу. Около ворот каждого дома, где жили новобрачные, парни и девушки останавливались и кричали: «Отопри, отопри, молодая, вербушкою бить, здоровьем больше прежнего наделить». Молодая отпирала ворота, и толпа входила с песней: «Был бы урожай хлеба, скота умноженья». В избе слегка ударяли спящих вербой, приговаривая: «Верба хлест, бей до слез»; «Вставай рано, бей барана»; «Бьем, чтобы быть здоровым». Последней били молодую, когда она кланялась, провожая поющую молодежь за ворота. Вернувшись в избу, где заранее было приготовлено угощение, молодежь веселилась, ела блины и кашу, а остатками угощали мальчиков, приходивших на утро поздравлять с праздником.

В народе верба, освященная в этот праздник, считалась священной и наделялась магическими свойствами. Утром праздничного дня взрослые хлестали веточками вербы детей, приговаривая: «Верба красна, бей до слез, будь здоров!». Освященные веточки хранили весь год или до Егорьева дня, когда ими выгоняли скот, на божнице.

Кое-где к вербному воскресенью или к его кануну, Лазаревой субботе, приурочивали встречу весны. Женщины и девушки водили хороводы с пением весенних песен, иногда в этот день качались на качелях.

Благодарим за предоставленный материал Российский этнографический музей.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...


Комментарии

5 комментариев

  1. Sobolek:

    С Праздником!)
    Спасибо за интересные подробности

  2. Sobolek:

    Если позволите:

    «Вербочки».

    Мальчики да девочки
    Свечечки да вербочки
    Понесли домой.
    Огонёчки теплятся,
    Прохожие крестятся,
    И пахнет весной.

    Ветерок удаленький,
    Дождик, дождик маленький,
    Не задуй огня! В Воскресенье Вербное
    Завтра встану первая
    Для святого дня.

    А.Блок

  3. Sobolek:

    И следом (к сожалению не знаю автора):

    Ветку вербы в вазочку поставлю,
    У иконы я зажгу свечу.
    Воскресенье Вербное прославлю
    И молитовку тихонько прошепчу.
    Научиться верить невозможно.
    Верить постоянно — тяжкий труд.
    Я молюсь за тех, кто в жизни сложной
    Верят искренне и верою живут.
    Завтра начинается Страстная.
    Дай, Господь, с молитвой пережить.
    Крестной смертию открыл врата нам Рая,
    Так не дай же, Боже, согрешить!
    Ветка вербы — мой букет воскресный.
    Я к иконе припаду с мольбой:
    Боже Щедрый! Даруй путь Твой крестный
    На Страстной мне выстрадать самой…

  4. Sobolek:

    И дальше, по течению жизни:
    «На Страстной».

    Еще кругом ночная мгла.
    Еще так рано в мире,
    Что звездам в небе нет числа,
    И каждая, как день, светла,
    И если бы земля могла,
    Она бы Пасху проспала
    Под чтение Псалтыри.
    Еще кругом ночная мгла.
    Такая рань на свете,
    Что площадь вечностью легла
    От перекрестка до угла,
    И до рассвета и тепла
    Еще тысячелетье.
    Еще земля голым-гола,
    И ей ночами не в чем
    Раскачивать колокола
    И вторить с воли певчим.
    И со Страстного четверга
    Вплоть до Страстной субботы
    Вода буравит берега
    И вьет водовороты.
    И лес раздет и непокрыт,
    И на Страстях Христовых,
    Как строй молящихся, стоит
    Толпой стволов сосновых.
    А в городе, на небольшом
    Пространстве, как на сходке,
    Деревья смотрят нагишом
    В церковные решетки.
    И взгляд их ужасом объят.
    Понятна их тревога.
    Сады выходят из оград,
    Колеблется земли уклад:
    Они хоронят Бога.
    И видят свет у царских врат,
    И черный плат, и свечек ряд,
    Заплаканные лица —
    И вдруг навстречу крестный ход
    Выходит с плащаницей,
    И две березы у ворот
    Должны посторониться.
    И шествие обходит двор
    По краю тротуара,
    И вносит с улицы в притвор
    Весну, весенний разговор
    И воздух с привкусом просфор
    И вешнего угара.
    И март разбрасывает снег
    На паперти толпе калек,
    Как будто вышел человек,
    И вынес, и открыл ковчег,
    И все до нитки роздал.
    И пенье длится до зари,
    И, нарыдавшись вдосталь,
    Доходят тише изнутри
    На пустыри под фонари
    Псалтырь или Апостол.
    Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
    Заслышав слух весенний,
    Что только-только распогодь,
    Смерть можно будет побороть
    Усильем Воскресенья.

    Б.Пастернак

    • Linda:

      Сегодня день особенный такой –
      Отмечен и покоем, и весельем.
      Всех христиан, в прекрасный день святой,
      Мы поздравляем с вербным воскресеньем!

      Пусть будет мир и радость на земле,
      Пусть крепнут семьи, подрастают дети,
      Пускай у всех получится людей
      Стать самыми счастливыми на свете!