Именинники- Барклай де Толли

27 декабря 1761 года в Риге родился Михаэль-Андреас Барклай-де-Толли… некоторые въедливые исследователи, правда, указывают другие место и дату – но мы будем опираться на свидетельство самого Михаила Богдановича – раз написал: «в Риге» – значит, так оно и есть. В конце концов, зачем спасителю Отечества привирать?.. Правда, называли (и называют) его так нечасто…

О Барклае лучше и проницательней всех, как обычно, высказался А.С. наш Пушкин:

Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою.

…Судя по многим отзывам, поэт был вообще большим поклонником полководца;

И мы с готовностью присоединяемся – возможно, нет в нашей военной истории настолько недооценённой фигуры… Тут конечно, можно возразить – как так?.. Разве не бронзовый Барклай возвышается рядом с Кутузовым перед Казанским собором в Питере?.. Разве нет Барклая на знаменитом «Памятнике 1000-летия России» в Новгороде Великом?.. Разве не был он при жизни удостоен всех возможных наград и титулов – причём, отнюдь не только Российских?.. (Напомним: Барклай – один из четырёх полных кавалеров высшей военной награды – Ордена Святого Георгия).

Всё этот так – но в общественном мнении (и школьных учебниках) победителем Наполеона на протяжении двух столетий остаётся Кутузов…

…Михаил Богданович «пострадает» и от современников, и в памяти потомков из-за двух обстоятельств: «немецкое» происхождение – и отступление 1812 года. Начнём с происхождения.

…Мать Михаэля-Андреаса была шведкой – а отец, отставной поручик, происходил из шотландского рода. (Беркли сбежал от Кромвеля ещё в XVII веке). При столь древних корнях, семья была достаточно скромной – потому будущий фельдмаршал начнёт карьеру с нижних чинов – генерал-майора он получит через двадцать три года. Причём, продвигаться по службе Барклай будет на полях сражений – от Очакова до Аустерлица; в той же войне 1805– 1807 гг. он отличится, удерживая при отступлении всю армию Наполеона – и станет генерал-лейтенантом; а тремя годами позже решительным броском через пролив принудит к миру шведов – и будет пожалован генерал-аншефом.

…После недолгого пребывания финским генерал-губернатором, в 1810-м, Барклай будет назначен военным министром; тут он займётся укреплением армии – но, понимая, с чем нам вскоре придётся столкнуться, представит Александру «стресс-план» – отступление вплоть до Волги. Император, как говорят, поначалу такую стратегию не одобрил – но не он ли вскоре заявит: «Отойду до Камчатки – но мира не заключу!..» Думается, понимание методов противостояния Бонапарту у царя с Барклаем, всё же, было общее…

…чего совершенно нельзя было сказать ни об обществе, ни об армии – включая генералитет!.. Как ни парадоксально, но даже после Аустерлица и прочих фиаско, бытовало мнение, вроде: «Не могут разве командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?!..» И все свято верили – ещё как могут… но им мешает трусоватый немец Барклай… изменник!..

(Особо лютовал антагонист Барклая (и всеобщий любимец) Багратион – этот героический генерал настрочит на командующего немало кляуз, причём одна, адресованная начштаба Бенигсену, начиналась воистину примечательным пассажем: «Пишу Вам, как русский – русскому: этот немец…»)

…Военные теоретики считают действия Барклая блестящим примером применения «тактики выжженной земли» – в конце концов, при более чем двукратном изначальном перевесе Наполеона, к Бородину противники практически сравнялись. Однако, к тому времени у нас сменится командующий – Александр сочтёт дальнейшее нарастание всеобщего недовольства попросту опасным. (Дошло до того, что при появлении Барклая войска демонстративно безмолвствовали). В знаменитом сражении под ним убьют пять лошадей – как говорят, генерал желал смерти… впрочем, это не помешает ему действовать с обычной спокойной рассудительностью.

(Как известно, Кутузов не только перенял тактику предшественника, но даже её усовершенствовал: Барклай уклонялся от генерального сражения, отступая от превосходящего и полного энтузиазма противника – Кутузов умудрится делать то же самое, преследуя убегающего и на глазах теряющего силы врага).

Барклай дойдёт до Парижа; станет фельдмаршалом; будет возведён в графское – а затем и княжеское – достоинство; получит все мыслимые награды… однако, напряжение военных лет (в первую очередь – моральное) окажется слишком велико. В 1818-м он поедет в Германию на лечение – но умрёт в пути, вблизи нынешнего Калининграда. Полководцу было пятьдесят шесть…

P.S. …После оставления Москвы Барклай писал жене: «…если у его величества ещё есть армия, способная угрожать врагу разгромом, то это моя заслуга. После многочисленных кровопролитных сражений, которыми я на каждом шагу задерживал врага и нанёс ему ощутимые потери, я передал армию князю Кутузову, когда он принял командование, в таком состоянии, что она могла помериться силами со сколь угодно мощным врагом». …Даже в кругу семьи бесстрашному генералу, словно бы, приходится оправдываться!..

…Пушкин немного не доживёт до открытия упомянутых памятников у Казанского собора, но увидит их в мастерской – и в стихотворении «Художник» выскажется: «Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов». …Заметим – после лестного для Барклая стихотворения «Полководец», нашему всему крепко достанется в «прогрессивной печати»…

Материал: shatff
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Linda на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

5 Комментарий
Старые
Новые
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии